This page is an archived copy on Gagin.ru personal site



2Internet -- ежемесячное приложение к сети
АрхивРеклама в журналеКнига отзывов
SearchВыходные данныеОбратная связь



Обзоры


Вика Виноградова живет в Нью-Йорке, занимается интерактивными коммуникациями и периодически приезжает в Москву: в том числе для того, чтобы собрать материал для очередного выпуска электронного журнала www.russianwebgirls.com.
Ее компания "Ладно" (www.ladno.com) предоставляет услуги по разработке веб-сайтов.


Русская веб-девушка


Подготовил Александр ГАГИН
gagin@inter.net.ru

- С чего для тебя начался веб и Сеть вообще?

- Я поступила в Нью-Йоркский университет в аспирантуру модной учебной программы по мультимедиа Interactive TELECommunications. В ее рамках мы обучались всему -- и графике, и видео, и звуку, и самостоятельной разработке веб-сайтов. В том числе ставился эксперимент: нас попросили сделать свои домашние странички -- с этого все и началось.

Я попала в Интернет январе 1995 года, причем не потому, что меня интересовал Интернет как таковой, а поскольку мне было интересно видео, цифровое видео, коммуникации. Электронная почта стала для меня откровением -- общение с людьми, раскрытие душ... -- все это было безумно интересно.

Потом Тема Лебедев увидел в Интернете мою страничку на сервере университета, которая была заполнена всякими историями, написанными мной и моими друзьями. Тема меня даже наградил (www.tema.ru/rrr/about.html) за то, что я сделала страницу для "Двух самолетов" (www.itp.tsoa.nyu.edu/~student/Vica/DS.html). Музыканты из этой группы -- мои старые друзья, я их безумно люблю (они сейчас снова воссоединились, выступают и записывают новый альбом). Я подготовила информацию для их страницы, оцифровала звук. Дальше были какие-то проекты для себя и работа для нескольких интересных компаний. Так вот с 1995 года все и тянется.

- Так что было первой большой работой?

- Первое, что я сделала, -- это проект Total New York (totalny.com). Идея этого сайта состояла в том, чтобы перенести живой творческий мир Нью-Йорка в Интернет, тогда этим мало еще кто занимался.

В мае 1995-го на этом сайте сделали мыльную оперу в Интернете: тогда только появлялись первые попытки написания интерактивных историй. Героиня по имени Карла путешествовала по Нью-Йорку, попадала в ситуации, и посетители сайта, прочитав все это, могли дописывать какие-нибудь новые ее приключения.

В этом проекте я участвовала как дизайнер (меня они нашли случайно, через мою веб-страницу). Проект назывался Union Square (это такая площадь в Нью-Йорке, где все тусуются, ездят на роликах). Было очень приятно, что такое веселое мероприятие вдруг оказалось работой.

- И этот проект сейчас живет и развивается?

- Total New York живет и развивается, я по-прежнему с ними работаю как веб-дизайнер. К сожалению, проект Union Square заглох, так как оказался некоммерческим... А Total New York теперь является частью сети серверов компании Digital City, которая их купила (по слухам, за большие деньги). Кроме того, что Total New York является неформальным гидом по городу, они еще собирают информацию о молодых нью-йоркских дизайнерах, писателях, художниках, журналистах и т.д.

- После университета, где учили многому и технологически более сложному, чем веб, каким был переход? Веб оказался проще или, наоборот, не хватало опыта?

- Я же занимаюсь очень многими вещами. Веб -- это только часть моей работы. Например, я продолжаю сотрудничать с теннисным турниром "Кубок Кремля" (www.kremlincup.ru): раньше была его менеджером по маркетингу, а теперь -- консультант по рекламе. В этом году, кстати, мы направляем большие усилия именно на рекламу через Интернет. А прыжок в мультимедиа у меня произошел потому, что мне всегда были интересны журналистика и видео. Я работала с видео во множестве разных проектов. А веб не легче -- просто на него больше спрос. Труднее найти что-то, связанное с видео. И потом, если мне не дадут делать то, что я хочу, я на такую работу не пойду.

