This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 26
Среда
Мэри Шелли

Джейсон Форис

Создатель крупной сети развлекательных порталов 21-летний Костя Рогов, больше известный под ником Джейсон Форис, собирается победить в рейтинге «Русский онлайн-топ’2001» (www.ezhe.ru/potop/) в категории «Продюсер года». «Если будет нужно, пущу в ход черный пиар, куплю участников... Думаю, что справлюсь», — говорит он. Действительно, с таким внушительным списком проектов за плечами, как у Джейсона Фориса, оставаться самым нераскрученным продюсером в рунете было бы неправильно.

— Почему ты решил заниматься вебом?

— Начинал я с того, что ходил в чаты. Случайно, как все люди, сделал свою первую страничку. Называлась она www.fuck.ru. Как только я начал понимать, что интернет может приносить деньги, я сделал стандартную ошибку — открыл веб-студию. Веб-студия просуществовала недолго, где-то полгода, и, в общем-то, даже приносила определенную прибыль, а потом нас купила большая офлайновая структура под названием «Максима», и все это преобразовалось в рекламное агентство. Где-то в начале этого года мне жутко захотелось вернуться к Fuck.ru, к участию в процессе создания интернета, и я открыл Idiot.ru — правда, он тогда сильно отличался от того, что сейчас можно найти по этому адресу. Прошло какое-то время, и я захотел сделать эту страничку популярной. У меня сразу родились маркетинговые планы, я начал придумывать всякие схемы, и в конце концов родился тот «Идиот», который сейчас существует, — самый обычный развлекательный мегапортал. И тут уже пошло-поехало: мы открыли кучу разнообразнейших проектов, связанных с развлечениями, музыкой, софтом, — «Незнакомка.ру», «Эротоман», «Арамис», «Секс-арт», «Эроген»... У нас есть каталоги, свой счетчик, свои баннерные сети, трафик наших ресурсов составляет 35 — 40% всего баннерного трафика рунета, а в тех сетях, где мы участвуем, — 80%, так что структура разрослась, стала очень мощной. Ежедневно мои проекты посещают 80 000 человек — это суммарная посещаемость по всем проектам. Причем охват через баннерные сети еще больше — порядка 120 —130 тысяч.

— Скажи, а Fuck.ru — кому он сейчас принадлежит?

— Знаешь, он всегда был зарегистрирован на мифического персонажа, потому что мы очень не хотели проблем с государственными структурами. Эти проблемы, во многом, и повлекли за собой закрытие Fuck.ru. Нам звонили, пытались вызвать в органы... Сказали: «Ребята, прекратите это безобразие, иначе...»

— А что их смущало? Чем они свой интерес мотивировали?

— А как обычно. Что смущает наше государство? Просто не понравилось им, что мы существуем, вот и все. Так что Fuck.ru не принадлежит никому.

Fuck.ru — хоть я и не люблю это слово, его Linxy придумал (веб-дизайнер и нет-артист, интервью с которым публиковалось в 20-м номере журнала, см. inter.net.ru/20/17.html. — ред.) — он народный. Принадлежит народу: всем и никому.

Мы с Linxy сейчас готовим совместный проект: хотим открыть студию, которая будет специализироваться на создании эксклюзивных персональных страниц для политиков, известных людей, деятелей искусства, культуры и так далее. Вот вы видели страничку Умара Джабраилова (www.umar.ru)? Я более красивой персональной страницы в жизни не видел. Вот такого плана мы и будем делать работы. Спрос уже сейчас колоссальный.

— Ты говорил только что, что создание веб-студии было ошибкой, а теперь ты опять собираешься открыть студию?

— Я объясню. Есть большая разница между созданием структуры с нуля и открытием мини-студии, в которой будут работать два человека, делающих один сайт в месяц. В дизайне очень важно иметь хорошее имя. Когда мы начинали, у нас имени не было, а без него трудно пробиться. Тогда у меня еще не было такого колоссального количества связей, клиентов... Сейчас я могу позвонить любому известному интернет-деятелю, он с удовольствием закажет себе персональную страницу и сможет ее оплатить, потому что интернетчики сейчас очень нефигово зарабатывают.

— Цифры наиболее крупных сделок, заклю-ченных в рунете в этом году, широко известны: 28 миллионов за «Апорт», 8 за «Инфоарт», 3 миллиона — «Озон», и так далее. Что ты думаешь по поводу оглашавшихся сумм?

