This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 28
Скандал
Лена Синко

Кому он нужен, интернет?

Обвальное падение курса акций интернетовских компаний и общее разочарование «новой экономикой» привело к тому, что многие стали скептически относиться к интернету как таковому. Западная пресса все охотнее публикует материалы, в которых задается один и тот же вопрос: может быть, интернет уже никому не нужен? Может быть, скоро в нем разочаруются уже не инвесторы, а простые пользователи? Появились и данные исследований, которые якобы подтверждают тенденцию угасания интереса к глобальной сети. О том, почему к этим данным не стоит относиться слишком серьезно, рассказывает Лена Синко (lesinko@yandex.ru).

Всего 9 месяцев назад, когда одно упоминание слова «интернет», как некий волшебный пароль, еще открывало перед начинающим предпринимателем тяжелые двери самых тщательно охраняемых деньгохранилищ американского континента, мировая пресса захлебывалась от рассуждений о том, что всемирная компьютерная сеть, помимо прочих своих достоинств, стала местом зарождения «новой экономики», где деньги волшебным способом приумножаются сами собой, независимо от доходов и убытков конкретных серверов. Основоположники этой теории намекали на существование магической формулы, позволяющей создателям популярных веб-проектов извлекать прибыль напрямую из роста посещаемости. Капитализацию (общую стоимость) веб-проектов, согласно этой волшебной формуле, следует определять не по тому, сколько денег в единицу времени зарабатывает проект, а по тому, сколько человек в ту же единицу времени посещают его страницы и разделы.

Крушение NASDAQ, начавшееся в апреле 2000-го года и не прекратившееся по сей день, привело к тому, что теория «новой экономики» стала в одночасье непопулярна — как среди инвесторов, так и среди журналистов, освещающих интернет-рынок. Постепенно сошли на нет публикации о грандиозных успехах первичных размещений акций интернет-компаний (IPO) на фондовом рынке. Спрос на оптимистические оценки и прогнозы иссяк сам собой. А к концу минувшего года пресса начала уделять повышенное внимание сообщениям совершенно иного рода.

Например, в популярной телепрограмме «60 минут» на канале CBS в середине декабря был показан репортаж обозревателя Стива Крофта, рассказывающий о «великой депрессии» на американском интернет-рынке. Разоблачая мифы о глобальной технологической и экономической революции, связанной с интернетом, Крофт приводил в передаче мрачные цифры, свидетельствующие о массовом закрытии интернет-компаний в США и о десятках тысяч увольнений в этом секторе. В передаче сообщалось, в частности, что в 2000-м году в Америке закрылись 140 фирм, в названии которых фигурировал доменный суффикс .com, а число уволенных из таких фирм к декабрю составило 31 056 человек (оценка международной рекрутерской фирмы Challenger, Gray & Christmas). Не менее мрачную картину нарисовал, основываясь на английских реалиях, британский коллега Крофта — интернет-обозреватель BBC News Марк Уорд. В Великобритании индекс акций технологических компаний UK Techmark 100 провалился в ушедшем году еще глубже, чем NASDAQ, упав с 5735 пунктов в начале марта 2000-го года до 2470 пунктов к началу декабря. В репортаже Уорда, вышедшем в эфир 4 декабря, приводятся и другие неутешительные цифры: акции 200 интернет-компаний, котируемых на фондовых рынках США, оцениваются сегодня менее чем в 20% от той цены, по которой осуществлялось первичное размещение их акций. Оборот онлайновых розничных продаж в Америке не превышает 1% от объема традиционной торговли. И 70% покупок, совершаемых в сети, осуществляют 10% ее пользователей. То есть электронная коммерция, с которой связываются столь серьезные надежды на выход веб-проектов в прибыль, до сих пор остается делом не слишком популярным среди сетевой публики. Хотя с 1995-го года, когда первые торговцы в интернете начали принимать кредитки, десяткам миллионов американцев настойчиво предлагалось приобщиться к радостям онлайнового шопинга...

Репортажи Крофта и Уорда произвели немалое впечатление на широкую публику, но куда больший резонанс вызвали результаты дорогостоящего двухгодичного исследования демографии интернета, проведенного британскими экспертами в рамках долгосрочной программы «Виртуальное общество?» (Virtual Society?). Авторы этого документа покушались уже не на отжившее представление о сверхприбылях онлайнового бизнеса, а на священную корову всей сетевой статистики — тезис о постоянном и непрекращающемся росте аудитории глобальной компьютерной сети. В одной только Великобритании исследователи насчитали два миллиона «бывших интернетчиков» — пользователей, подключившихся к сети, активно ее исследовавших, но впоследствии утративших к ней интерес. В Соединенных Штатах, по мнению составителей отчета Virtual Society, таких «бывших» насчитывается уже около 28 миллионов человек. Причем как в Англии, так и в США заметная доля разочаровавшихся приходится на подростковую аудиторию, вопреки распространенному представлению о том, что интернет — это молодость мира, и его возводить молодым. Заказчик отчета — британский Совет по экономическим и социальным исследованиям — сумел сопроводить публикацию сенсационным комментарием в том смысле, что пресловутый интернет может на поверку оказаться лишь временной прихотью и преходящей забавой (fad). Нетрудно догадаться, что этот удручающий вывод оказался вынесен в заголовки сотен газет, телекомпаний, радиостанций и информационных агентств, освещавших результаты исследования.

