This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 25
Скандал
Настик Грызунова

Демократичесие кубики

Возможно, если бы организация офлайновых политических выборов предварялась ограниченными экспериментами на отдельных группах граждан, они проходили бы гораздо менее болезненно и более эффективно. Возможно также, что даже эти предварительные опыты в итоге не спасали бы граждан от свойственного любым выборным процедурам сочетания пафоса и явственного привкуса бессмысленности требуемых от граждан действий. Однако же можно с большой долей уверенности предположить, что в итоге механизм работал бы гораздо качественнее.
Настик Грызунова

Эксперимент, проводимый сейчас советом директоров Internet Corporation for Assigned Names and Numbers, относится к числу моделей, которые в случае успеха могут получить повсеместное распространение, а в случае неудачи — стать классическим примером ошибок, на которых удобно учиться. Чем и ценен.

ICANN, как, без сомнения, известно читателю, — международная некоммерческая организация, по контракту с правительством США координирующая систему доменной адресации, систему IP-адресации и вопросы, связанные с параметрами протоколов и портов. Управляется советом директоров, куда входят девятнадцать человек: президент корпорации, девять независимых директоров, представляющих организации, которые входят в состав ICANN, и девять директоров из трех вспомогательных структур — Domain Name Supporting Organization, Address Supporting Organization и Protocol Supporting Organization. Несмотря на то что в сфере компетенции ICANN находятся вопросы, ключевые для развития интернета в глобальном масштабе, до недавнего времени корпорация оставалась склонным к ожирению закрытым образованием. Однако с момента создания в октябре 1998 года ее структура предполагала некоторую свободу маневра, дающую определенную свободу эксперимента.

В марте на очередном совещании членов совета директоров ICANN в Каире были представлены результаты работы над программой ICANN @Large Membership, которая велась с августа 1999 года. Согласно программе, из девяти независимых членов совета пятерых предлагалось определить путем прямого голосования всех заинтересованных в участии представителей глобальной сетевой аудитории — по директору на регион (Северная Америка, Южная Америка/Карибский регион, Европа, Азия/Австралия/Тихоокеанский регион и Африка). Все формальности были доработаны лишь к следующему июльскому совещанию совета в Иокогаме, но бета-версия программы начала функционировать сразу по возвращении директоров из Каира.

Схема проведения выборов независимых директоров выглядит так.
1. 11 марта — 31 июля 2000 года: проводится регистрация пользователей, желающих принять участие в выборах в качестве избирателей или кандидатов.
2. 31 июля: комитет совета директоров по выдвижению кандидатов оглашает список из восемнадцати человек, которые примут участие во втором туре.
3. 1—14 августа: выдвижение и самовыдвижение независимых кандидатов.
4. 15 августа — 8 сентября: первый тур выборов (избиратели голосуют за предложивших свои кандидатуры участников в своем регионе). Во втором туре принимают участие максимум семь кандидатов от каждого региона — включая номинантов комитета по выдвижению.
5. 8—30 сентября: предвыборная борьба в полный рост (публичные дискуссии на сайте @Large Membership, публикация информации о независимых кандидатах и т.д.).
6. 1—10 октября: второй тур выборов.
7. Не позднее 1 ноября будут объявлены имена пяти новых членов совета директоров.

К настоящему моменту в европейском регионе ситуация выглядит так. В список второго тура входят семь кандидатов, из которых пять рекомендованы комитетом по выдвижению: генеральный секретарь Международной торговой палаты Мария Ливанос Катто(Швейцария), глава посреднического отдела France Telecom Оливер Мурон (Франция), директор по IP-сервисам Deutsche Telekom Уинфрид Шуллер (Германия), сотрудник факультета естественных наук и математики университета Кирилла и Мефодия Оливер Попов (Македония) и сотрудник UNINETT FAS, администратора доменов .no, .bv и .sj, Альф Хансен (Норвегия).
Список независимых европейских кандидатов, вышедших во второй тур, сократился, таким образом, до двух человек: руководитель проекта "Интернет и политика" Жанетт Хоффман и спикер хакерского Chaos Computer Club Энди Мюллер-Магун, оба из Германии. Всего в первом туре участвовал 81 кандидат (из которых 9 сняли свои кандидатуры), помимо прочих — двое из России: Дмитрий Бурков и Николай Попков.

Что касается Николая Попкова, то причины его участия в выборах довольно загадочны: у него нет ни малейшего опыта работы с тематикой, находящейся в сфере интересов ICANN, о чем он честно признался в своей предвыборной речи на сайте @Large. Речью этот текст, впрочем, можно назвать с очень большой натяжкой, поскольку он содержит только список URLs его проектов и поразительную для серьезного кандидата фразу "I like to work. I do not like to speak".

Дмитрий Бурков в качестве кандидат на выборы существенно более интересен. Один из основателей кооператива Demos, член совета директоров "Релком", глава одного из отделов Comstar, в настоящее время — глава отдела интернет-технологий "Ростелеком". С 1993 года Бурков был членом Координационной группы домена .ru, которая до недавнего времени осуществляла управление доменным пространством зоны .ru (и которой в немалой степени мы обязаны страшной путаницей в системе регистрации доменов, существованием стоп-листа и прочими прелестями, большая часть которых исчезла лишь с возникновением реальной угрозы отстранения РосНИИРОС от администрирования национальной доменной зоны).

