This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 26
Провода и пакеты
Александр Милицкий

Провода и пакеты:
кто продает Россию?

В прошлом номере, где мы говорили о поставщиках западного трафика в Россию («Дранг нах остен», №25, стр. 34 — 35), мы уже упоминали точку взаимного обмена трафиком между российскими провайдерами, созданную в Москве на ул. Бутлерова, 7 в здании ММТС-9. Отцами-основателями M9-IX (ныне переименованного в MSK-IX, поскольку структура обмена заметно поменяла облик и стала распределенной, допуская на сегодняшний день подключение в четырех различных точках) стали «Релком», «Демос», RELARN, RUNNet/MSUnet, «Радио-МГУ», FREEnet и «Роспринт». В результате создания IX появилась техническая возможность передавать потоки информации, адресованные на соседнюю улицу, практически напрямую вместо того, чтобы заставлять их дважды пересекать океан, как это было на заре развития интернета в России. Понятно, что обеспечить такую возможность можно было за относительно небольшую (по сравнению со стоимостью зарубежных каналов) фиксированную плату, не зависящую от объемов потребленного трафика. Участники «большой семерки» отцов-основателей связывали свои маршрутизаторы напрямую через установленный на 12-м этаже «Девятки» ethernet-коммутатор; остальные провайдеры, как московские, так и региональные, большинство которых так или иначе получало подключение у этих «первичников», также оказывались соединенными между собой по значительно более короткой цепочке по сравнению с тем, как это происходило раньше.

Независимо от используемой системы оплаты — будь то за порт без ограничения, за порт с учетом коэффициента средней загрузки или за трафик — более мелкие «вторичники», как правило, оплачивали «интернет вообще», без какого-либо разделения трафика на российский и зарубежный. Это давало членам «большой семерки», — вернее, тем из них, кто занимался коммерческим провайдингом, — заметные экономические преимущества. Помимо того, что они в буквальном смысле сидели на дорогостоящих зарубежных каналах, пропускная способность которых долгое время была ощутимым дефицитом, они могли выгодно продавать более мелким потребителям российский трафик, достававшийся им по дешевке и в более чем достаточном объеме. Понятно, почему идея стать самостоятельными участниками в IX казалась столь привлекательной московским ISP (региональным, впрочем, тоже, — но им было гораздо труднее и дороже «дотянуться» до вожделенной точки обмена). Сдерживающим фактором являлся финансовый барьер. Во-первых, необходимо было приобрести оборудование для установки на «Девятке»; во-вторых — установить между ММТС-9 и главной технологической площадкой провайдера канал с достаточной пропускной способностью (времена, когда основные мощности создаваемых ISP с самого начала монтировались на М9, на тот момент еще не наступили); в-третьих, определенных денег стоили аренда места под размещение оборудования и абонентское обслуживание на IX. Если суммарный объем трафика, ежемесячно потребляемого провайдером, был невелик, то нести бремя всех этих затрат для него оказывалось элементарно невыгодно, и традиционная покупка порта у «первичника» так или иначе оставалась единственным разумным вариантом. Однако по мере роста наступал момент, когда затраты на участие в IX оказывались в сумме меньшими, чем стоимость российского трафика, получаемого от «первичника», — и с этого момента целесообразность подключения к обмену становилась все более очевидной. Неудивительно, что в скором времени население «Девятки» стало быстро расти. Это грозило ослаблением позиций засевших там «первичников», — ведь каждый новый участник желал меняться российским трафиком напрямую вместо того, чтобы покупать его у кого-либо из «китов». Некоммерческие провайдеры, вроде «Радио-МГУ», ничего не имели против такой ситуации, крупные же «первичники» установили закрытую пиринговую политику и отказывали приходившим на М9 мелким ISP в бесплатном обмене, поддерживая его, тем не менее, между собой. В результате все участники IX разделились на две группы — «китов» и «мелочь». «Мелочь» радостно обменивалась российским трафиком между собою и с некоммерческими провайдерами, будучи вынужденной докупать российский трафик, исходящий из сетей «китов», у кого-либо из своих аплинков; «китам» же российское коннективити стоило только ежемесячных затрат на подключение к обмену, поскольку каждый из них свободно отдавал остальным транзитом трафик от ISP, являющихся его клиентами. Необходимо отметить, что по мере того как зарубежные каналы дешевели и переставали быть дефицитом, критерием принадлежности к сообществу «китов» постепенно начало выступать соотношение входящего и исходящего трафика. Дело в том, что среднестатистический абонент, — неважно, работает ли он по коммутируемой или по выделенной линии, — тянет «на себя» потоки, в несколько раз превосходящие объем трафика, отдаваемого во внешний мир. Соответственно, параметром, определяющим требуемую пропускную способность канала, обычно является именно объем входящей информации. Именно за входящий трафик обыкновенно взимается плата при помегабайтной тарификации, и именно при возникновении проблем с получением входящего трафика из какой-либо сети на службы поддержки обрушиваются шквалы звонков.