Не приходится сомневаться в том, что и исследователи из Virtual Society, и репортеры, собирающие сегодня компромат на мировой интернет с тем же азартом и рвением, с каким год назад они искали сенсационные факты о небывалом технологическом чуде, добросовестно делают свою работу. И трудно осуждать редакторов СМИ, охотно публикующих ныне самые пессимистичные прогнозы и оценки: продолжающееся падение индекса NASDAQ и его европейских аналогов требует комментариев и простых объяснений, а статистика — штука удобная, и с ее помощью можно обосновать любую оценку окружающей действительности, от идиотски-восторженной до загробно-апокалиптической. Просто случилось так, что сегодня в моде мрачные, черные тона, скепсис, уныние и беспощадное развенчание наивных ошибок и заблуждений прошлого.

Если же отвлечься от спроса на категорические суждения «за» и «против», предъявляемого читательской публикой, то выяснится, как это всегда и случается в жизни, что существуют и другие цифры, которые полезно принимать в расчет при объективной оценке происходящего как в экономике, так и в демографии всемирной компьютерной сети. Взять хотя бы печальную цифру в 31 056 рабочих мест, ликвидированных в интернет-экономике за минувший год. Едва ли ее можно оценивать объективно, не задавшись для начала вопросом, сколько рабочих мест вообще существует в данной отрасли. По данным исследования, проведенного Техасским университетом по заказу калифорнийской компании CISCO, за последние 7 лет в США благодаря интернету создано 2,3 миллиона новых рабочих мест. С учетом этой цифры уровень безработицы в американском интернет-секторе можно оценить в 1,4%, что мягко говоря, неплохо, отмечает постоянный ведущий онлайнового обозрения Iconocast Майкл Чонг (по данным Ежегодника ЦРУ, средний уровень безработицы в целом по США составляет 4,2%).

Рассуждая о том, сколько интернет-компаний закрылось в 2000 году, нелишне вспомнить также и о темпах появления таких компаний на рынке. По данным международной аудиторской фирмы PriceWaterhouseCoopers, в одном только 1999 году в США было учреждено свыше 1700 фирм, деятельность которых связана с интернетом. С оглядкой на эту цифру известие о закрытии 140 таких фирм в году 2000-м выглядит уже не столь устрашающим, хотя никто не спорит, что лучше бы вообще никакие компании никогда не закрывались... Говоря об оттоке капиталов из бизнесов, связанных с интернетом, стоит, в частности, вспомнить данные исследовательской фирмы Venture Economics за третий квартал 2000 года. Согласно ее отчету, венчурные инвестиции за этот период составили 80 миллиардов долларов, причем половина этих средств пришлась именно на долю интернет-компаний. Так что при всей серьезности инвесторской паники и глубине разочарования находятся люди, по-прежнему верящие в перспективность вложения средств в интернет-проекты, и люди эти не принадлежат к числу получателей социальных пособий. Другой вопрос — что вкладывают они сегодня, вероятно, не в строительство небоскребов, на крыше которых размещается неоновый логотип очередного портала, и не в тотальный выкуп рекламного времени на всех каналах американского телевидения в прайм-тайм для демонстрации вязаных шерстяных игрушек, символизирующих Pets.Com. Однако есть весьма существенная разница между пересмотром необдуманных трат и полным выводом капиталовложений из отрасли. Последнее в самом деле было бы катастрофой, первое же, наоборот, свидетельствует о значительном оздоровлении инвестиционного климата и даже о повышении шансов создаваемых сегодня проектов дожить до лучших времен окупаемости...

В отношении известий о росте числа подростков, отказавшихся от услуг интернета, едва ли кто-нибудь рискнет поставить под сомнение авторитет 76 ученых из 25 европейских и американских университетов, чьи подписи стоят под отчетом об этом исследовании. Однако многие интернет-эксперты ставят под сомнение уместность той интерпретации, которой сопровождалась публикация этих данных в СМИ. «Странно было бы сомневаться в том, что нынешние темпы прироста интернет-аудитории когда-нибудь замедлятся, — отмечает главный редактор аналитического бюллетеня компании NUA Кэти Фоули. — На свете живет конечное количество людей, обладающих средствами, временем и желанием подключаться к интернету. И когда-нибудь это число будет исчерпано. Абсолютно любой рынок рано или поздно достигает точки, близкой к насыщению. Из этого отнюдь не следует, что сам по себе интернет является чьей-нибудь временной прихотью».

По кумулятивной статистике самой компании NUA (сводящей воедино данные об аудитории интернета в разных странах по информации разных исследовательских фирм), по состоянию на конец декабря 2000-го года во всем мире насчитывалось 377 миллионов 650 тысяч пользователей интернета (по сравнению с 248,66 миллионами в январе того же года). Из этих цифр с очевидностью следует, что как бы ни было велико число пользователей, разочаровавшихся в интернете, его явно недостаточно для того, чтобы остановить существующий сегодня прирост аудитории глобальной сети.

P.S.Кстати, по наблюдениям некоторых московских провайдеров, уровень «естественного оттока» новых пользователей интернета составляет около 15%. Это как правило люди, подключившиеся под влиянием общего поветрия, без четкого представления о том, зачем им нужен интернет — не найдя ответа на этот вопрос за первые месяц-полтора с момента подключения, они отказываются от дальнейших опытов. Если в Великобритании число «бывших интернетчиков» составляет 2 миллиона при общей численности интернет-аудитории в этой стране около 19,5 млн человек (данные Nielsen NetRatings от июля 2000-го года), то уровень оттока за все время существования британского интернета можно оценить в 10,3% — ниже аналогичного московского показателя, который, кстати сказать, не помешал столичной интернет-аудитории перевалить за миллион человек по последнему отчету российского Гэллапа.


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site