This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 24

Виктор Сонькин

Время надомника

Я всегда терпеть не мог ходить на службу. Меня приводила в ужас необходимость прерывать сон в определенное время суток, думать о том, какую рубашку надеть, и наблюдать за молниеносным иссяканием запасов пены для бритья. Поэтому работа в академическом институте с одним присутственным днем в неделю подходила для меня идеально. Оставалась только одна загвоздка: надо было как-то зарабатывать на жизнь. Приходилось крутиться.

Другие домоседы и ненавистники официальной одежды, вроде главы фирмы «Майкрософт», видимо, испытывали те же проблемы, разве что в другом масштабе. Когда интернет стал постепенно приживаться в обиходе, мы с Биллом Гейтсом решили, что все наши проблемы уходят в прошлое: теперь можно с чистой совестью постоянно носить любимые свитера и джинсы и руководить корпорацией — или заниматься наукой и переводами — не выходя из комнаты, а то и не вставая с дивана.

Прошло еще немного времени, интернет из экзотики стал обыденностью, расцвела сетевая коммерция, многонациональные корпорации, муниципалитеты и придорожные кафе обзавелись собственными сайтами, человек без электронной почты стал диковиной вроде африканского бушмена, а у нас с Биллом накопился порядочный опыт работы на расстоянии — как положительный, так и отрицательный. Можно подвести некоторые промежуточные итоги.

Мы рассмотрим девять проблем, которые мешают дистанционным формам традиционных занятий развиваться так же быстро, как развиваются дистанционные технологии, а затем посмотрим, насколько наши наблюдения применимы к представителям отдельных — в широком смысле слова, гуманитарных — профессий.

Проблема консервативности

Переход на новые формы работы всегда дается непросто. В некоторых учреждениях до сих пор используют пишущие машинки. У привычных вещей есть сентиментальная ценность. Английский джентльмен будет читать свою «Таймс» за первой чашкой чая, потому что так делали несколько поколений его предков. А это уже ритуал, и сломать его в пользу утренней загрузки новостей на персональный компьютер довольно сложно.

Все новое вызывает подозрение, а иногда и отказ признать очевидное — то, что психологи называют когнитивным диссонансом. На моих глазах один крупный отечественный философ не мог поверить, что текст, переписанный с жесткого диска на дискету, — это его точная копия, в которой ничего не ухудшилось и не изменилось. Пока мы не привыкнем к переменам, многотомный оксфордский словарь английского языка на книжной полке будет казаться более авторитетным источником, чем точно тот же словарь на компакт-диске. Хотя пользоваться электронной версией в десятки раз удобнее.

Тут вступают в действие еще и соображения престижа. Оксфордский словарь может держать на полке человек, который никогда в жизни им не воспользуется; богатый бизнесмен может носить в кармане перьевую ручку «Монблан» (www.richemont.com/montblanc/) за две тысячи долларов и использовать ее только для подписания контрактов. У электронных приборов такой ауры нет (была одно время у мобильных телефонов, и та растаяла); это означает, что соотношение цены и качества в этой области жизни не вступает в противоречие с реальной ценностью продукта. А это — тяжелый удар по институтам престижа и показухи, на которых в значительной мере держится деловой мир. Не удивительно, что новым формам приходится порой пробивать себе дорогу с боем.

Проблема оплаты

Для работодателя дистанционные формы ведения бизнеса интересны прежде всего тем, что позволяют найти более дешевую рабочую силу за рубежом. Сложность в том, что в странах третьего мира финансовые институты не инкорпорированы в общемировую систему. Перевести деньги из Америки или Швейцарии на счет в Россию может оказаться нетривиальной задачей. (А в обратном направлении подчас и вовсе невыполнимой.) Разница в курсах валют, финансовая нестабильность, высокие комиссионные за каждую операцию серьезно отравляют жизнь дистанционного работника (а заодно и его далекого начальства).