— Среди называвшихся цифр есть разумные, а есть и такие, в которые трудно поверить. Не в обиду ребятам будь сказано, когда вы придумываете цифры, придумывайте реальные. Но деньги в рунете, конечно, появились: если год назад на корпоративном рынке рекламных бюджетов ни у кого не было, то сейчас у многих проинвестированных проектов они есть, и немаленькие. Многие офлайновые агентства сейчас переориентировались на работу с появившимися в большом количестве интернет-клиентами, интернет-провайдерами, контент-провайдерами. Сейчас я работаю с пятью крупными конторами, которые вкладывают деньги в интернет, и у каждой из них бюджет на этот год превышает $1 млн.

— А как ты оцениваешь капитализацию своих проектов?

— Это сложно сказать. Я, как любой нормальный человек, немного понимающий в бизнесе, не верю во всякие сказки про «би ту би», «би ту си», «си ту си» и т.д. Можно бесконечно строить всякие формулы, говорить, что интернет — это бизнес будущего, но на самом деле бизнес — он и в Африке бизнес. Если компания зарабатывает, то у нее есть определенная стоимость, если нет — то у нее стоимости быть не может, потому что она убыточная, и такие компании всегда закрываются. Бывают инвестиционные проекты, но это совершенно другая статья. Я могу точно сказать, что моя структура, к примеру, зарабатывает $20 тыс. в месяц. Возьмем стандартный способ, которым банки рассчитывают стоимость бизнеса: умножим ежемесячный доход на 12 месяцев и потом еще на 10 лет. Получится $1 млн 200 тыс. — именно столько сейчас стоит моя компания. Но компании как таковой не существует — есть просто сообщество людей, объединенных определенной задачей. Мне трижды предлагали в несколько раз большие деньги за то, чтобы вся моя команда ушла, чтобы я сам стал работать на другого. Но, честно говоря, я просто не верю в долгосрочность этих отношений — опыт большой. Часто случается так, что анонсируют одну сумму, а владелец получает другую, гораздо меньшую. Пакет инвестиций растянут на несколько лет — не факт, что инвестор вложит все эти деньги.

— Твои проекты окупаются?

— Да не только окупаются, но и приносят прибыль.

— Популярность развлекательных порталов в большой степени основана на публикации эротических картинок без копирайта. Как ты думаешь, смогли бы твои проекты окупиться, если бы за все опубликованные на сайтах материалы вы платили бы гонорары авторам текстов, художникам, фотографам и фотомоделям?

— Я готовился к этому вопросу. Смотрите: весь развлекательный контент делится на несколько частей. Есть текстовый контент, как у Димы Вернера. У кого есть копирайт на анекдот? Ни у кого. Анекдоты, так же как и Fuck.ru, народные. А картинки — тот же Doodie.com официально разрешает свои картинки выкладывать, мы просто ставим на них ссылку. Действительно, мы как бы тырим контент, у вас в заметке про развлекательные порталы об этом тоже написано было, — конечно, мы тырим. Ничего в этом такого нет. Люди из Поле.ру направо и налево кричали, что у них уникальный контент, что они такие культурные, образованные, сейчас они сделают революцию — и сразу же, как только я туда зашел, я обнаружил украденный с Идиота.ру раздел с комиксами, причем они, так же как и все остальные, даже не потрудились поменять картинки местами. У многих компаний, которые позиционируют себя как солидные западные конторы, есть сайты, на которых лежит ворованная эротика. О чем тут можно говорить?! На картинки у нас на сайте пока еще никто авторских прав не заявлял. Большинство авторов разрешает публиковать свои вещи, зная, что если ты что-то выложил в интернете, это так или иначе утащат. Интернет — это такое образование, которое работает принципиально против авторского права как такового. Как в случае с Napster'ом. Постепенно, конечно, развлекательные мегапорталы будут переходить на свой контент. Мы готовим проект, который будет называться Обломов.ру, — там будут исключительно свои flash- и java-игры, свои картинки, мы взяли на работу несколько карикатуристов. Почему сейчас никто не может конкурировать с Димой Вернером? Потому что у него уникальный контент. Анекдоты уникальны, а кроме этого, у него там больше ничего там нет. Как только там появятся картинки, Анекдот.ру сразу умрет. С другой стороны, я могу сделать сайт, аналогичный Анекдот.ру, примерно за год. Посещаемость можно нагнать гораздо быстрее, но сама по себе она ничего не значит — нужно, чтобы проект так же любили, как Анекдот.ру, чтобы люди заходили туда сами, безо всякой рекламы.

— Нам приходилось слышать, что у тебя есть своя особая теория о том, как управлять посещаемостью сайтов.

