This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 24
Провода и пакеты
Александр Милицкий

Белые вороны

Любой рынок проходит в своем развитии через характерные этапы, избежать которые не проще, чем дружественной Монголии оказаться в развитом социализме сразу после феодализма. Первоначальная пора «бури и натиска» принадлежит пионерам и энтузиастам, это — время, когда в конюшнях вручную собираются первые автомобили, а в гаражах — персональные компьютеры. Потом приходит эпоха конвейерного производства, новеньких черных «Фордов» и поточной сборки в странах Дракона. Наконец, рынок потихоньку начинает умирать и сходить на нет, как почти что умер сегодня рынок виниловых грампластинок, и только самые отъявленные ретрограды, сопротивляясь до последнего, пытаются работать на нем, пока на свете остался хоть один живой клиент.

Московский рынок услуг коммутируемого доступа не является исключением. Времена, когда «Зенон Н.С.П.» начинался с частной коммерческой BBS на шести телефонных линиях, безвозвратно канули в лету. Сегодня в этом секторе задают тон крупные телекоммуникационные компании и ISP, причем день ото дня конкуренция становится все жестче и жестче, — благо, предложение наконец-то начало обгонять спрос, и рынок продавца ненавязчиво превратился в рынок покупателя. Вряд ли следует тешить себя иллюзиями относительно будущего этого рынка, — его солнце уже неумолимо клонится к закату. Разумеется, коммутируемый доступ будет еще очень и очень долго актуален в провинции, особенно в тех счастливых городках вроде Калуги, которые с головы до пят опутаны современной цифровой телефонией. Безусловно, и в Москве спрос на услуги dial-up окончательно не умрет в обозримом будущем, ибо всегда останутся и люди, выходящие в сеть раз в год по обещанию, и странствующие коммивояжеры с ноутбуками. Однако основная часть массовой клиентуры будет постепенно перетекать на альтернативные широкополосные технологии, будь то xDSL, спутниковая тарелка или доступ через сеть масштаба дома или микрорайона. Объективных предпосылок к этому предостаточно: тут и неторопливое, но неостановимое шествие мультимедийных технологий, требующих все большей и большей пропускной способности, и столь же неизбежное повсеместное введение повременной оплаты за телефон, и перегруженность телефонных сетей общего пользования, и высокая себестоимость телефонных мощностей. Эксперты расходятся в прогнозах относительно того, сколько еще сумеет протянуть больной — некоторые полагают, что года три, другие отводят год, — но сам по себе летальный исход сомнений ни у кого не вызывает. Тем более интригующе выглядят компании, запустившие собственные dial-up проекты уже в нынешнем, 2000-м году.

До недавнего времени любого игрока на этом рынке можно было однозначно отнести к одной из четырех категорий. Во-первых, «старики», начинавшие dial-up-бизнес тогда, когда и о бизнесе-то говорить не приходилось. Их условно можно назвать независимыми ISP, то есть фирмами, специализирующимися на предоставлении IP-услуг и не связанными кровными узами с теми или иными телефонными компаниями. Их имена известны достаточно широко, — это «Зенон Н.С.П.», «Ситилайн», «Демос», «Ринет» и многие другие. Будучи вынуждены арендовать телефонные и канальные мощности у сторонних поставщиков, эти провайдеры, тем не менее, успели отбить вложенные инвестиции, и потенциальный закат рынка коммутируемого доступа вряд ли сильно их смущает. Когда придет время, они благополучно сумеют свернуть данное направление, распродать по остаточной стоимости ставшее ненужным оборудование и окончательно сосредоточиться на других технологиях доступа, которыми и сегодня занимаются в достаточной мере активно. В ситуации же сегодняшних ценовых войн они сохраняют конкурентоспособность благодаря накопленному опыту, высокой квалификации персонала и качеству услуг.