У исполнителя есть и еще одна важная проблема: ему нужно хотя бы в принципе знать, что ему заплатят. При традиционных формах работы можно поймать бухгалтера за пуговицу или укоризненно посмотреть в глаза шефу. При дистанционных можно только надеяться на то, что люди, задолжавшие тебе пять тысяч долларов, вообще существуют.

Проблема общения

Каждый яппи знает, как низок КПД его компании. Чем крупнее и богаче фирма, тем он ниже. Про правительственные и международные организации и говорить не приходится. Зато на службе люди знакомятся, ссорятся, образуют союзы, дружеские связи и семьи, играют в пасьянс на компьютере, возятся с кофеварками, копируют фотографии из «Плейбоя» на цветном ксероксе, поливают цветы и т.д. Ради сослуживцев мы бреемся, наряжаемся, подбираем очки, часы, сумки, обувь, косметику и парфюмерию, с гордостью показываем им новую машину или фотографии детей, пьем с ними пиво и ездим на рыбалку. Офисная жизнь задает четкий распорядок дня, который резко снижает количество ситуаций выбора, а значит — и общий уровень стресса. Человек, готовый отвергнуть эти радости жизни, — явный социопат. Он может страдать также от переизбытка инициативы, в корпоративном контексте однозначно наказуемого. Таких людей сравнительно немного, но фонд удаленных работников неизбежно складывается именно из них.

Отсутствие постоянного контакта с коллегами пагубно сказывается на любом специалисте, каким бы волком-одиночкой он ни был. Это — одно из предостережений, которое необходимо иметь в виду каждому, кто захочет броситься в пучину удаленной работы.

Проблема секретности

Не столько техническая, сколько психологическая. Если в вашем распоряжении есть документы, с которыми вы разрешаете работать только двум своим сотрудникам в специально отведенной для этого комнате с кодовым замком, вам будет весьма неприятно представить, что эта информация помчится по проводам или в эфире через полмира. Даже если она будет защищена сильным крипто.

Проблема кадров

Собеседования устраиваются не для того, чтобы проверить компетентность работника. Для этого гораздо лучше подходят тщательная проверка его резюме и, скажем, какой-нибудь письменный тест. Собеседование предназначено для того, чтобы хозяин и работник пригляделись друг к другу. Каким бы equal opportunity employer-ом* мы себя ни рекомендовали, нам никогда не избавиться от впечатления, которое производит на нас чужая манера говорить, жестикулировать и одеваться. Так что глянцевые журналы еще долго будут публиковать заметки типа «Как вести себя на собеседовании» с точными рекомендациями по длине юбки. А при дистанционной работе установить с человеком полный контакт невозможно.

Кроме того, любому приятнее взять на работу знакомого или знакомого знакомых, чем неизвестно кого за тысячи километров. В советские времена такой протекционизм называли «блат». На Западе он укоренен ничуть не меньше (иногда его называют «Old boy network»).

Проблема оперативности

Казалось бы, что может быть оперативнее интернета. Однако если человек работает в офисе, начальник может швырнуть ему на стол неудовлетворительный отчет и сказать: «Не уйдешь, пока не доделаешь». А если он за тридевять земель, на письма не отвечает и мобильный телефон выключил? Кроме того, фрилансеры редко бывают связаны с одним работодателем, и в нужный момент у ценного дистанционного сотрудника может просто не оказаться времени.

Проблема часовых поясов

Если дистанционный работник сотрудничает с данным работодателем не время от времени, а постоянно, то нахождение в другом полушарии становится нешуточной проблемой. У нескольких знакомых мне сетевых переводчиков, которые живут в Америке, а работают на Европу (или наоборот), выработались крайне причудливые режимы дня. С такими режимами довольно сложно совместить семейную жизнь (если супруг/а работает в «нормальное» время) или воспитание маленьких детей.

Проблема технического совершенства

Всем известно, что происходит с dial-up-ом во время дождя или даже просто грозы. А если отключат электричество (такое случается не только у нас)? Когда машина бизнеса почему-либо на время останавливается целиком — это еще не так страшно, как если приходит в негодность какая-то одна, но важная деталь. Во всяком случае, о будущем детали лучше не думать.

