This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 21
Скандал
Настик Грызунова

Зарегулировать насмерть

Было бы странно ожидать, что российское правительство дозреет до хотя бы частичного принятия либеральных сетевых ценностей. Разумеется, не дозреет. Во всяком случае, не в этой жизни.

Было бы странно ожидать, что российское правительство дозреет до хотя бы частичного принятия либеральных сетевых ценностей. Разумеется, не дозреет. Во всяком случае, не в этой жизни. Что оно и продемонстрировало более чем вразумительно на парламентских слушаниях «О правовом регулировании использования сети Интернет в Российской Федерации», состоявшихся 18 мая и организованных Комитетом Государственной Думы по информационной политике и связи. Точка зрения представителей министерств, имеющих приблизительное отношение к Интернету (точнее, считающих, что они имеют к нему отношение), предельно ясна: зарегулировать насмерть.

В целом слушания получились более чем эклектичные — вероятно, с декабря 1996 года, когда проводились первые парламентские слушания такого рода с пафосным названием «Россия и Интернет: выбор будущего», власти не изменили своего отношения к сети: все тот же сосредоточенно сморщенный лоб, все та же дезориентация. Впрочем, нельзя отрицать, что за три с половиной года некоторый прогресс все же наметился: если в 1996 году участники слушаний лишь невнятно бормотали о бесконечных возможностях, которые открылись перед нами с появлением интернета, то в мае 2000 речь шла уже о более или менее конкретных аспектах сетевой деятельности. Рассуждения, однако, велись в том ключе, который единственно и характерен для российских властей.

Заместитель главы Министерства печати Андрей Романченко в ходе слушаний заявил, что каждый веб-сайт должен рассматриваться как средство массовой информации, если его потенциальная аудитория превышает тысячу человек. Из этого непосредственно следует, что каждый веб-сайт с аудиторией более тысячи человек должен получать лицензию Минпечати. К средствам массовой информации Романченко относит и сетевые магазины, которые, соответственно, также должны проходить лицензирование, но больше платить за получение лицензии.

Представители Минсвязи до сих пор находятся под впечатлением от регистрации с целью перепродажи домена putin.ru
Цитата из законопроекта «О государственной политике Российской Федерации по развитию и использованию сети Интернет» (www.algo.ru/internetlaw/text-1.asp):
Лица, распространяющие информацию через сеть Интернет, несут ответственность за неблагоприятные последствия при нарушении законных прав и интересов получателей такой информации, а также за нарушение требований законодательства об информации и защите информации, если указанные нарушения непосредственно связаны с содержанием распространяемой информации. Операторы сети Интернет, обеспечивающие доступ к информационным ресурсам и средствам информационного обмена, не несут ответственности за содержание информации, распространяемой через сеть Интернет их пользователями, если в их договорах с пользователями не предусмотрено иное.
Заместитель министра связи Александр Волокитин тоже порадовал (хоть и не удивил) общественность, сообщив, что регулирование интернет-адресации в зоне .RU должно осуществляться Министерством связи, с обязательным обеспечением защиты прав владельцев торговых марок и запретом на регистрацию имен «известных людей» в качестве доменов (вероятно, представители Минсвязи до сих пор находятся под впечатлением от регистрации с целью перепродажи домена putin.ru — факта, который так возмутил в свое время главу Минсвязи Леонида Реймана, будто кроме действующего президента в России нет больше ни единого человека с фамилией Путин).

Волокитин еще раз напомнил о давнем намерении Минсвязи отстранить РосНИИРОС от регистрации доменов и создать на базе министерства свой технический центр, который и будет осуществлять регистрацию. Этот грандиозный проект сопровождается широким жестом: Минсвязи собирается сократить расходы российских пользователей, предоставляя регистрацию доменных имен бесплатно. По мнению этой достойной конторы, РосНИИРОС существенно завышает расценки на домены даже сейчас, когда регистрация домена второго уровня стоит 36 долларов в год.

В скобках следует отметить, что незадолго до слушаний РосНИИРОС объявил о намерении сложить с себя функции регистратора доменов и передать их новой организации RU-NIC (RU Network Information Center). Учредителями RU-NIC выступают Министерство науки, Министерство образования и Курчатовский институт; таким образом, можно предположить, что темой следующей сцены этой затянувшейся пьесы станет выяснение отношений упомянутых двух министерств и Минсвязи. Вообще перетягивание интернета — довольно распространенный в последнее время спорт: сначала за право решать судьбу доменной зоны .ru боролись Ассоциация документальной электросвязи и Союз операторов Интернет, теперь — Минсвязи и тандем «Миннауки-Минобразования» с примкнувшим к нему Курчатовским институтом. Кроме того, Комитет по информационной политике и связи Государственной Думы, с одной стороны, и Комитет по экономической политике и предпринимательству — с другой в настоящее время независимо друг от друга работают над законопроектом, посвященным электронной коммерции.