- Наверное, в веб-дизайне больше свободы, потому что заказчик не очень разбирается?

- Да, в веб-дизайне легче найти что-то свое, потому что люди меньше понимают, что это такое. А когда включаешься в мультимедийность, например работаешь с CD-ROM'ом, то там столько поваров в одной кухне, что просто тяжело. А лучше всего получается, когда я сама делаю полностью свое шоу.

- CD-ROM'ы?

- Я работала над несколькими мультимедийными компактами. В Нью-Йорке есть компания Tape House Interactive, они делали CD-ROM о том, как научить детей заниматься керамикой. Это было прошлым летом, я работала с ними два месяца, а потом уехала в Россию. Концепция была очень интересна тем, что все было настолько интерактивно, что дети могли лепить плошки и миски прямо на экране. Там я занималась только видео, не программированием. Я программирование вообще не очень-то люблю. Хотя работала и с этим, например, делала большую интерактивную презентацию для Master Card. После чего поняла, что больше я этим заниматься не хочу. Для меня интереснее визуальные коммуникации: все, что связано с людьми и с видео, а программирование меня почему-то сразу вводит в депрессию.

- Чем ты еще занималась? Насколько я знаю, ты была фотомоделью?

- Да, но недолго.

В Нью-Йорк я приехала случайно. Я не эмигрант -- житель Нью-Йорка, гражданин России. Меня пригласили американские студенты, с которыми я познакомилась в Питере.

Я хорошо говорила по-английски, и один мой друг попросил помочь им в туристических блужданиях. Это был 1990 год. Я поехала посмотреть и немного задержалась. Когда оказываешься одна в чужой стране, понимаешь, что надо что-то делать: денег нет, работать нельзя, потому что нет нужных документов. И я работала официанткой в одном ресторане с видом на статую Свободы. А потом решила податься в модели -- меня еще в России приглашали работать во Францию, но я получила визу в Штаты и уехала туда. Работала я с агентством под названием AVENUE, но моя карьера модели была непродолжительна, всего год, потому что я люблю есть и не хочу себя ограничивать какими-то лишними рамками. Одна из моих первых модельных работ была в магазине Soho Generation на Бродвее, живой моделью в витрине. Я стояла в окне как манекен, одетая в модные наряды из этого бутика, и старалась не улыбаться в ответ на удивленные взгляды пешеходов. Еще я участвовала в нескольких показах, были публикации в газетах и журналах, а потом я поняла, что мне хочется интеллектуальной работы, и пошла опять учиться.

- Да уж, спектр видов деятельности достаточно широк...

- Сейчас мы с девушками делаем большой проект в Нью-Йорке -- электронный журнал, который называется Russian Web Girls. Мы решили изменить представление об имидже русской женщины, каким оно существует на Западе. Такая старушка, которая стоит в очереди за продуктами в ватнике, в валенках и в ушанке (ушанку они почему-то все называют "бабу'шка": они думают, что это такая шапка). Или -- молодая девушка легкого поведения, которая приехала в Нью-Йорк или вообще за границу и хочет хорошо выйти замуж за иностранца. А мы -- не совсем феминистки, но, в общем-то, эмансипированные женщины, которые сами всего добиваются. Сначала был маленький проект -- мы втроем сели, что-то накидали, проинтервьюировали своих друзей -- дизайнеров, художниц. И наш сайт стал довольно популярен: уже в июле нас посетило 400 тысяч человек за месяц. Очень многие люди на Западе, которые пытаются узнать что-то о России, часто попадают на страницы только на русском языке или туда, где формальная информация. Поэтому нам пишут такие отзывы: "Я столько узнал. Какие, оказывается, русские женщины интересные". Напрашиваются, конечно, в бой-френды или еще лучше -- спрашивают совета: "Вот, у меня подружка русская, я ничего не понимаю, такая загадочная душа".

