This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 25

Алексей Андреев

Офлайн

#01 Зовите меня Катяком
Увлекательная тема споров вокруг доменных имен с каждым месяцем подкидывает все более абсурдные варианты. Уж казалось бы, отсудил Microsoft те домены, которые пишутся с ошибкой. И казалось бы, все уже вволю посмеялись над процессом вокруг madonna.com, где одна сторона доказывает, что в мире есть тысячи Мадонн, начиная с Девы Марии, а другая сторона возражает, что "наша Мадонна — самая мадоннистая из всех Мадонн". Оказывается, можно идти еще дальше. С популяризацией интернета развивается мода на использование доменных суффиксов в различных офлайновых названиях. Тут и поджидает проблема. Добропорядочная британка Кэти Джонс имеет серьезные претензии к издательству Penguin из-за публикации книги "katie.com", в которой юная американка Кэти Тарбокс рассказывает о своем печальном опыте интернет-знакомства с педофилом, в последствии изнасиловавшим героиню. Однако домен "katie.com" c 1996 года принадлежит британской Кэти (подробности этой истории можно прочесть в предыдущем номере журнала). В России есть свои курьезы на эту тему. Так, нефтяная компания ЮКОС уже более полугода рекламирует свой образовательный проект "Поколение.ru", который даже снискал поддержку правительства в лице Валентины Матвиенко. Однако по адресу www.pokolenie.ru находится некое "Движение Нового Поколения", а по адресу
pokolenie.ru (да-да, без "www"!) вообще оказывается "Национальная фондовая ассоциация". В свою очередь телеканал ТВ-6 недавно пообещал выпустить в эфир программу "Компромат.ru" — хотя владелец сайта Compromat.ru, мягко говоря, не работает на ТВ-6. Очевидно, что подобные пересечения далеко не всегда идут на пользу обеим сторонам. На сайтах, чьи адреса так неосторожно используются в офлайновых названиях, может в этот момент находиться черти знает что. И наоборот, как в случае с двумя Кэти. А законы об авторском праве не очень работают в таких случаях. Остается лишь побыстрее разъяснить населению, что делать себе название из чужого телефонного номера — просто не принято: Христос не велел.

#02 Снизу СОРМ, сверху ФЭП: это наш рунетский герб
До последнего времени отношения рунета и правительства РФ определялись так: "пока никаких, но будут плохие". С нетерпением ожидались разные запреты. Однако не исключено, что скоро мы станем свидетелями "огосударивания" рунета по иному, более скучному сценарию. В начале сентября внимание общественности привлекла засекреченная 113-я статья в проекте государственной сметы на будущий год. Статья "Финансирование СМИ" предполагает выделение 200 миллионов рублей на "информационное противоборство". Кто получит эти деньги, неизвестно. Но было бы странно, если бы такое чудо природы, как интернет, не было использовано в борьбе. И определенные шаги уже заметны. Фонд эффективной политики, известный своей близостью к администрации президента, открывает портал Strana.ru, уже оцененный газетой "Коммерсантъ" в сумму "от $1 млн до $8 млн в год". Для американского интернета такой проект — капля в море. Иное дело мы: пока что можно по пальцам перечислить новостные проекты рунета, которые получили такие инвестиции, какие приписываются Стране.ру. Бизнес хоть и подтягивается к рунету, но с опаской. Не видно миллионов людей с кредитками, не слышно западного бума "старт-апов". Возникает ниша, которую легко может заполнить государство. Несколько хорошо оплаченных порталов типа Strana.ru — и убыточные оппозиционные проекты уже не надо будет запрещать, сами разорятся. На этом фоне вполне гармонично смотрится и спокойное внедрение системы всеобщего подслушивания СОРМ, закрепленное августовским указом Минсвязи. Аналогичные действия властей на Западе (RIP в Англии, Carnivore в США) вызывают протесты именно со стороны интернет-индустрии — а она там достаточно сильна, чтобы ее игнорировать. Зато "никакая" реакция на СОРМ в России означает, видимо, что никто здесь не планирует особенно развивать интернет-бизнес и заботиться о его безопасности. Разве что по мелочам: открыть страничку фирмы, продавать книжки наложенным платежом... Но свято место пусто не бывает, так что "китайская модель" может прийти в рунет без всякого шума — просто потому, что он другим не нужен.

