This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 29
Скандал
Сергей Парфенов

Исключительное право
исключает интернет

Когда в 1997 году компания "МедиаЛингва" заключила несколько договоров с государственным издательством "Русский Язык" о совместной деятельности по созданию и распространению словарей "в компьютерной форме", никто, по всей видимости, и не подозревал, что таких форм распространения может быть несколько. И что интернет может оказаться особой формой, не учтенной ни в одном договоре.

17 июля 2000 года компания "Рамблер" выложила те самые словари на свой сайт для всеобщего пользования. Именно с этого и началась история о двух компаниях, не поделивших четыре словаря "Русского языка" и разные формы их распространения.

Договоров между "МедиаЛингвой" и "Русским языком" существовало четыре: три из них были датированы 22 мая, а один 20 ноября 1997 года. Согласно этим документам, компания "МедиаЛингва" получила так называемое исключительное право на использование словарей, существовавших к тому времени только в бумажном виде. Речь идет о Новом Большом англо-русском словаре (ред. Ю.Д. Апресяна и Э.М. Медниковой), Немецко-русском словаре (ред. К. Лейна), Русско-немецком словаре (ред. М.Я. Цвилинг) и Русско-английском словаре (ред. А.И. Смирницкого). Ровно 15 лет, согласно взаимным обязательствам, "МедиаЛингва" могла выпускать эти словари в той самой "компьютерной форме", а 15 процентов от продаж перечислять "Русскому языку" в качестве роялти.

Именно так все и происходило вначале. "МедиаЛингва" во главе с генеральным директором Игорем Ашмановым выпустила словари "Русского языка" на CD, которые более или менее успешно продавались. В конце 1999 года Игорь Ашманов решил оставить компанию "МедиаЛингва". Специалисты такого уровня без работы не засиживаются — через некоторое время Ашманов продолжил свою работу в компании "Стек", от которой в дальнейшем и отпочковался нынешний гигант российской интернет-индустрии ОАО "Рамблер Интернет Холдинг". За бывшим директором "МедиаЛингвы" на новое место подтянулись и некоторые программисты-разработчики, принимавшие участие в создании электронных версий словарей "МедиаЛингвы".

Тот факт, что словари, выложенные на "Рамблере", один в один повторяют словари, продаваемые на компакт-дисках "МедиаЛингвы", еще ничего не доказывает. В конце концов, с одной книжки сканировалось. Однако подозрения вполне логичны: если в "Рамблер" ушли разработчики, то ушли и их разработки. "МедиаЛингва" подала в суд.

Иск "о признании исключительных прав истца на использование в компьютерной форме" был рассмотрен 20 декабря 2000 года на заседании Арбитражного суда города Москвы. При этом юристы ответчика — "Рамблера" — предоставили суду собственный договор с издательством "Русский язык". Не ожидавшие, видимо, такого оборота юристы "МедиаЛингвы" попросили суд перенести заседание и получили время "для ознакомления с материалами дела" — до 12 января. Заодно тут же было решено привлечь в качестве второго ответчика и непосредственно "Русский язык".

В период между двумя заседаниями и разбушевались основные страсти. Генеральный директор "МедиаЛингвы" Олег Серебренников к этому времени успел "наехать" на List.ru, заявив, что сервис "Адреса по-русски" нужно было лицензировать у них, как у обладателя патента на аналогичную разработку (речь идет о проекте Names.ru, который уже года два как безуспешно ищет инвестора). В List.ru сильно удивились. Менеджер по маркетингу компании netBridge, владельца List.ru, Юлия Сигунова заверила, что все, что есть на List.ru, написано собственными программистами компании. "Что же касается идеи, то вряд ли у "МедиаЛингвы" есть патент на "идею", — заметила она.

Мимоходом директор "МедиаЛингвы" задел также и компанию "Арсеналъ", сказав буквально следующее: "Мы завершаем оформление патента на создание словарей для мобильных устройств и уже предупредили некоторые компании, в том числе "Арсеналъ", что приоритет здесь за нами, а все остальные должны будут получать лицензию согласно закону". В ответ на это генеральный директор "Арсенала" Алексей Проничев обвинил Олега Серебренникова в "черном PR". Эта ветка скандала тоже пока не получила продолжения.

Тем временем "Рамблер" лаконично парировал все претензии. Вопрос о нарушении исключительных прав был переадресован "Русскому языку", который, в свою очередь, заявил, что расторгнул договор с "МедиаЛингвой" в одностороннем порядке. По причине банальной, но веской — не платили.

Однако, по условиям этого договора, "Русский язык" был обязан уведомить о расторжении за три месяца и в письменном виде. И во время второго слушания суд не признал сделку расторгнутой. Согласно заключению суда, "в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие соблюдение ответчиком порядка их расторжения". Письма о расторжении, посланные в "МедиаЛингву", в качестве доказательства признаны не были, поскольку в письме была указана только дата расторгаемого договора. А из четырех существующих договоров три, как уже отмечено выше, были подписаны в один день. Определить, о каком договоре идет речь в письме, суд счел невозможным. Кроме этого, "Русский язык" не смог доказать, что такое письмо вообще было отослано, ибо "ответчики не предоставили доказательств передачи истцу письма от 15.03.2000 курьером, письмом с уведомлением, либо заверенной телеграммой".