Вторая категория — телекоммуникационные компании полного профиля, вышедшие на рынок несколько позднее, когда запахло по-настоящему большими деньгами. Это «МТУ-Интел», «Комстар», «Комбеллга», «Центральный телеграф» и многие другие; можно ткнуть пальцем наугад в любого телефонного оператора и практически наверняка не ошибиться (исключение составляет только «Глобал Один», ориентирующийся на корпоративных клиентов, и на мелочевку типа коммутируемого доступа не разменивающийся, но и он с лихвой компенсирует это обилием дилеров, предоставляющих доступ по его каналам и с помощью его телефонии). Как правило, качество услуг этих провайдеров несколько ниже, частично в силу конвейерного подхода, частично — из-за того, что они меньше времени присутствуют на рынке и у них, соответственно, меньше опыта. Однако эти недочеты с лихвой компенсируются дешевизной предоставляемых услуг — благо, телефонные мощности, составляющие львиную долю себестоимости у независимых провайдеров, обходятся им в копейки. Именно данная группа игроков инициализирует все ценовые войны, начиная с революционного тарифа $0,9/$0,45 у МТУ в 1998 г. и кончая недавними стычками между «Голден Телекомом» и «Комстаром». К сильным сторонам игроков этой категории можно отнести также отсутствие опасений по поводу грядущей повременки: размещая модемные пулы на своих АТС, они могут себе позволить избавить от дополнительных поборов, как минимум, абонентов, пользующихся их же телефонией, — да и при переговорах с МГТС у большинства из них наверняка найдется карта-другая в рукаве.

Третья категория — «кустари с моторами», которые сегодня расплодились, как грибы после дождя. Десяток-другой аналоговых телефонных линий, одолженных за гроши у какого-нибудь полуживого НИИ, халявное подключение к академическому каналу, пентиум с линуксом и мультипортовкой, стопка поставленных друг на дружку «Курьеров», анлим по $20/мес. и расширенные от ужаса глаза при упоминании слова «Госсвязьнадзор», — таков собирательный портрет подобных провайдеров, мелких и неприметных, но, в силу своей многочисленности, составляющих довольно ощутимую долю рынка. Пока не грянула повременка, а Госсвязьнадзор не принялся всерьез закручивать гайки, эти неприметные машинки для зарабатывания денег исправно поставляют в карманы своих владельцев тоненькие, но постоянные ручейки. Когда их деятельности придет конец, никакой катастрофы не произойдет, благо, терять им особо нечего: редкий провайдер такого рода имеет оборудования на сумму, достигающую хотя бы $10 000.

Наконец, последняя категория — мамонты и динозавры, всем своим существованием наглядно иллюстрирующие известную шутку про $50 000, сжигаемые по одной купюре, пока не пройдет желание заниматься провайдингом. Они похожи друг на друга, как партия и Ленин: единственный толстый канал «в интернет» от не самого дешевого, но именитого поставщика, один или два потока цифровой телефонии, арендуемой по недетским коммерческим расценкам, цисковское оборудование, отсутствие во главе проекта грамотного менеджера и постоянное превышение расходами доходов вплоть до того момента, когда у инвестора кончатся деньги. Вряд ли имеет смысл перечислять здесь имена — пролистав подборку новостей за последнюю пару лет, можно без труда узнать их по сообщениям о прекращении деятельности, уходе из dial-up-бизнеса или, на худой конец, продаже кому-то крупному с хорошей миной при плохой игре.

При этом — не считая «кустарей», которые неистребимы, как тараканы, — перечисленные категории вот уже долгое время практически не принимали в свои ряды пополнения. Со «стариками» понятно — попасть в их число сегодня невозможно, поезд ушел окончательно и бесповоротно. Не вызывают вопросов и телефонные компании: все, кто сейчас есть на рынке, уже успели приложить руку к провайдингу, а новые игроки на этом поле появляются нечасто. Пожалуй, довольно симптоматичным является отсутствие новых «мамонтов» — по-видимому, людям все же свойственно учиться на чужих ошибках, и отсутствие инвестиций в этот сектор означает, что перспективность коммутируемого доступа оценивается на сегодняшний день весьма и весьма скептически. При этом нельзя говорить о снижении интереса инвесторов к интернету как таковому; скажем, в начале этого года по крайней мере две известные сети салонов сотовой связи всерьез прорабатывали варианты запуска собственных масштабных провайдинговых проектов (руководствуясь, по-видимому, тем соображением, что торговля собственными интернет-картами — более прибыльное занятие, чем торговля чужими). Однако осторожность взяла верх, и, после анализа конъюнктуры рынка, один из этих инвесторов предпочел ориентироваться на выделенные подключения жилых домов, а другой — и вовсе воздержаться пока от вложений.

И вот на этом фоне, как гром среди ясного неба, две солидные и крупные компании делают каждая по весомой заявке, запуская собственные dial-up-проекты. Это — «Кросна-Интернет» и «МСС-Интернет».