Если из двух провайдеров, присутствующих на точке обмена, один больше получает, чем отдает, а другой — наоборот, то именно первый оказывается заинтересован в том, чтобы заплатить второму за прямое коннективити между их сетями; в противном случае те же самые потоки ему придется гонять кружным путем по тем же каналам, что и зарубежку, и тогда каждый получаемый мегабайт обойдется ему существенно дороже. Понятно также, что «размер имеет значение», — если ваша сеть в месяц получает 5 Гб, а отдает в десять раз больше, то, несмотря на существенное превосходство исходящего трафика над входящим, никто из «китов» не станет размениваться по мелочам и предлагать прямой пиринг. Другое дело, если объемы хостинга веб-, ftp- и прочих серверов, порождающих исходящий трафик, столь значительны, что от маршрутов его прохождения между сетями в значительной степени зависят эксплуатационные расходы того или иного провайдера — в этом случае есть повод для торга.

В конечном итоге на M9-IX сложилась такая ситуация, когда наличие прямого бесплатного пиринга с присутствующими там «китами» воспринимается не только и даже не столько как экономическое преимущество, а как своеобразная политическая победа, показатель «крутости» провайдера. При этом с течением времени составу сообщества «китов» свойственно несколько меняться. Если во времена запуска своего ISP-проекта «МТУ-Информ» практиковал открытую политику, то, нарастив «мышечную массу» за счет приема на хостинг ряда популярных ресурсов, — таких, как List.Ru, — «МТУ-Информ» вступил в картель и, подобно другим «китам», в ответ на предложение поднять прямую сессию начал требовать деньги. Тернистым был путь «Зенона», являющегося одним из крупнейших в России хостинг-провайдеров — когда прямой пиринг был поднят уже практически со всеми на М9, «Релком» стоял последним бастионом. Судя по всему, на каком-то этапе вопрос совсем утратил экономический характер и стал делом принципа — в провайдерских кулуарах поговаривают, что «Релком» капитулировал после того, как в один прекрасный день зеноновцы повернули на Запад весь уходящий в эту сеть трафик, который заметно нагрузил международные каналы «Релкома» и встал в ощутимую копеечку. Зато теперь «Зенон» сам предлагает платное прямое коннективити как с собственной сетью, так и со всей остальной Россией. Забавна была судьба «Гласнета» — этот провайдер, всю жизнь проводивший открытую политику, летом прошлого года был приобретен холдингом «Голден Телеком», и управление гласнетовским наследством практически перешло к руководству компании «Совам Телепорт», традиционно относившегося к числу «китов» и предоставлявшего прямой обмен со всей остальной Россией только за деньги. Однако некоторое время назад «Голден Телеком» — видимо, в рамках агрессивного захвата рынка, осуществляемого сейчас этой компанией, — изменил свою политику, и теперь с «Гласнетом» (вернее, с тем, что от него осталось) снова можно меняться трафиком бесплатно.

