This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 26
Юбилей
Алексей Целых

Долгия лета, Рунет!

Спустя десять лет после появления на свет русского интернета однозначно ясно, что перед нами — уже не агукающий карапуз, а вполне себе сформировавшийся «молодой человек». С официальным свидетельством о рождении (www.ru/10yearssu/), регулярными записями в метриках InterNIC-а и насыщенной биографией.

С момента рождения интернет в России жил своей собственной и одновременно «всехней» жизнью. Жил — не тужил, потому как пребывать в настроении крокодила Гены в стране с обилием часовых поясов не принято. Он развивался и совершенствовался, разительно менялся. Однако ни на миг не потерял умения балансировать на грани тотальной романтики и чуткого восприятия сложной действительности, закрепив в себе это качество с первых минут жизни. Решительной попыткой систематизировать данные о событиях, предшествовавших появлению юбиляра на свет и ознаменовавших первые дни его жизни, в 1996 году стали «Истории русской Сети» Вадима Маслова (siber.com/sib/internet/). Сей авторский труд был приурочен к выходу в свет первого номера Zhurnal.Ru — старинного журнала на русском языке, посвященного интернету и ничему больше. (Через четыре года старожилы в один голос назовут этот временной период переломным для рунета.) Двумя годами позже к десятилетию «Демоса» (demos.su) общими усилиями непосредственных участников событий была воссоздана хроника становления компании, зачинавшей отечественный интернет. И уже перед самым юбилеем, в конце августа, в сети было опубликовано интервью с Дмитрием Володиным, одним из «отцов» юбиляра. Эти материалы «из первых рук» и легли в основу настоящего изложения истории русского интернета.

Нам все было ново и все интересно

Днем рождения мирового интернета, год назад разменявшего третий десяток, принято считать первый сеанс связи компьютеров Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и Стэнфордского научно-исследовательского института. Русский интернет начался с пакета электронной почты, впервые покинувшего границы тогда еще советского пространства. Этому знаменательному дню предшествовала череда важных событий.

В начале 80-х отечественные программисты вовсю ухаживали за любимыми БЭСМ-ами и ЕС-ами, осваивая для этого десятки специальных языков и операционных систем — разных для каждой новой машины. Они связывали на скорости 1200 бод первые компьютерные терминалы и умудрялись писать собственные операционки, утирая нос ничего не подозревающему Биллу Гейтсу. Впрочем, постепенно все здравомыслящие люди пришли к пониманию, что советскому пути компьютеризации нации ничего не светит. «Начитанные» уже грезили машинами VAX и ОС VMS. Поднялась волна «локализации» зарубежных продуктов, попадавших в СССР из стран Восточной Европы и даже Африки. Долгожданный «девятый вал» пришелся на UNIX.

Привезенный в страну теми, кто проходил стажировку в американских университетах, или заполученный иными путями, UNIX мгновенно разошелся по столице. Идея собственной машинно-независимой операционной системы окрепла в Институте атомной энергии им. Курчатова, где в рамках проекта «УНАС» началась русификация и адаптация UNIX к отечественным условиям. Аналогичная работа над системой «МНОС» (Машинно-независимая операционная система) велась в Институте прикладной кибернетики Минавтопрома. 1984 год стал годом фактического объединения этих команд, взявших общий курс на операционку «ДЕМОС» (Диалоговая единая мобильная операционная система).

Написанная талантливейшими программистами страны, система подготовила почву для дальнейшего бурного развития сетевых технологий. В 1987 был образован кооператив «Демос», сотрудникам которого позже выпала честь стать «отцами» русского интернета. А провозглашение в начале 1990 года «советской ячейки» Ассоциации пользователей UNIX (Soviet Unix Users Group) стало заявлением о готовности войти в мировое компьютерное сообщество.

К тому времени в столице между «Демосом», ИЭА им. Курчатова и СП «Диалог» начала функционировать первая компьютерная сеть, построенная по протоколу UUCP. Отрабатывалась система обмена электронной почтой, активную работу в этом направлении вел Вадим Антонов. Во время одного из своих визитов в Москву проживавший в Таллине Лео Томберг, хороший знакомый другого сотрудника «Демоса» — Дмитрия Володина, рассказал о финском интернете и тесной дружбе с системным администратором Fuug.fi 19-летним Петри Ойяла. Возникла безумная идея позвонить в Хельсинки. Без особых проблем c IBM PC 486 МГц и модемом на 2400 бод удалось залогиниться в систему и переговорить с Ойяла. Заинтригованный предложением русских «прорубить окно в Европу», финн согласился помочь. Естественно, встал вопрос об адресации. Придуманный для внутреннего пользования «домен» .ussr не годился, и было решено использовать сокращение .su. До того, как домен зарегистрировали официально, была настроена временная ретрансляция адресов — шлюзом для советской электронной почты выступал финский сервер. К концу лета 1990 года советские юниксоиды стали полноправными членами европейской организации European UNIX Users Group (EUUG) и получили разрешение на работу в сети EUNET. В тот период отечественный сегмент сети насчитывал уже более десяти узлов. Финская сторона оперативно решила технические вопросы оформления DNS-зон, после чего была подана заявка на регистрацию домена. 19 сентября 1990 года СССР получил официальную прописку в интернете. Рождение русского интернета стало безусловной победой энтузиастов свободного общения. Вспоминает Алексей Руднев: «Ощущения у всех были, как будто упал железный занавес — до того мы были в своей пещере, куда иногда долетал гул извне, после того — оказались как-то включены в этот самый мир, что был снаружи и имел свои горести и свои радости...» Хрупкому, раззадоренному «воздухом свободы» организму еще только предстояло научиться ходить.