В дальнейшем мы собираемся из Интернета выходить в реальность: мы делаем презентации, про нас заговорили в Нью-Йорке, Russian Web Girls -- это уже бренд, хотя полгода назад мы были еще неизвестны (в январе 97-го вышел первый номер, в мае -- следующий). Cама того не желая, нашей популярности очень способствовала известная американская феминистка Алиса Шерман, которая делает CyberGrrl и WEBGRRL. Она открывает в каждой стране отдел CyberGrrl, а когда появились мы, совершенно от нее не зависящие, она пообещала нас засудить, если мы быстренько не закроемся. Присылала нам письма через своих адвокатов с обвинениями в нарушении ее торговой марки. Про это узнала американская пресса, и про нас написали в "Дейли Ньюс" и "Нью-Йорк Таймс". Видимо, она хотела открыть свое представительство в Москве, но мы уже заняли эту нишу для России.

- Насколько вас читают в России?

- По статистике в конце 1997 года (www.russianwebgirls.com/stats/) у нас было где-то процентов 60 посетителей из Штатов, процентов 20 из России, остальные -- кто откуда, а сейчас из России -- 50 процентов. Мы издаемся на двух языках -- на русском и английском.

- Ты живешь между Россией и Америкой. Взгляд на Интернет у тебя, наверное, другой, нежели у нас. В чем отличие российского Интернета, с твоей точки зрения?

- Чисто технологически, технически, в Штатах быстрее внедряется все новое. А здесь есть небольшая задержка, где-то полгода. В Штатах заметно развивается контент. В России адекватной локализации сайтов по темам до конца еще не произошло -- видимо, еще нет необходимости в этом. А в Штатах все ниши уже заняты. Может быть потому, что там все это дешевле и простой смертный уже больше знает про Интернет, чем здесь. Сегодняшний российский уровень они уже прошли, пытаются делать что-то более неформальное и на этом заработать, хотя там все равно та же борьба за деньги в Интернете, которых реально не хватает.

По-моему, в российском Интернете огромное поле деятельности, есть очень интересные, умные, продвинутые люди, которые знают, как и что делать.

- В России большой популярностью пользуются "кроватки" и IRC.

- Я всеми этими чатами не пользовалась, так как увлекалась электронной почтой. Мне кажется, что в чатах в определенный момент все скатываются к общему низкому знаменателю и происходит просто какая-то болтовня. Приведу пример: меня хотела нанять компания The Hub -- это такое издание для мужчин 1835 лет. Красивые девушки, стандартный джентльменский набор -- спорт, секс, увлечения, путешествия. У них есть чат несколько раз в неделю, и мне предлагали быть хозяйкой одного из этих чатов: поддерживать любые сексуальные разговоры. Но мне это не слишком интересно. Хотя, может быть, человечество так устроено, что нам проще расслабиться и болтать ни о чем. А в Штатах чаты безумно популярны. Я не знаю -- то ли это связано с развитием технологий, то ли -- с долгими рабочими часами и одиночеством после работы. Видимо, появляется возможность самовыражения, можно представить себя кем-то другим, очень часто мужчины бывают женщинами и наоборот. Это такой феномен, когда виртуальные коммуникации заменяют человеческое общение. Там это уже расцвело, как это будет здесь, я не знаю, мне пока трудно сказать.

- Насколько Интернет является сейчас модной частью культуры?

- Очень по-разному к этому относятся здесь и там. Там -- это уже данность, то есть у каждого школьника есть свой компьютер дома или через университет, это просто нормально. Это еще не обыденность, но уже и не модно. Мне кажется, что в России отношение к Интернету совсем другое: здесь это круто, просто шик. По-моему, если бы здесь у каждого пятого был свой компьютер, была бы возможность пользоваться электронной почтой и создавать что-то для Интернета, то такого ажиотажа не было бы.

Если раньше в Штатах людей, занимающихся вебом, были единицы, то сейчас это уже слой населения -- есть продавцы, менеджеры, рекламисты, веб-дизайнеры. Это молодые люди, которые знают, что делают, продвинутые, им не нужно носить костюмы, они умные, хорошо разбираются в технологии и зарабатывают на этом много денег.