Насколько оправдано для провайдера размещение своего оборудования на М9 и самостоятельное подключение к MSK-IX? Для тех московских ISP, чьи основные технические мощности находятся не в столице, а также для абсолютно всех иногородних компаний, ответ очевиден — это имеет смысл в том случае, если затраты на аренду транспортного канала до М9, аренду места в стойке, абонплату за подключение к IX и затраты на приобретение российского коннективити окажутся в сумме ниже, чем среднемесячная стоимость получения российского трафика иными путями. Если не считать стоимость аренды канала, которая может быть весьма различной и довольно немаленькой (особенно если речь идет о канале в другой город), при разумном выборе поставщика российского транзита эта сумма составит порядка $1300/мес., включая НДС, что при достаточно характерной для объемов небольшого провайдера отпускной цене $0,05/Мб — $0,06/Мб эквивалентно 20 — 25 Гб потребляемого российского трафика в месяц. Однако в настоящее время, когда цены постоянно снижаются, а порог по трафику, соответственно, повышается, несложно прикинуть, что при цене $0,03/Мб целесообразность самостоятельного участия в IX наступит при ежемесячном потреблении уже 50 Гб российского трафика, и так далее.

Полтора-два года назад, в эпоху сумасшедше-хаотичного возникновения в Москве новых интернет-компаний, когда в провайдинг не пытался вкладываться только ленивый, отсутствие в управленческих составах вновь создаваемых ISP сотрудников, хотя бы немного ориентирующихся в провайдерской кухне, приводило к тому, что все постоянно наступали на одни и те же грабли. Многие фирмы приходили на «Девятку» в святой и наивной уверенности, что за $360/мес., уплачиваемые РосНИИРОСу за аренду места в стойке и абонентское обслуживание, они будут получать российский трафик без ограничения во всю дурь своих десяти мегабит. Известие, что далеко не все участники обмена тут же радостно поднимут прямые сессии, а за транзит придется платить ощутимые суммы («Релком», к примеру, требовал $2500/мес.), действовало на нестойкие умы подобно удару обухом, а в расходной части откорректированных с учетом этой новости бизнес-планов появлялась ощутимая дыра. Разумеется, по меркам сегодняшнего дня столь высокая цена — это уже ничем не оправданный экстремизм: на рынке можно найти качественное российское коннективити приблизительно за $800/мес., — например, в Техцентре РТС или в «Зеноне».

Однако для провайдера, да и для крупного клиента, желающего сэкономить на оплате российского трафика, самостоятельное участие в MSK-IX является далеко не единственным, а зачастую и не самым оптимальным выбором. Поскольку спрос рождает предложение, многие участники обмена при подключении на порту предлагают раздельную тарификацию российского и зарубежного коннективити, причем «зарубежка» тарифицируется помегабайтно, а российский трафик — либо по существенно более низкой цене, либо вообще без ограничений, за фиксированную абонентскую плату. Понятно, что при подключении к IX пропускная способность ощутимо повышается — нижний порог скорости составит 10 Мб/с, — однако при потребностях, которым вполне удовлетворяет канал в 128 или 256 кб/с, возможность заплатить за такую услугу три-четыре сотни долларов выглядит с финансовой точки зрения намного привлекательнее, особенно с учетом того, что при этом отсутствует необходимость приобретать оборудование для установки на «Девятке».

Однако в конце лета — начале осени «Ростелеком», время от времени выступающий в роли законодателя отечественного ISP-рынка, предпринял попытку переломить эту тенденцию, попытавшись вернуться к полузабытому с середины девяностых понятию единого интернет-трафика, продаваемого по одной и той же цене независимо ни от каких обстоятельств. Был разорван ряд пиринговых соглашений, что, в свою очередь, вызвало довольно бурную реакцию провайдерского сообщества. Сегодня пока рано говорить о дальнейшем развитии ситуации — мы вернемся к этой теме в одном из наших очередных обзоров, — но реальных сценариев только два. Или «Ростелекому» удастся добиться своего, и тогда компания получит весьма ощутимые дополнительные прибыли, но рынок окажется отброшенным назад на пять лет, и нам еще долго придется завистливо вздыхать, слушая рассказы про то, как высокоскоростное подключение по xDSL обходится в Штатах всего в $30/мес. без ограничения, — или же процесс зашел слишком далеко, и через небольшое время в соответствующих тарифных планах провайдеров к словам «плата за входящий зарубежный трафик» прибавятся слова «...и трафик из сетей «Ростелекома», — и можно будет в который раз вспомнить про унтер-офицерскую вдову, которая сама себя высекла.


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site