Первый соблазн квалифицировать эти проекты как выход на рынок очередных типичных «динозавров», обреченных на медленное, но неизбежное умирание, отступает при некотором знакомстве с фактами. Да, в их менеджменте не замечено пока ни одной крупной и известной фигуры из числа специалистов по постановке ISP-бизнеса, но в обоих случаях материнская компания давно и небезуспешно работает в сфере высоких технологий и телекоммуникаций. Впечатляют и стартовые мощности — 120 телефонных линий у «Кросны» и 240 — у МСС; если это — только начало, то, несомненно, у руководства проектов присутствуют весьма и весьма амбициозные планы дальнейшего развития. Схема подключения к сети тоже выходит за рамки традиционной для «динозавров» — при запуске проекта у «Кросны» было 512 кбит/с на «Демос» и 2 Мбит/с на «Глобал Один»; МСС же с самого начала включилась в точку обмена трафиком на M9-IX; кроме того, она имеет по 10-мегабитному каналу на «Макомнет» и на «Релком».

Каковы перспективы этих двух новых игроков на московском рынке dial-up; в чем их сильные и слабые стороны? В первую очередь, необходимо отдавать себе отчет, что коммутируемый доступ в интернет отнюдь не относится к числу основных направлений бизнеса как той, так и другой компании. В этом отношении они сильно отличаются от «динозавров», кладущих все яйца в одну корзину, что придает обоим проектам некоторый дополнительный запас прочности. Даже если данное направление окажется бесприбыльным или не слишком убыточным, обе компании могут себе позволить поддерживать его в подобном состоянии длительное время из тех или иных соображений — будь то проба новых технологий, предоставление существующим клиентам более широкого сервиса, имиджевые соображения и т.п. Некоторые маркетинговые мероприятия МСС, такие, как предоставление скидок на dial-up потребителям сотовых услуг компании, могут в результате окупаться за счет увеличения доходности по другим статьям. Кроме того, нельзя не учитывать открывающихся широких возможностей по предоставлению доступа в сеть с мобильных телефонов: по заявлению представителей компании, в настоящее время, даже несмотря на использование аналогового стандарта сотовой связи NMT-450, удается обеспечивать надежное соединение на скоростях до 19 200. Следует также учитывать, что многочисленные базовые станции «Московской Сотовой», установленные по всей территории Москвы и Подмосковья, соединены между собой цифровой оптоволоконной транспортной сетью, которая может быть задействована и для оказания услуг выделенного IP-подключения. Наконец, МСС обладает отлаженными службами сбыта через многочисленные работающие с компанией салоны, а также абонентским отделом — именно на постановке этих подразделений спотыкался не один начинающий провайдер.

«Кросна» как интернет-провайдер, в свою очередь, примечательна наличием спутниковых каналов, соединяющих ряд крупных городов России. При правильной постановке дела следующим закономерным шагом было бы создание в этих городах узлов, предоставляющих коммутируемые и выделенные подключения. Если дальнейшие планы компании действительно таковы, то московский проект, помимо прочего, должен рассматриваться еще и в качестве технологического полигона, что в какой-то степени оправдывает даже его потенциально низкую прибыльность. Таким образом, перспективы обеих компаний на ниве провайдинга как такового вряд ли выглядят совсем уж мрачными. Однако вопрос, насколько перспективны их проекты, относящиеся к коммутируемому доступу, пока что остается без ответа. Будут ли эти начинания коммерчески прибыльными или останутся на положении дотируемых из политических соображений, зависит от дальнейшей динамики рыночной конъюнктуры, а также от того, почем им обходится аренда телефонных линий — та самая составляющая себестоимости, за счет которой телко получают в ценовых войнах преимущества по сравнению с «чистыми» ISP.

Примечательно, что и та, и другая компания арендуют телефонные мощности у одного и того же оператора — АСВТ. Немного ориентируясь в экономической стороне провайдинга, можно с довольно большой степенью уверенности предположить, что приобретать соединительные линии в таких масштабах сегодня вряд ли оправдано, если стоимость аренды превышает $80/мес. С учетом же того факта, что МСС, по заверениям ее представителей, в любой момент может нарастить мощности до 360 СЛ, получается, что за последнее время АСВТ выделила на продажу провайдерам по меньшей мере 16 потоков серийной цифровой телефонии. Похоже, что стройные ряды телефонных операторов, еще недавно поголовно устанавливавших на эту услугу заградительные тарифы, сегодня дрогнули. Если так, то, возможно, неизбежная смерть московского рынка коммутируемого доступа на какое-то время отодвинется.


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site