Распростертых объятий почувствовать не пришлось. Новорожденного встретили сообщениями — ни много, ни мало — о проникновении КГБ в интернет. В своем пространном труде американец Д. Вулис приводил тому массу доводов, усматривая в существовании машины под названием kremvax.hq.demos.su недобрый знак — как же, кремлевский компьютер! Тем временем компанию «Демос» навещали сотрудники спецслужб, выражая свое недоумение по поводу происходящего. Но нашим людям не привыкать. Первые советские пользователи уже вовсю вели переписку по электронной почте, не хуже других отстаивали свое мнение в Usenet'е. Каждый час машина jumbo звонила в Финляндию, забирая порцию «свежей прессы» для домена .su. Во время январских событий в Вильнюсе открылись группы новостей talk.politics.soviet и soc.culture

soviet — Интернет впервые перестал быть уделом исключительно «технарей» и чуточку приблизился к жизни «за окном». Позже, в августе 1991-го, именно из «Демоса» велись на весь мир репортажи с баррикад у Белого дома. С приходом первых счетов за международные звонки встал вопрос о коммерческом характере дальнейшей деятельности. В ходе подготовки к этому знаменательному прорыву были запущены каналы связи по протоколу TCP/IP. К концу 1991 года в СССР уже существовала коммерческая компьютерная сеть «Релком» и заключались договора на обслуживание. В 1992-м произошел раздел «Демоса» на два коммерческих узла, породивший бесконечные конфликты и — впервые — конкуренцию на рынке интернет-услуг. В сентябре открылся первый русский сервер за границей — «Совинформбюро» Вадима Маслова (siber.com/sib/). В 1993 году был введен в эксплуатацию спутниковый канал на UUNET. А еще через год, в мае 1994-го, своим доменом обзавелась новая Россия. Русский интернет встал на ноги, задышал глубоко и ровно.

Дышим оптимизмом

В столь торжественный момент повествования, следуя национальным традициям, оставим нашего героя тянуть лямку бытия и перенесемся на несколько лет вперед — в настоящее. Чего достиг русский интернет за это время, можно ли считать оправданным его появление на свет?

По результатам исследований, в середине 2000 года аудитория интернета в России составила около 7 миллионов человек, а еще 35 миллионов спят и видят себя бороздящими виртуальные океаны. На фоне этих цифр не меньше впечатляет качественный портрет современного пользователя. «Технарей», стоявших у истоков русской сети, беспардонно потеснили «гуманитарии» и «бизнесмены». За программистами и студентами в интернет потянулись деловые люди, интеллигенты и маргиналы; заявили о себе изобретатели, философы, наконец — психи, что тоже немаловажно. Из любопытного компьютерного «придатка» сеть превратилась для людей самых разных занятий и интересов в повод для приобретения «умной машины», и примерно в это же время компьютеры стали доступны по средствам для многих россиян. Офлайн, признав в интернете достойного собрата, щедро поделился блистательными журналистами и экономистами, не позабыв параллельно сплавить политиков и шарлатанов. В рекордные сроки сеть воспитала своих собственных специалистов: веб-дизайнеров, HTML-кодеров, баннермейкеров, менеджеров интернет-проектов, сетевых маркетологов. Представитель каждой из этих профессий получал и получает негласную квалификацию «строителя рунета», закладывающего свой кирпичик в «коробку» общего Дома.

