This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 25
Провода и пакеты
Александр Милицкий

Провода и пакеты: дранг нах остен

Одним из набивших наибольшую оскомину восклицаний, периодически появляющихся в специализированных конференциях и форумах, является возмущенно-вопросительное "Почему в России интернет настолько дороже, чем на Западе — при том, что уровень доходов населения во много раз ниже?!"
Для того чтобы ответить на него корректно и подробно, потребовалось бы написать целую монографию, однако один из ответов лежит на поверхности. Интернет — игрушка американская, в Штатах созданная. Штаты до сих пор остаются наиболее "интернетизированной" страной — как по числу пользователей, так и по объему национальных информационных ресурсов. К тому же в международном обмене информацией также наблюдается явный дисбаланс — если расположенные у нас русскоязычные сайты интересны только представителям диаспоры и студентам-славистам, по-английски с той или иной степенью бойкости у нас читают практически все, да и залежей софта или эротических картинок там не в пример больше. В результате, хоть точной статистики никто и не знает, но заведомо известно, что более 90% потребляемого американцами трафика гоняется внутри страны, а чем короче расстояние, тем дешевле обходится передача информации.
В России дела изначально обстояли ровным счетом наоборот. Когда у нас начали появляться первые провайдеры, русскоязычного контента практически не было — была электронная почта, которой пользовались в основном для переписки с зарубежными партнерами; локальные файловые архивы, для того чтобы хранить "поближе" наиболее популярный софт "оттуда", да некоторое количество местных телеконференций — главным образом в иерархии relcom.*.
Понятно, что фразы "канал в интернет" и "международный канал" были тогда синонимами. Кому-то эти каналы доставались даром, по грантам; кто-то платил — как правило, за полосу без учета нагрузки, — но никакой особой дифференциации трафика по разновидностям и ценам не было. Интернет-трафик — он и был интернет-трафиком.
С о временем провайдеры начали задумываться об установлении между собою прямых линков. Число провайдеров росло; для установки линков по принципу "каждый с каждым" требовались все большие и большие затраты, и тогда в Москве появился первый российский IX (Internet eXchange) — точка взаимного обмена трафиком, организованная основными существовавшими на тот момент на нашем рынке ISP. Теперь достаточно было организовать единственный канал до ММТС-9, чтобы меняться напрямую со всеми. В результате основная часть внутрироссийского трафика перестала по дороге на соседнюю улицу дважды пересекать океан, и российское коннективити оказалось ощутимо дешевле по сравнению с зарубежным, обходясь участникам IX, как правило, в ту или иную фиксированную сумму независимо от объемов трафика. Именно это, а также то, что доля внутрироссийского трафика в общем потоке стала заметно расти, и создало объективные предпосылки для неуклонного снижения цен на все виды доступа. Попутно менялись и парадигмы мышления — скажем, сейчас, когда российский трафик составляет, в зависимости от специфики клиентов конкретного провайдера, от 1/2 до 3/4 от общего объема, "первичным" провайдером может быть назван уже не обладатель толстого канала на Запад, а участник MSK-IX.
До недавнего времени Россию с Западом соединяли два основных физических кабеля — ростелекомовский, проложенный под землей и потому более дорогой, но и более надежно защищенный от случайных физических повреждений, и кабель компании "Раском", провешенный по столбам вдоль Октябрьской железной дороги и потому сравнительно дешевый, но и более уязвимый. Именно эти две "веревки" обеспечивали практически все зарубежное коннективити ведущих российских провайдеров.
Российский ISP может получить зарубежный трафик одним из двух способов. Первый — это арендовать канал на Запад, подключиться к кому-либо из крупных операторов и получать трафик с его порта. Второй — покупать "зарубежку" на порту провайдера, имеющего точку присутствия в Москве или ином нужном населенном пункте.
Наиболее распространенная и общепринятая тарифная политика европейских операторов — это продажа подключений двухмегабитными портами без ограничения трафика за фиксированную плату. Однако ходовые зарубежные варианты не всегда подходят для российской почвы, ибо за этот порт и за аренду транспортного канала приходится ежемесячно выкладывать довольно ощутимые суммы, пару-тройку лет назад составлявшие $25 000 — $35 000 в месяц, обеспечить же объемы потребления "зарубежки" на уровне 400 — 450 Гб в месяц, позволяющие в полной мере утилизовать этот канал, до сих пор под силу далеко не всякому провайдеру. Кроме того, в ряде случаев провайдер вообще не имеет возможности эффективно прогрузить канал — например, если большинство его клиентов составляют компании, подключенные по выделенным линиям. Они создают значительную нагрузку только в дневное время по рабочим дням, ночью же и по выходным нагрузка практически отсутствует, в результате чего коэффициент утилизации каналов не превышает 35 — 40% даже тогда, когда в часы наивысшей нагрузки пропускная способность полностью вычерпывается.
Именно на этом весьма удачно сыграл "Ростелеком", введя практику продажи трафика с помегабайтной тарификацией на портах своих точек присутствия, — минимальная пропускная способность клиентского порта составляла 64 кб/с, что делало услугу "Ростелекома" доступной даже для мелкого ISP с десятком-другим телефонных линий. Строго говоря, "Ростелеком" предлагал не зарубежный трафик, а "интернет-трафик на порту", куда входило абсолютно все. Однако провайдеру, имеющему точку присутствия на московском IX, — а таких становилось все больше, — было не очень сложно купить недорогой российский транзит и настроить маршрутизацию так, чтобы российский трафик получать напрямую с точки обмена, а через ростелекомовский порт пропускать почти чистую "зарубежку". Результирующая стоимость и низкий ценовой барьер делали "Ростелеком" привлекательным, а в ряде случаев и единственно доступным поставщиком зарубежного коннективити для мелких и средних провайдеров. Если еще упомянуть, что на использование зарубежных транспортных каналов "Ростелеком" установил заградительные тарифы, которые делали малопривлекательным подключение к порту зарубежного оператора, становится понятно, почему на сегодняшний день трудно найти хотя бы одного сколько-нибудь серьезного ISP, который не получал бы трафика через ростелекомовский порт.