- Есть мнение, что в российском Интернете некий определенный круг или два или три небольших круга людей, которые и создают весь шум. Есть ли что-то подобное у американцев?

- Есть такая организация -- World Wide Web Artist Consortium (www.wwwac.org), которая была создана пару лет назад. У них есть maillist: cначала там было человек 200, сейчас -- около 2000. Кто-то занимается вебом профессионально, а кто-то только узнал о нем и хочет посмотреть, что там происходит. Идет безостановочный разговор о развитии Интернета, какая компания какой сделала release, что написали в прессе; задаются вопросы: "я хочу сделать так", "а у меня есть", картинками для фонов меняются. Среди этого сообщества есть люди более авторитетные, которые давно там сидят и постоянно отвечают на вопросы, есть категория людей, которые постоянно задают глупые вопросы, а большинство просто смотрит, что там происходит. Сначала это была неформальная организация, а теперь она считается главным источником информации об Интернете. Что касается "кругов, которые влияют на развитие чего-то", сложно сказать. Есть несколько страниц, которые поднялись в свое время и из неформальных стали коммерческими предприятиями.

- По поводу Силиконовой Долины и Силиконовой Аллеи. Насколько Калифорния и Нью-Йорк отличаются по работе в Сети?

- Идет соревнование, кто круче. В Нью-Йорке считают, что они -- технологический центр, но если посмотреть по дизайнерским каталогам, то очень часто какие-то интересные вещи приходят из Калифорнии. А если говорить о том, сколько на квадратный метр приходится Интернета, то мне кажется, что Нью-Йорк более насыщен. В основном, все происходит в Нью-Йорке, и когда окунаешься в этот мир, то он настолько маленький и тесный, что становится страшно. Я поэтому в Россию и сбежала, что хотела как-то вырваться.

- Но здесь тоже мир тесен.

- Но это понятно. Мы следим за эхом.

- Насколько вообще интернетские компании прибыльны?

- Те, кто занимается финансовой информацией или предоставляет любую информацию платно -- прибыльны. Очень много зарабатывают денег на рекламе, но, насколько я знаю, большинство из них все-таки деньги теряют. То есть зарабатывают деньги те, кто создает сайты для кого-то, а вот непосредственно сами... Разве что найдут инвестора. Вопрос, как зарабатывать деньги, мусолится в каждой публикации, но у меня такое впечатление, что они еще не поняли, как это делать.

- Насколько часто в Штатах уходят компании под воду?

- Очень часто. Провайдерство пока еще деньги делает. Но сейчас идет монополизация, AT&T грозится всех поглотить, и маленьким провайдерам все тяжелее дышать, зато пользователям легче, потому что цены очень сильно упали.

Я разговаривала со многими инвесторами и со многими финансовыми директорами интернет-компаний, вопрос довольно шаткий. Деньги делаются на рекламе -- схема довольно проста: делаешь страницу безумно популярной, занимаешь какую-то информационную нишу, показываешь рекламу и, соответственно, с этого получаешь деньги.

- А выход на фондовый рынок с акциями помогает? Или нужно продержаться слишком долго для разрешения публичного акционирования?

- Немногие до этого доживают. Я знаю, что те страницы, которые начали существование в 1995 году, собираются окупаться в 1998. Живут на какие-то инвесторские деньги и подают туманные надежды на будущее.

- Как тебе показалась Москва по возвращении?

- Сейчас Москва настолько стала похожа на Нью-Йорк в плане ритма жизни и темпа развития, что я просто поразилась. Какое-то бешенство жизни появилось, очень схожее с Нью-Йорком. И потом, все стали такими материалистичными, почувствовали, что здесь можно делать деньги, и все, соответственно, или делают, или пытаются. В Нью-Йорке не проходит ощущение гонки, здесь -- то же самое. Вот я приезжаю в Петербург -- там такого нет.

- До нас каждый российский журнал, который начинал писать об Интернете, говорил, что "мы сейчас сделаем Wired". Здесь Wired -- культовая вещь, а насколько он культовый в Нью-Йорке?