— Да, я это называю «мультипликатор». То, что качество контента влияет на посещаемость, — это огромное заблуждение. Аудитория нашего интернета настолько невелика, что на сайты, совершенно друг на друга не похожие, ходят одни и те же люди. РБК посещает та же аудитория, что и Идиот.ру. Я проводил эксперимент, сравнивал состав — это можно делать через «ТопЛист», «СпайЛог», — хосты смотреть. Так вот, у меня, например, с «Фоменко», с идентичным развлекательным сайтом, 90 тысяч общих посетителей, и с «РосБизнесКонсалтингом» — тоже 90 тысяч. Вот о чем тут говорить? Весь интернет — одинаковый, он состоит из обычных пользователей. Так вот, в экономике есть такое правило, закон мультипликатора, когда вложенные средства приносят доходы, ты их снова вкладываешь, снова получаешь доходы и так далее — этот закон применим и к генерации баннерных показов. Человек приходит на сайт по баннеру, и если он сразу не уйдет, а сначала посмотрит несколько страниц, он позволит нам за счет прокрученных баннерных показов привести на сайт еще троих. Для того чтобы запустить этот механизм, нужно на любой сайт, где построена определенным образом структура, запустить две-три тысячи человек. За день это даст 15 тысяч посещений. Так мы раскручивали «Незнакомку» (neznakomka.ru): она в первый же день вошла в первую двадцатку Rambler's Top100. Сейчас она просто нам неинтересна как таковая, но в первый день она показала 15 тысяч посетителей. Много ли вы знаете сайтов, на которые в первый же день пришло бы 15 тысяч человек? Закон работает очень просто, его часто пытаются клонировать, но не могут — надо знать тонкости.

— Это такая пирамидальная схема, эффект которой виден в течение нескольких суток?

— Да, это пирамида. Но держится она очень долго.

— Но прирост-то не бесконечен...

— В интернете нет понятия времени, про это надо забыть. Многие люди отключают баннеры на субботу и воскресенье, а этого нельзя делать ни в коем случае. Снижается трафик — снижается и количество показов, но соотношение должно оставаться постоянным. Ночь, день — неважно. Когда мы ложимся спать, приходят пользователи из Штатов, когда они ложатся спать — приходят из Австралии. 15—17% аудитории моих проектов — американцы. Если ты единожды запускаешь «мультипликатор», главное — чтобы правильно работала его структура. Сбить его довольно просто: например, Тема Лебедев отключит наши баннеры — люди вообще перестанут приходить, и клубочек раскрутится обратно. К сожалению, «мультипликатор» не всегда дает постоянную аудиторию. Один свой проект мы накручивали до таких высот, что он чуть ли не в первую пятерку «Рамблера» входил. Потом мы перестали им заниматься, и посещаемость упала до 3,5 тысячи в день, а до накрутки была 2 тысячи. Вот тут встает вопрос об уникальности контента.

— Понятно, что, с одной стороны, вам хочется сделать развлекательный сайт популярным, чтобы на него приходило как можно больше народу, с другой — нужно сохранить какие-то приличия, чтобы оставаться привлекательным для рекламодателей, чтобы не выгоняли из каждой баннерной сети. Что вы делаете для того, чтобы удерживаться на грани?

— По поводу рекламодателей: корпоративная политика, например, такой компании, как «Интел», никогда не позволит рекламироваться на сайте, имеющем отношение к развлечениям. Поэтому о привлекательности для таких рекламодателей мы даже не задумываемся. В плане рекламы вся моя структура работает на контент-провайдеров, которые вышли на рынок, — на вновь появившиеся каталоги, порталы.

Кстати, когда я назвал Идиот.ру «развлекательным мегапорталом», я просто хотел поиздеваться немного над портальностью. В то время я писал проект создания портала, и мне жутко это дело надоело, отсюда и стеб.

— А название подхватили.

— Да, подхватили. Я вообще считаю, что структура Идиота.ру идеально подходит для развлекательных сайтов — ее чаще всего клонируют. У нас воруют слоганы, баннеры, структуру, и это нормально. Я создал несколько моделей развлекательных сайтов, которые все теперь используют... Моя команда сейчас делает развлекательный сайт за одну неделю. На сайты с посещаемостью 10 тыс. человек в день у меня сейчас есть три заказчика, которые платят по $50 тыс. — только делай... Мы не просто продаем сайты — мы еще и выводим их на определенное место в рейтинге.

Прошлой зимой в области развлечений в рунете была бешеная конкуренция — мы выжили таких корифеев, как Мафия.ру, Гей.ру. Их не то что в первой, во второй двадцатке «Рамблера» теперь не найдешь. Сейчас там исключительно мои сайты и сайты группы лиц, которая идет примерно в этом же направлении.