Письмо такого же содержания было получено "МедиаЛингвой" уже осенью 2000 года, после того, как договор между "Рамблером" и "Русским языком" был подписан. "Русский язык" утверждает, что это повторное письмо. Но роли это уже не играет.

Другая претензия "МедиаЛингвы" сводилась к тому, что договор между "Русским Языком" и "Рамблером" датирован 12 июля 2000 года, а 17 июля словари появились на сайте. За 5 дней, конечно, подготовить словари не под силу даже "Рамблеру". Однако выяснилось, что договор от 12 июля — просто перезаключенная копия февральского договора, который был заключен еще с компанией "Стек".

Еще одна значимая претензия, как уже упоминалось выше, сводилась к тому, что "Рамблер" использовал разработки "МедиаЛингвы". А вернее, разработки программистов, которые перешли из одной компании в другую. Вопрос этот скорее моральный, ибо непосредственно об этом в иске речи не шло. Тем не менее Игорь Ашманов посчитал нужным отметить: "Cмешно думать, что "рамблеровцам", которые работают с тяжелыми UNIX-приложениями, понадобятся наработки "МедиаЛингвы" для Windows NT". Впрочем, бывший генеральный директор "МедиаЛингвы" склонен был свести всю проблему к личной обиде нынешнего директора на бывшего. "Я уволился из компании "МедиаЛингва" вместе с рядом давно со мной работавших сотрудников, — подчеркнул Ашманов в одном из интервью. — Полагаю, что это главная причина недовольства Олега Серебренникова".

"МедиаЛингва", естественно, требовала от обидчиков не только извинений. Буквально, рассматривался иск "о прекращении действий ОАО "Рамблер Интернет Холдинг" по использованию в компьютерной форме указанных словарей на своем сайте в информационной сети Интернет и обязании передать истцу контрафактные экземпляры электронных словарей... а также о солидарном взыскании с ответчиков... 417.450 рублей компенсации за нарушение авторских прав". Ко второму слушанию "МедиаЛингва" увеличила "исковые требования в части компенсации" до 3 миллионов рублей.

По поводу денег "Рамблер" на всякий случай заявил, что доступ к словарям, выложенным на сайте компании, бесплатный, поэтому их использование является некоммерческим. А стало быть — и платить не с чего. "МедиаЛингва" привела некое заключение от "Апорта", в котором говорится, что доход любой информационно-поисковой системы прямо пропорционален рекламе, и чем больше полезных ресурсов, тем привлекательнее данная система для инвесторов. А стало быть, словари — причина хоть и косвенных, но доходов.

В качестве последнего факта дела как-то очень невнятно прошло упоминание о том, что юристы "Рамблера" проверили все документы и выяснили, что два эксклюзивных права — право на распространение словарей на компакт-дисках и право на организацию интернет-сервиса на основе этих же словарей — не противоречат друг другу.

Настало 12 января. Для начала суд, как того и следовало ожидать, не признал договоры между "Русским языком" и "МедиаЛингвой" расторгнутыми. Эта маленькая победа "МедиаЛингвы" и привела ее к поражению. Внимательно прочитав нерасторгнутые договоры, суд пришел к выводу, что "ГУП "Издательство "Русский язык" передало истцу не весь объем исключительных авторских прав на использование словарей в компьютерной форме, а только исключительное право на распространение словарей".

Такой вывод был сделан из определения понятия "исключительное право", которое было дано непосредственно в договорах. "Исключительность права компании "МедиаЛингва" на территории России означает, что Издательство не может передать право распространения словарей в компьютерной форме никаким третьим лицам без письменного согласия компании". Под такое "распространение" интернет-словари "Рамблера" не попали. Далее суд ссылался на закон "Об авторском праве и смежных правах". Опираясь на статью 4, в которой определяются основные понятия этого закона, суд охарактеризовал использование словарей "Рамблером" как "воспроизведение путем записи в память ЭВМ и сообщение произведения для всеобщего сведения через Интернет либо публичный показ".

Поскольку "Русский язык" никаких прав на воспроизведение и публичный показ никому, в том числе и "МедиаЛингве", не давал, то договор с "Рамблером" сочли непротиворечащим закону, да и вообще вполне логичным. Чего добру пропадать?

Красивым завешающим аккордом стала последняя формулировка суда, поставившая крест на всех возможных попытках "МедиаЛингвы" оспорить решение: "Отсутствие у истца прав на компьютерное воспроизведение словарей путем воспроизведения и публичного показа словарей именно в Интернете подтверждается также наличием в авторских договорах с издательством условий об ограничении территории использования прав Россией и странами СНГ, что само по себе исключает возможность использования Интернета как глобальной международной компьютерной информационной сети только на территории, ограниченной Россией и СНГ". Вот она, сила логики в действии.

Решение суда было коротким и конкретным. "В иске отказать. Взыскать с ЗАО "МедиаЛингва" 29.104 руб. 70 коп. госпошлины в счет федерального бюджета".


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site