У технического несовершенства есть и еще одна сторона. Посылать по интернету тексты практически неограниченного объема, в общем, несложно. Но для пересылки изображений с высоким разрешением или тем более аудио- и видеоинформации нужны уже совсем другие мощности, с которыми домашний компьютер, как правило, справиться не в состоянии.

Проблема домашнего очага

Если все время сидеть дома, то убедить окружающих в том, что ты занят, как пес Булька, довольно нелегко. Домочадцы не смогут понять твоего отказа сходить в магазин или в жилконтору (другое дело — если прийти с работы в семь часов и завалиться на диван перед телевизором — никому в голову не придет тронуть человека после тяжелого рабочего дня). Организовать рабочий день и рабочее пространство дома гораздо труднее, потому что все отвлекает: балкон зовет покурить, холодильник — выпить пива, видеомагнитофон — досмотреть фильм. Фрилансеру не знакомо блаженное ощущение «Thank God It's Friday»; он никогда не может воспринять отпуск, отдых, поездку на пляж как полностью заслуженную награду, потому что все эти прелести, теоретически, доступны ему в любой момент.

Итак, кому и чем может быть полезна дистанционная работа? Какие плюсы и минусы могут найти в ней представители разных профессий?

Преподаватель

Плюсы. Проверять сочинения или работы по математике можно по электронной почте. Нерадивому студенту будет гораздо труднее разжалобить вас тем, что у него кошка утонула в унитазе. Не придется выстраивать сложные многоступенчатые отношения с коллегами на кафедре или в учительской. На каверзный вопрос дотошного ботаника можно будет ответить, предварительно подготовившись. Вам не станут давать обидные прозвища за низкий рост, лысину или заикание.

Минусы. При дистанционном обучении у студентов точно так же возрастает возможность пользоваться справочными материалами, поэтому задания на проверку их сообразительности должны стать гораздо более изощренными. Энергетическая подпитка от молодого поколения будет сведена к минимуму. Если у вас есть личная преподавательская харизма, она пропадет попусту: восторженные студентки не станут обливать вашу шляпу духами, если вы мужчина. Если женщина — тоже не станут.

Журналист

Плюсы. Журналисты, вообще говоря, делятся на множество подвидов. Джек Лондон в свое время писал репортажи с русско-японской войны и посылал их в Америку по телеграфу или по почте; его современные коллеги пользуются для этого интернетом, мобильной и сотовой связью, но суть их работы (на месте событий вообще, в горячих точках в частности) нисколько не изменилась. Другое дело — аналитическая и компилятивная журналистика. Быть в курсе всех важных мировых событий, читать газеты и журналы всего мира не выходя из дома и в тишине кабинета собирать материал для своей еженедельной колонки — идеальное решение для журналиста аналитического склада. Компилятору тоже достаточно часок походить по сайтам, не покидая родного Урюпинска (www.infa.ru/map/russia/info/towns/ru_ru/2882.htm), чтобы написать для столичного издания материал про интимную жизнь голливудских звезд. Вопрос только в том, хороши ли в Урюпинске провайдеры.

Минусы. Суета ньюсрума, нервные гримеры (на телевидении), запах свежей типографской краски (в газете или журнале), опять же, обсуждение материала с коллегами, редакционная политика — все это недоступно дистанционному журналисту... А если вы работаете в интернет-издании, то, как однажды заметил Норвежский Лесной (www.gazeta.nu/nl/01-04-1999_generation.htm), ваша мама может и не поверить, что вы журналист, — чем докажете?

Переводчик

Плюсы. Переводчик — одна из самых приспособленных для дистанционной работы профессий. Максимальный доступ к справочным материалам и многоязычным текстам, максимальная гибкость графика — работа в интернете подходит для этого как нельзя лучше. А обратная связь с коллегами со всего мира у опытного интернет-переводчика намного превосходит ту, что доступна даже в самой большой многонациональной корпорации (о чем мы уже писали — www.inter.net.ru/15/10.html).