Так вот, по поводу баннерных сетей: если сейчас какая-нибудь сеть захочет выгнать мои ресурсы, она просто может попрощаться со всем своим трафиком раз и навсегда. Есть, конечно, исключения: моих проектов нет в Рекламе.ру. Я пытался несколько раз с людьми договориться и отдать им свой трафик, причем я бы не стал вешать баннеры на девчонках и на мальчишках голых — я бы дал нормальный трафик, который ничем не отличается от Анекдот.ру, например. Не хотят. Посмотрите на другие известные сети — там наш трафик доходит до 80%. У меня есть и своя сеть — «Маузер». Я думаю, с нами выгоднее сейчас договориться, чем качать какие-то права. К тому же сотрудничество с Темой Лебедевым научило нас многим вещам. Мы не накручиваем, стараемся не запускать отвратительных баннеров. Потому что когда ты состоишь в баннерной сети несколькими своими проектами, тебе выгодно хорошо повесить баннеры, чтобы самого себя не обижать.

— Поскольку уж ты заговорил об отвратительном, каковы твои критерии прекрасного и безобразного?

— Я совершенно нормальный человек, я учился в Суриковском институте, у меня образование искусствоведа. Сейчас я получаю второе образование в Плехановской академии. Чувство прекрасного у меня, к сожалению, развито. Я являюсь цензором трех сетей и знаю, что такое мерзкие участники, гадкие и подлые чуваки, которые хотят любыми способами нагнать трафик. Есть просто разные категории сайтов. Понятное дело, что баннер с девушкой на сайте РБК или «Ленты» негативно скажется, как им кажется, на их имидже. Но я считаю, что фотография Басаева с его лысиной или какой-нибудь расчлененный труп на «Ленте» — это гораздо хуже, чем прекрасная девушка. В то же время в качестве образца для подражания у тех, кто создает порталы, очень модно брать, например, Yahoo — а знаете, какой баннер висит сейчас на Yahoo? Розовый фон, на нем две женских головы — Бритни Спирс и Кристина Агилера — и надпись: «Выбери, кто сексуальнее». Если бы я этот баннер увидел у себя в сети, я бы еще подумал, пропускать его или нет. А тут на самом известном сайте мира висит вот такой баннер — почему тогда мне девчонку-то не разрешают повесить? Это ведь еще и вопрос отдачи. Сейчас баннер без девушки не дает отдачи, а баннер с девушкой — дает.

— И кто же те участники, баннеры которых ты удаляешь?

— Мои же собственные ребята. Я запрещаю процентов 50 баннеров, которые они рисуют. Кроме того, я запрещаю выкладывать порнуху просто из тех соображений, что мы с законом стараемся дружить. Я очень четко понимаю разницу между эротикой и порнухой. У посетителей, кстати сказать, порно и эротика пользуются одинаковой популярностью, так что мне легче выложить просто эротику, не совмещая ее с порнухой.

Будущее за уникальным контентом, неважно, вторичным или первичным. Когда в интернете существует 10 сайтов, на которых продублировано одно и то же, пользователь, конечно, все это смотрит, но как только на одном из этих сайтов появляется что-то новое, это начинают смотреть в 10 раз активнее. Мы первые, кто выложил ту же Бритни Спирс или Аню Курникову. На Ане Курниковой мы заработали столько, сколько Аня Курникова не зарабатывает, наверное, сама по себе. Шучу, конечно. Когда мы выложили ее фотографию, на которой виднелись трусики под юбкой, этот раздел давал 300 тыс. показов в день одного формата и миллион несколькими форматами, на двух-трех сайтах. Потом это начали использовать все, и Аня Курникова с Бритни Спирс стали никому не нужны. Та же Памела Андерсон, которую мы на Fuck.ru постоянно использовали в своих целях, стала настолько всем неинтересна, что как ее уже ни выпячивай, все равно она никому не нужна.

— Ты все время говоришь «мы». Расскажи немного про свою команду.

— Ребята у нас все очень талантливые, все хотят зарабатывать — и всем, кто хорошо себя проявляет, это удается. У нас работают фанатики, стопроцентные виртуалы, потому что жить в таком ритме нормальный человек просто не может. Ложиться в 9 утра, просыпаться в 2 — 3 дня, работать всю ночь, быть постоянно в интернете... У меня несколько раз умирала аська, потому что в список не влезает больше полуторы тысяч человек. Так и напишите: Джейсон Форис исчерпал возможности контакт-листа. Я очень люблю всяких сетевых деятелей, Германа Клименко например, потому что они воспринимают происходящее живо, как дети. Мне представлялось много случаев встречаться с людьми от искусства, политиками, актерами — они мне, честно говоря, просто неинтересны. В интернете очень много интересных людей. Люди начинают пользоваться сетью для того, чтобы реализовать свои амбиции и как-то себя проявить. Интернет помогает самореализоваться.


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site