#03 Спикер, ботай по фене!
Принято считать, что доминирующим языком в интернете является английский, который через сеть проникает и в другие сферы жизни. Во многих неанглоязычных странах принято ругать этого лингвистического оккупанта и делать попытки говорить в сети на своих, вроде французского или русского. Известно также, что в ближайшие годы английский сохранит свое доминирующее положение, — хотя и обещают, что его вот-вот начнет догонять китайский. Однако далеко не все знают, что английский язык интернета — это, вообще говоря, не английский. Более того, новый интернет-язык начинает оказывать влияние на настоящий английский, и влияние это далеко не всегда нравится самим англоязычным. Согласно результатам исследования, проведенного британской компанией по маркетинговому консультированию Fourth Room, новый "веблийский" язык по сравнению с английским имеет следующие черты: вымирание апострофов и дефисов, потеря "Мистер" или "Миссис" в начале письма, а также фраз вроде "Искренне ваш" в конце, большое количество комбинированных слов, образованных либо склеиванием из нескольких ("веб-сайт") либо добавлением разнообразных суффиксоидов ("читабельный"), а также частое использование акронимов и аббревиатур (B2B). Вышеприведенные примеры я не случайно перевел на русский — так становится видно, что тот же самый процесс идет и в русском языке. И виноваты тут, видимо, не только англоязычные. Исследователи из Fourth Room отмечают, что процесс языкообразования, который раньше контролировали учителя, редакторы СМИ и даже политики, в настоящее время переходит под контроль нового класса "компьютерно-грамотных". При этом глобальность интернета приводит к тому, что новые слова передаются и закрепляются с огромной скоростью. А это значит, что у нас тоже есть возможность внести свою лепту в создание всеобщего "веблийского". И не исключено, что наши шансы все-таки выше, чем у китайцев: ведь им еще придется забыть иероглифы.

#04 Верная жена, версия 7.0
Итальянский психолог Джузеппе Чирилло создал "пояс верности XXI века", позволяющий супругам контролировать, насколько они верны друг другу. "Таймер верности" присоединяется к резинке трусов и позволяет записывать, сколько раз трусы снимали и в течение какого времени человек оставался без них. По возвращении супруга или супруги из командировки его ревнивая половина может считать данные с прибора и прикинуть, не превышены ли допустимые нормы. Как сообщает Guardian, в планах Чирилло — развитие новой версии "пояса верности", с возможностью мобильного доступа к данным о состоянии трусов супруга/супруги. Новый прибор будет посылать тревожный сигнал на мобилу в случае, если трусы партнера окажутся снятыми более чем на пять минут. Комментируя эту новость, специалисты отмечают, что идея хороша, но не без изъянов. Одни напоминают, что и в эпоху "поясов верности" вполне процветали хакеры, то есть взломщики. Другие указывают, что снимать трусы приходится и в безобидных ситуациях — туалет, душ, показывание задницы проезжающим автомобилям. Поэтому гораздо лучше, как это описано в романе супругов Шелли "Паутина", использовать "чип верности", который вживляется в соответствующее место и отслеживает более существенные знаки измены — например, повышение давления и температуры. Но самое главное, что похожие шпионские технологии уже существуют: в частности, они используются для розыска угнанных автомобилей. Мораль: как бы ни развивалась технология, многие люди продолжают относиться друг к другу как к вещам.