- Есть люди, которые подписывались на него долгое время, потом бросили. Я отношусь к их числу. Дело в том, что появилось много других изданий, более тоненьких, более популярных -- Internet, Internet Week, Interactivity, Yahoo! Internet Life, The Net. В Wired трудно читать все это зеленое, розовое... Но это очень известный журнал, у него большая подписка, отличный маркетинг. Если про тебя напишут в журнале Wired, то считается, что ты своего добился, потому что про тебя узнает не только Интернет, но и реальный мир. Этот журнал является мостиком между теми, кто непосредственно занимается Интернетом, и теми, кто занимается разными другими вещами, но достаточно информирован, чтобы читать Wired.

- В России еще существует некий общий отрицательный настрой по отношению к Microsoft. Технари, околостуденческая публика не любят его. Какое в Штатах отношение к Microsoft?

- Это зависит от того, с кем вы говорите. Люди, которые используют "Макинтоши", скажут: "Билл Гейтс -- это империя зла". Он монополист, империалист, загнал под себя весь мир. Но даже они отдают ему должное, что человек сумел этого добиться, и в довольно молодом возрасте. Вообще, отношение двоякое: с одной стороны его ненавидят, а с другой -- можно очень хорошо заработать, если работаешь на Билла Гейтса. Microsoft набирает лучшие силы и таланты, предлагая любому сотруднику долю в прибылях, и у человека автоматически появляется желание работать.

- Насколько меняется взгляд на российский Интернет, когда общаешься с людьми в real-life, а не только по вебу?

- Я просто поражена, с какой скоростью все это развивается. Когда смотришь из Штатов, видишь, что что-то здесь происходит очень интересное, но не можешь понять уровня. А здесь начинаешь понимать, что темпы развития очень быстрые. Два года назад в вебе было буквально три страницы, а сейчас видишь такое... Я, честно говоря, не ожидала. Все уже поставлено на профессиональную основу.

- Расскажешь что-то о свежих и будущих проектах?

- Я теперь профессор, хоть это и звучит странно. Я предложила проект в свою первую Alma Mater (Hunter College of City University of New Йорк) -- создание курса по New Media (мультимедиа). Факультет коммуникаций у них сильный, но мультимедиа почему-то пока не занимаются. А так как мой куратор за время моего обучения в аспирантуре нью-йоркского университета стал деканом и помнил меня со студенческих лет, он очень горячо поддержал мои предложения, выбил компьютеры. Уже прошлой осенью я обучила первых 15 человек азам мультимедиа -- стандартный набор: веб-дизайн, цифровой звук, цифровое видео, анимация в программе Director и самое главное -- концептуальный подход к проектам, то есть не просто использовать технику и гордиться этим, а самовыражаться.

Поначалу очень волновалась: во время первого занятия выговорила трехчасовой материал за полтора часа. Пришлось выдумывать на ходу. Но потом мои студенты меня благодарили, говорили, что я открыла им глаза на мир.

Также меня пригласили принять участие в новой компании по продаже видео в Интернете, что-то типа amazon. com для видео. Может, буду богатой.

Ну и конечно, собственные проекты в ladno.com, дальнейшее развитие RussianWebGirls (четвертый номер которых вышел в начале марта) и постоянная проверка пульса российского Интернета. Поступают разные предложения, планирую делать большое онлайновое сообщество типа geocities, но об этом позже. Не хочу сглазить...



2 FAQСледующий материалКнига отзывов
К оглавлениюПредыдущий материалОбратная связь

Журнал "Интернет". Регистрационное свидетельство Госкомпечати РФ N. 016370 от 16.07.1997 г. Распространяется через сети розничной торговли, через компьютерные сети, а также путем подписки. Мнение редакции по тем или иным вопросам может не всегда совпадать с мнениями авторов. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. Перепечтка или копирование запрещены, при цитировании ссылка на журнал "Интернет" обязательна.
Copyright © 1997-1998 Журнал "Internet"
Copyright © 1997-1998 Netskate
Netskate E-mail: imag@netskate.ru
Телефон: 245-45-84