Дмитрий Бурков, на самом деле, имел немалые шансы на выход во второй тур: по результатам первого в европейском регионе он занял четвертую позицию, набрав 570 голосов и уступив помимо Жанетт Хоффман и Энди Мюллер-Магуна только Лутцу Доннерхакке. В России Буркова не слишком вовремя, однако очень активно поддержали Открытый форум интернет-сервис-провайдеров и Союз операторов интернет. Вообще роль этих двух организаций в поддержке инициативы ICANN до сих пор сводилась к несколько истерическим телодвижениям в моменты, выбор которых не поддавался никакому разумному объяснению. Например, пропаганду участия в выборах СОИ и ОФИСП начали 21 июля — за десять дней до окончания регистрации (поскольку, как нетрудно догадаться, большинство желающих принять участие в программе @Large Membership откладывали регистрацию на последнюю неделю, часть из них просто не смогла пробиться к перманентно перегруженным серверам ICANN). Нельзя сказать, что кампания ОФИСП и СОИ не удалась, — если до их обращения к сетевому сообществу на сайте @Large Membership зарегистрировалось меньше сотни российских пользователей, то по окончании регистрации обнаружилось, что нас 2111 человек. Обе организации активно поддерживали Дмитрия Буркова. Теперь их представители сильно переживают из-за того, что из зарегистрировавшихся двух с лишним тысяч российских избирателей за него проголосовали лишь чуть более четверти, — видимо, забывая о том, что кандидаты представляют не отдельную страну, а весь европейский регион.

Так или иначе, процесс продолжается: на данном этапе все зарегистрированные в @Large Membership пользователи могут задать участникам второго тура вопросы (почему-то каждый избиратель имеет право только на десять вопросов). Кандидаты отвечают. Стадия вопросов-ответов продлится до 30 сентября.

Ажиотаж вокруг всей эпопеи с выборами, безусловно, объясним, однако не совсем адекватен значимости сюжета. Один раз в западных СМИ совет директоров ICANN, каким он станет после выборов, назвали сетевым правительством; характеристика была немедленно подхвачена. В дальнейшем отношение сообщества к событию определялось преимущественно представлениями о том, каким должно быть сетевое правительство. Между тем никаким правительством совет директоров ICANN, конечно же, не является — ни в нынешнем своем составе, ни после избрания пяти директоров всем миром; он не станет правительством даже после избрания всего совета путем прямого голосования (если оно когда-нибудь произойдет). Компетенция совета директоров ограничена рядом технических вопросов — распределением IP-сетей, введением новых доменов первого уровня и так далее. Ни один общеполитический вопрос, касающийся интернета, ICANN решить не в состоянии, поскольку вообще не приспособлена для этого — у нее другие задачи. Смысл всемирного избрания технических специалистов в совет директоров организации, ведающей техническими вопросами, пожалуй, не вполне очевиден. С другой стороны, координирование интернет-адресации — вполне подходящая сфера для реализации на практике принципов саморегулирования. Это именно тот случай, когда речь идет о внутрисетевых проблемах, для решения которых не требуется участие никаких внешних по отношению к сети структур — в первую очередь, властных органов.

Репрезентативность проводимой ICANN акции, конечно, сомнительна. С одной стороны, мировая сетевая аудитория насчитывает сейчас около 300 миллионов человек, а для участия в выборах в совет директоров зарегистрировались 158 593 человека (активировали эккаунты лишь половина из них — чуть больше 76 тысяч). С другой стороны, из девятнадцати человек, входящих в состав совета директоров, пользователями выбираются только пять (и большинство кандидатур рекомендованы комитетов по выдвижению ICANN).

Разумеется, никакого сетевого правительства в результате выборов не получится. В лучшем случае, обсуждение вопросов, над которыми работает ICANN, станет более открытым. Однако же происходящее крайне важно. Идея сетевого саморегулирования, пусть в ограниченном масштабе и в совершенно конкретной технической сфере, наконец находит более или менее внятное воплощение. Понятно, что пока это все — игра в кубики. Понятно, что для того, чтобы сделать окончательные выводы из ее результатов, нужно дождаться финала. Однако уже сейчас эта игра убедительно доказывает, что сетевая демократия действительно работает, что внутрисетевая жизнь может строиться на принципах саморегулирования, а сетевое сообщество способно эффективно организовать управление своими делами без вмешательства некомпетентных офлайновых чиновников, уверенных в том, что об эффективном управлении им все известно как никому другому. Что сетевое саморегулирование — не утопия и не пустая фигура речи, в конце концов.

Члены ICANN были уверены, что этими выборами мало кто заинтересуется, поэтому решили, что достаточно зарегистрировать хотя бы пять тысяч избирателей. Дальнейшее стало следствием чрезмерной пропаганды, игры национальных чувств и желания превзойти других, или просто принципиального непонимания сухой технической природы тех вопросов, которые на самом деле решает ICANN. В заявлении президента и генерального директора ICANN Майка Робертса (Mike Roberts) говорится, что некоторые из зарегистрированных избирателей "в результате излишней пропаганды сильно переоценивают масштаб и значение технических функций ICANN". Как выразилась представительница ICANN Памела Брюстер (Pamela Brewster), многие думают, что ICANN — это "Организация объединенных наций интернета".
Бен Чарни (Ben Charny), ZDNet News


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site