#05 Лот номер три: президент США
В преддверии президентских выборов в США студент нью-йоркского Rensselaer Polytechnic Institute запустил скандальный проект Voteauction.com, где все желающие могут продать свой голос с аукциона — то есть отдать его тому кандитату, кто больше заплатит. Джеймс Баумгартнер достаточно убедительно сформулировал свою революционную идею. Считается вполне законным тратить огромные деньги на общие методы избирательной кампании — и в то же время запрещается покупать голоса отдельных избирателей. Но реально кампании все равно относятся к избирателю как к продукту, перепродавая его друг другу. Большая часть денег при этом уходит "на ветер": в рекламу, покупку телеэфира и т.д. Гораздо лучше, если деньги будет получать сам избиратель, решил Баумгартнер. И предложил каждому желающему выставить свой голос на аукцион в составе группы (например, группа избирателей конкретного штата). После того как на аукционе будет предложена самая высокая цена, избирателям сообщат, за кого они должны проголосовать, чтобы получить свои деньги. Несмотря на кажущуюся шуточность проекта, он вызвал вполне серьезную реакцию. Юрист Поль Рэпп, научный руководитель Баумгартнера, даже заявил, что его студент "может получить длительное тюремное заключение — или стать одним из самых могущественных людей Америки". Правда, студент уже сделал свой выбор. В конце августа избирком Нью-Йорка добился закрытия сайта. Примерно в то же время с аукциона eBay были удалены лоты нескольких человек, выставивших свои голоса на продажу. Однако идея не умерла, даже наоборот: Voteauction.com вновь открылся через несколько дней, с пометкой "Наша система не работает в штате Нью-Йорк". Оказывается, Джеймс продал свой сайт австрийскому бизнесмену Хансу Бернхарду. Сумма сделки не разглашается, но теперь в проекте работает уже семь человек, а сам сайт находится в Болгарии. По словам австрийца, они могут спрятать сайт и "в более офшорную зону", где американские законы не действуют. Цель австрийца — не только бизнес на голосах американцев, но и выработка модели для будущих европейских выборов. Кстати, на данный момент самую большую цену дают за голоса в штате Канзас: по сто баксов. Таким образом, с точки зрения избирателя, новая бизнес-модель не сильно отличается от классического обещания "выпивки и закуски", что практиковалось во многих странах и раньше.

#06 Я — робот?!
Мода на искусственный интеллект, приносившая "экстаз и ужас" в 60-е, затем как-то потихоньку прошла. Многие проекты, поначалу многообещающие, были закрыты, и в 80-е никто (из ученых) уже особенно не верил в приход электронных монстров. Однако события последнего времени подтверждают, что призрак искусственного интеллекта снова бродит вокруг — но уже в другой одежде. Дело не в саморазмножающихся роботах из Brandeis University и даже не в роботе с пистолетом, которого продемонстрировали на выставке в Таиланде. Интернет — идеальная среда для жизни и развития систем "естественного диалога". Боты особенно любят чаты AOL Instant Messenger: здесь и AOLiza, и более умный Biz, который не просто повторяет фразы, а создает базу данных на каждого пользователя. Авторы этих программ отмечают, что именно рваный язык чатов и желание пользователей трепаться о чем угодно наиболее подходят для разговоров с роботами. Подобные программы уже продаются компанией Artificial Life, которая имеет отделение и в России
. Правда, здесь роботы практичные: они выполняют роль "гуманизаторов" для интерактивных программ сетевого поиска, обучения, электронной торговли и т.п. Однако оба направления — и бессмысленные чаты, и полезные диалоговые системы — наводят на одну и ту же мысль. Сколько копий было сломано о знаменитый тест Тьюринга, который позволяет определить, кто сидит на другом конце — человек или машина. А между тем многим ли хочется это знать? Если тот, кто на том конце, может потрепаться ни о чем или наоборот помогает совершить верную покупку — многие ли спросят себя, "а человек ли это"? Если большинству все равно — значит, роботы уже среди нас, и нечему удивляться.


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site