Минусы. Переводчики одними из первых пострадали от вторжения на их традиционные рынки дистанционных конкурентов. Так, иностранцы, работающие с русским языком, оказались оттеснены на обочину агрессивным демпингом коллег из бывших советских республик, которые были готовы работать за 3 цента за слово вместо традиционно-респектабельных 15—20. Для кого-то это, наверное, плюс; но когда Билл Гейтс рассуждает о новой экономике, нам стоит помнить, что обогащение одних — даже минимальное — неизбежно ведет к обнищанию других.

Писатель

Плюсы. Запереться на год в бунгало или в вилле на морском берегу и написать свой Великий Роман — это, собственно, всегда была модная идея. Теперь писатель-социопат может вообще не общаться с внешним миром, посылая раз в год по Великому Роману в издательство и получая гонорары на банковский счет. Может и вовсе наплевать на издательства по примеру Стивена Кинга. Для писателей место жительства имеет меньшее значение, чем для представителей многих других профессий (если не считать необходимостью постоянный контакт с родным языком); недаром они так охотно селятся в Ирландии, известной своими налоговыми льготами для людей искусства.

Минусы. К сожалению, даже самый выдающийся или очень популярный писатель редко может жить исключительно на доходы от собственного литературного творчества. Бродский преподавал; Макс Фрай ведет несколько постоянных колонок в разных изданиях. Эти виды деятельности тоже могут быть дистанционными (см. выше), но к чистому искусству они уже не имеют отношения.

Ученый

Плюсы. «Кабинетный» ученый потому так и называется, что для его успешной профессиональной деятельности необходимым и достаточным условием является отдельный кабинет, желательно звуконепроницаемый. Интернет — ровно то окно в мир, которое ему нужно: много информации, возможность применения логических построений для ее поиска, возможность общения с коллегами во всем мире, возможность отключить поток информации, когда она не нужна. Устав от формул и концепций, всегда можно сходить на www.bigtits.com. Не наукой единой.

Минусы. Во-первых, те же, что для писателя, — финансовые. Поэтому для полного счастья к кабинету и интернету необходимо приложение в виде внушительного гранта. Во-вторых, как справочная система интернет все-таки пока сильно уступает хорошей специализированной библиотеке (не в последнюю очередь из-за проблем с копирайтом; поскольку спрос порождает предложение, найти в интернете пиратскую поп-музыку или порнографическую фотографию несложно, а пиратскую статью про соотношение светской и религиозной топики в «Песне о Роланде» — невозможно). В-третьих, живое общение с коллегами все-таки ни с чем не сравнится (правда, для этого и придуманы конференции). В-четвертых, все сказанное не относится к ученым-экспериментаторам, которым нужны автоклавы, реактивы, реакторы, а то и экосистемы, вулканы и батискафы.

Как видно, достоинств у дистанционной работы очень много. Особенно для таких людей, как мы с Биллом — любителей футболок и джинсов, ненавистников жестких воротничков и автомобильных пробок в час пик. Недостатки ее — если исключить технические детали, которые рано или поздно будут преодолены — сводятся к двум основным проблемам: проблеме общения и проблеме полноты и достоверности информации, доступной в интернете. Вторая проблема теоретически может быть решена, но практически, мне кажется, в обозримом будущем сохранится. Первая проблема, скорее всего, не может быть решена даже теоретически (если не соскальзывать в область научной фантастики). Поэтому мой консервативный вывод и прогноз заключается в том, что дистанционные формы поведения (бизнеса, работы, науки, учебы) не вытеснят, а только потеснят традиционные, «контактные» — и, может быть, даже не в такой степени, как хотелось бы нам с Биллом. А это уже происходит, и во многих областях жизни весьма успешно. Статью, которую вы читаете, я написал, находясь за три тысячи километров от редакции журнала «Интернет».

* Equal opportunity employer (EOE) — работодатель, политика которого предполагает отсутствие дискриминации по половому, расовому, национальному признаку и т.п.


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site