Расположив к себе традиционные средства массовой информации, русский интернет на удивление гармонично вписался в реал. Принцип «интернет-пресса пишет об офлайне, а тот платит ей за это вниманием к онлайновой жизни» работает, посвящая в тайны сетевой кухни самые равнодушные к «экзотическим фруктам» слои общества. Журнальные киоски пестрят изданиями интернет-тематики: «Интернет», питерский «Мир Internet», десятки региональных газет и журналов, не считая уймы приложений и колонок в компьютерной прессе. Радиодиджеи скороговоркой произносят «вэвэвэ точка ру», то и дело чередуя ставшую любимой фразу с уже не раздражающими обывателя «собаками». Зимой 2000 года интернет вторгся на «голубые экраны» — по виртуальным магазинам, спонсирующим в свою очередь «Спокойной ночи, малыши» для взрослых, денно и нощно разгуливают голые люди. Более других закрутилась в интернет-лихорадке телепередача с двадцатилетней историей — «Что? Где? Когда?» (igra.rambler.ru/igra/). Бодренько отдав за бесценок имущество клуба на аукционе «Молотка», Владимир Ворошилов ежеминутно обращается за помощью к «всемирному разуму» интернета, а если тот не отвечает — за разъяснениями причин технических неполадок к ответственному за слаженную работу сервера «господину Рамблеру» (Михаил Ханов). Вечерний ликбез, не иначе. Да что говорить про «ящик», если на каждой визитке сегодня непременно наличествует адрес электронной почты ее владельца, а рекламный щит выглядит старомодно без брэндового «урла».

Читать по теме:
inter.net.ru/6/7.html — «3,14159265358 колен Рунетовых» Романа Лейбова. «Субъективные заметки о поколениях русского интернета, написанные в более чем свободной форме».
www.net.cl.spb.ru/frog/wse.htm — «ФИДО, USENET И WCE-WCE-WCE», старинная зарисовка сетевой субкультуры пера Алексея Андреева.
parker.paragraph.ru/Archive/ — «Мемориальная Летопись Русской Сети» мистера Паркера. 104 цитаты времен становления рунета.
russ.ru/netcult/ru_preview.html — «Летопись русского Интернета: 1990-1999» Евгения Горного. Попытка объять необъятное.
www.russ.ru/ist_sovr/ time_signs/20001006.html — «Повесть сетевых лет», рецензия Линор Горалик на летопись Горного.
На популяризацию интернета работают и организованные коллективы людей. Таких существует уже по меньшей мере четыре. Во-первых, Региональный общественный центр интернет-технологий (rocit.ru), общественная организация, ключевая миссия которой — «облегчить включение России в мировое сообщество Интернет», а основные инструменты ее выполнения — аналитические исследования и семинары, в том числе ежегодный Российский интернет-форум (rif.ru). Во-вторых, Союз операторов Интернет (soi.ru), учрежденный крупными московскими провайдерами. Диапазон его деятельности включает в себя разработку вопросов реорганизации системы регистрации доменных имен в России, а главной победой этой организации стало образование Третейского суда по информационным спорам. Есть еще и две академии. Первая — представительная Российская академия интернета (academia.ru), действительными членами которой, помимо прочих, являются Сергей Капица, Андрей Макаревич и Василий Уткин. Академики поставили перед собой задачу «продвижения интернета к простому человеку» и приведения русского интернета в соответствие со «статусом России как мировой культурной державы», чему и содействуют всей своей профессиональной и общественной деятельностью. Вторая — образованная месяцем позже Интернет-Академия (www.interacademy.ru), преследующая все те же цели, но состоящая непосредственно из «строителей рунета» (теплые местечки припасены и для старой команды «Демоса»). По мнению основателей, эти люди «живут» в интернете и дышат интернетом, а потому понимают его заботы куда лучше изначально входившего в РАИ Олега Газманова. Впрочем, деятельность двух академий на сегодня ограничивается проведением под их эгидой нескольких сетевых конкурсов, реже — мероприятий с популярными целями, вроде Всероссийского августовского педсовета с участием министра образования.

Так или иначе, общими усилиями программистов, журналистов, академиков и всех остальных русский интернет засиял ярче начищенной пуговицы. Два последних года ознаменованы притоком в русскую сеть инвестиций, закрутивших колесики чудо-махины с новой силой. Впервые лицом к интернету повернулись власть имущие. Состоялась встреча российской интернет-общественности с президентом Путиным, заслушаны в Думе проекты законов по электронной коммерции. Победа на другом фронте — Верховный суд РФ дважды признал неправомерным внедрение средств обеспечения оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ), системы обязательного контроля электронной переписки спецслужбами.

Конечно, есть в истории рунета и скомканные страницы. Сказываются низкий уровень компьютеризации страны и медленное привыкание населения к нравам свободного общества. Только вспоминать об этих проблемах в праздник вроде бы ни к чему.

А настоящего национального торжества действительно не хватает. Второй год подряд двухмесячным «пиршеством» отмечает День интернета (iday.stars.ru) «Инфоарт», да все как-то не так. Не признает праздника интернет-тусовка, не прислушивается к патриотическим воззваниям, не ходит на «гулянья», предпочитая потягивать пиво под ровный шум кулера. Впрочем, может, оно и к лучшему. Ведь праздник — это лишний повод расслабиться, а нашему герою нужно быть собранным. Ему еще ой сколько всего предстоит постичь и уразуметь.


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site