This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 30

Антон Никитин

Я говорю только об этике

...В замечательном гангстерском фильме Miller's Crossing главарь одной банды говорит главарю другой: "What I'm Talking About Is Ethics". Оба они понимают, что в данном конкретном случае апеллировать к закону бесполезно. Более того, оба также понимают, что в силу обстоятельств бесполезно апеллировать и к закону неписаному, гангстерскому. Именно поэтому они обращаются к последнему, что у них остается, - к этике.

Я привел этот пример только для того, чтобы объяснить свою позицию и суть вопроса: мне не хотелось бы, чтобы эта заметка была воспринята как обличительный памфлет. Более того, я понимаю, что здесь некого и не за что обличать. Просто история, которую я расскажу, задевает достаточно большой пласт этических (именно этических!) вопросов.

Начну издалека. В свое время мне довелось поработать в довольно специфическом сегменте российского компьютерного рынка - в компании, которая представляла в России интересы Apple Computers. Специфичность этого рынка обуславливалась в значительной степени его относительно узкой направленностью и специализацией и, кроме того, достаточно жесткой борьбой за права представлять эти самые интересы. Скажу вкратце, что именно с тех пор я знаю, что такое серый импорт; именно там мне дали представление о том, какие основные бизнес-конфликты могут возникать между дистрибьютором и дилерами. Как известно, рынок Apple достаточно тесно связан с полиграфией, и, как правило, компании, занимающиеся дистрибуцией Apple, имеют смежные интересы и в области полиграфического оборудования.

С тех пор на рынке многое изменилось. Некоторые компании просто его покинули, а некоторые, напротив, укрепили свои позиции. Рынок в целом стал несколько более стабильным и цивилизованным, решены многие логистические проблемы. Но в феврале этого года мне поведали историю, которая вызвала у меня целый ряд вопросов. Дело в том, что на рынок вышла компания, применяющая методы, которые меня не то чтобы озадачили, но заставили задуматься. Компания зарегистрировала несколько доменных имен, близких по звучанию к доменным именам своих основных конкурентов, например - printhause.ru (вместо printhouse.ru) и apostroff.ru (вместо apostrof.ru). Сам по себе этот факт ничего не значит. Практика тайпосквоттинга достаточно широко известна, и единственное, что можно посоветовать компаниям, имеющим сложные для написания в латинице названия, - хорошенько думать, прежде чем регистрировать домены. Мы сами столкнулись с подобной ситуацией, когда регистрировали домены для своего агентства: были зарегистрированы имена result.ru и rezultat.ru. Через некоторое время мы обнаружили, что наши коллеги зарегистрировали на себя имя resultat.ru. Вопрос не в том, как с этим бороться, потому что ответ для меня очевиден - никак не нужно, - вопрос в том, как к этому относиться. Мы отнеслись спокойно. Более того, в настоящее время мы приняли решение, что только result.ru интересует нас с точки зрения продвижения бренда агентства.

Итак, сам факт регистрации близких по написанию имен вопросов не вызывает. В чем же тогда дело? А в том, что если сравнить содержимое сайтов apostrof.ru и apostroff.ru, то мы обнаружим на удивление сходный дизайн. Попросту говоря, регистрацией имени не обошлось. Компания полностью скопировала дизайн сайта конкурента, срезала с него шапку с идентификацией и переписала содержимое, понаставив ссылок уже на свой собственный сайт.

Трудно говорить об эффективности этих мер. На мой взгляд, все, что было сделано, - сделано достаточно глупо. Никаких реальных маркетинговых последствий такой способ представления в сети явно не получит. Кроме того, компания, производящая все эти телодвижения, сразу ставит себя на вторую позицию, признавая лидерство конкурента. Тогда в чем же вопрос?

А вопрос достаточно забавен: мне непонятно, почему сеть воспринимается как полигон для подобного рода "развлечений". Мне ясно, что взывать к закону тут бесполезно - в случае тайпосквоттинга мы не найдем повода для разбирательства, а в случае с заимствованным дизайном потребуется доказать, что у этого дизайна есть какой-то правообладатель. Таким образом, я говорю именно об этике. Нельзя сказать, что приведенный мною пример одиночен. Пройдитесь по таким доменам, как beline.ru (сравните с beeline.ru), www.biblioglobus.ru (сравните с www.bilblio-globus.ru), www.jandex.ru (сравните с www.yandex.ru). Все это различные примеры одного и того же - достаточно странного отношения к сети как к средству, где любые методы пригодны для употребления. Описанный выше случай показался мне столь удивительным именно потому, что это, вероятно, первый пример того, как достаточно спокойно ведущая себя на офлайновом рынке компания начинает использовать сеть крайне неэтично, предполагая, видимо, что здесь это в порядке вещей. Меня беспокоит сам факт того, что подобное отношение вообще возникло. Это означает, что массовое сознание воспринимает интернет как сливную яму, на территории которой общепринятые нормы вроде бы уже не действуют. Годы рассказов про вирусы и хакеров дают себя знать? Или мы сами, создавая лицо нынешнего русскоязычного интернета, допустили ряд ошибок, прибегая зачастую к технологиям, которые трудно признать этичными? Мне абсолютно непонятно, где именно проходит грань между тем недосягаемым в офлайновом мире уровнем свободы, который нам приносит сеть, и не вполне дозволенными методами конкурентной борьбы и ведения бизнеса. Кто проводит эту границу? Я понимаю, что все эти вопросы достаточно пафосны и, к сожалению, не готов дать на них ответы.

Видимо, все, о чем я пытался сказать, - это только этика.


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site