Понятно, что для пущей надежности многие провайдеры стремились к приобретению резервных каналов по другому физическому кабелю либо к балансировке нагрузки между этими каналами. Получалось, однако, не очень хорошо — в случае обрыва одного из каналов вся нагрузка ложилась на другой, и он просто не справлялся с увеличившимся потоком, что приводило к заметному снижению скорости передачи, а то и "затыканию" ряда сервисов. Пока кабелей было только два, этот способ оставался паллиативом, спасающим от проблем, вызванных отказом оборудования кого-либо из провайдеров, обеспечивающих зарубежное коннективити. Стоило же порваться одной из двух веревок, как немедленно "умирали" все идущие по ней арендованные каналы, сколько бы их ни было и к какому бы числу операторов они не вели.
Ситуация начала динамично меняться после долгожданного прихода в Москву собственного оптоволоконного кабеля финской компании "Сонера", проложенного от Хельсинки через Петербург в Москву "воздушкой" по опорам линии электропередач. Появление третьего, альтернативного физического пути не только обеспечило для ISP возможность полноценной балансировки по нескольким каналам, но и стимулировало активность провайдеров внешнего коннективити благодаря повышению конкуренции. Кто действует на этом рынке сейчас?
Безусловно, продавать зарубежный трафик как отдельную услугу способны многие провайдеры. Мы будем говорить только о тех операторах, которые предоставляют зарубежное коннективити, что называется, из первых рук. Помимо уже упоминавшегося "Ростелекома", привлекательного для небольших ISP своей системой помегабайтной тарификации, следует отметить компанию "Глобал Один Россия". И "Глобал Один", и "Ростелеком" имеют общий недостаток — маршрутизация их трафика на значительную часть западных сетей происходит через сеть Teleglobe, известную своей низкой надежностью и частыми перебоями. В подобных случаях — а они происходят куда чаще, чем хотелось бы, — значительная часть зарубежных ресурсов клиентам этих компаний становится недоступной.
Британская Cable & Wireless в рамках заявленной экспансии на европейский интернет-рынок наращивает свое присутствие и в России. Одним из первых шагов в этом направлении было предоставление в декабре 1999 г. компании "Демос" канала на Запад с пропускной способностью 45 Мб/с. Практически одновременно с этим "Демос" существенно снизил тарифы на ряд услуг. Однако, судя по всему, деятельность компании в России только начинается — никакой информации, которая по подробности превосходила бы публиковавшиеся сухие пресс-релизы, в общедоступных источниках найти не удалось; в офисе же московского представительства отвечать на какие-либо вопросы о ее деятельности отказались, сославшись на то, что генеральный директор, в чью компетенцию эти вопросы входят, находится в отпуске.
Финская "Сонера" начала проявлять интерес к российскому рынку магистральных IP-услуг задолго до того, как ее волоконно-оптическая линия дошла до Москвы. Несмотря на широкий интерес к транспортным возможностям компании, услуга Sonera Global IP (международный транзит трафика для ISP) заметным спросом на сегодняшний день не пользуется в силу того, что компания, как и многие европейские операторы, предлагает подключение на скоростях от 2 Мб/с с фиксированной оплатой вне зависимости от фактически потребляемого трафика. Несмотря на то, что международная маршрутизация у "Сонеры" построена в обход сетей ненадежных операторов, включая Teleglobe, помегабайтная тарификация для российских потребителей остается более привлекательной, и поэтому на данном поле компания пока проигрывает в объемах продаж "Ростелекому" и другим операторам, предоставляющим подобные тарифные планы.
Приходом "Сонеры" на российский рынок не замедлил воспользоваться "Голден Телеком" — холдинг, проводящий довольно агрессивную маркетинговую политику по захвату российского рынка интернет-услуг и уже успевший приобрести ряд известных провайдинговых компаний и контент-проектов. После объявления о продаже "Сонерой" холдингу канальной емкости STM-16 (2,4 Гбит/с) "Голден Телеком" существенно снизил цены на ряд интернет-услуг. Финансовые условия сделки не разглашаются. Некоторые аналитики полагают, что из заявленной пропускной способности в настоящее время реально задействовано не более 155 Мб/с (цифра, впрочем, по российским меркам все равно довольно значительная); не исключено, что условия сделки были выгодными для обеих сторон. Однако сколь бы ни была эта сделка прибыльной с точки зрения интересов "Сонеры" как транспортного оператора, в области предоставления IP-услуг в России компания сама породила себе мощного конкурента. Правда, официально "Голден Телеком" не предоставляет услуг по продаже зарубежного трафика, — по словам Андрея Колесникова, это противоречит корпоративной политики холдинга, рассматривающей интернет-трафик как нечто неделимое. Однако, по некоторой информации, ряд московских провайдеров получал от менеджеров "Голден Телекома" предложения о продаже зарубежного коннективити по низким ценам и с помегабайтной тарификацией.
Итак, зарубежный трафик, составляющий существенную долю в себестоимости интернет-услуг отечественных ISP, постепенно дешевеет и будет, в результате усиления конкуренции, дешеветь еще, что создаст предпосылки для дальнейшего снижения цен на интернет-услуги для конечных пользователей. При этом, судя по всему, помегабайтная тарификация станет основным способом расчетов за зарубежный трафик, поставляемый мелким и средним московским ISP.


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site