У России в бэкграунде нет ровным счетом никаких катаклизмов, которые могли бы оправдать стремление чиновников устроить из российской сети любительскую постановку «1984». В этой стране толком не случилась даже «проблема-2000».
Цитата из «Концепции российского законодательства в области Интернета (о развитии глобальной сети Интернет в России)», авторы — Б.В.Кристальный, М.В.Якушев (www.libertarium.ru/libertarium/17834/):

2.2. При разработке российского законодательства в области Интернета целесообразно придерживаться следующих принципов, вытекающих из специфики построения и функционирования Интернета как глобальной информационной сети:

1) Интернет не является ни объектом, ни субъектом правового регулирования. Предметом регулирования являются правоотношения между операторами и пользователями Интернета как между собой, так и во взаимоотношениях с иными лицами и государственными органами в связи с передачей информации и оказанием услуг через Интернет (принцип предметного регулирования);

2) Связанные с Интернетом правоотношения носят «экстранациональный» характер. Применение локальных правовых норм к таким правоотношениям без учета и связи с законодательством других стран может быть неэффективным. Это требует приоритетного внимания разработке правовых норм Интернета на международно-правовом уровне, путем заключения и исполнения (в том числе инкорпорирования соответствующих норм в российское законодательство) универсальных международных соглашений (принцип приоритета международного уровня правотворчества);

3) Определенное число нормативных проблем, связанных с Интернетом, может и должно быть решено без использования методов государственно-правового регулирования, в том числе на уровне организационного взаимодействия участников «Интернет-сообщества» (в самом широком смысле), а также на уровне алгоритмизации и автоматизации используемых в Интернете процедур (принцип использования внеюридических методов регулирования) (...)

Факт учреждения RU-NIC на Минсвязи впечатления не произвел, и представитель этого ведомства выступал на слушаниях, начисто его игнорируя. И — не сказал ничего нового. Как и представитель Минпечати, впрочем. Мы все это знали раньше. Намерение Минпечати приравнять все веб-сайты к средствам массовой информации, равно как и намерение Минсвязи единолично заняться регистрацией доменов, впервые было внятно артикулировано несколько месяцев назад. Однако сейчас эти декларации о намерениях звучат особенно пикантно на фоне закончившегося 17 мая обсуждения проблем сетевой безопасности на встрече представителей стран-членов «большой восьмерки».

На парижском саммите участники проявили неожиданный энтузиазм по поводу государственного регулирования интернета (особенно в этом направлении старалась, разумеется, Франция). Однако резоны, подводящиеся под концепцию государственного контроля над Сетью на Западе и в России, различаются принципиально. В Париже речь шла в основном об усилении сетевой безопасности (это скользкая почва, но, во всяком случае, она хотя бы производит впечатление заботы о гражданах). После одной только февральской эпопеи с атаками denial-of-service всеобщая паранойя на почве безопасности становится объяснимой (хоть и не простительной, как любая паранойя). У России же в бэкграунде нет ровным счетом никаких катаклизмов, которые могли бы оправдать стремление чиновников устроить из российской сети любительскую постановку «1984». В этой стране толком не случилась даже «проблема-2000», на решение которой Минсвязи получило 50 миллионов долларов спустя несколько месяцев после того, как она осталась в прошлом (Леонид Рейман может сколько угодно говорить о решении Y2K в России испытанным средством «все обесточить и лечь спать на источник самовозгорания»; очевидно, что это всего лишь красивая и страшная сказка для «Эксимбанка»).

Более того: в России не настолько развит интернет, чтобы основная масса населения успела понять, что же он из себя представляет — со всеми своими недостатками и достоинствами. Проблема сетевой безопасности в России тоже стоит не настолько остро, чтобы требовать незамедлительных мер — просто потому, что интернет пока распространен крайне мало. Никаких объективных оснований — или намеков на таковые — для жесткого ограничения сетевой деятельности в России и передачи ее под контроль государства не существует.

В России чиновники действуют в направлениях, выбранных без учета реальной необходимости решений, зато исходя из возможности получить максимальную выгоду при минимальных усилиях, да еще и под прикрытием универсального принципа «как бы чего не вышло». Проблема сетевой безопасности (которую, впрочем, глупо переоценивать) в России на государственном уровне почему-то не решается — хотя, возможно, только она и нуждается в минимальном — подчеркиваю, минимальном — контроле. Зато в нашей Стране Чудес власти пытаются жестко реорганизовать систему регистрации доменных имен, которая и без Министерства связи работает и вполне способна обойтись методами саморегулирования, а равно обеспечить контроль за свободой слова силами Министерства печати, что вообще ни в какие ворота не лезет. Мотивы предельно прозрачны: нововведения повлекут за собой дополнительные финансовые поступления, как из бюджета — министерствам, так и от граждан — в бюджет.

Совершенно очевидно, что сетевая деятельность, кроме отдельных редких ее проявлений, не нуждается в специальном регулировании — ни на Западе, ни в России, вообще нигде. Понятно, что попытки навязать этой среде любой внешний контроль, да еще осуществляемый властными структурами — тем более отраслевыми ведомствами — выгодны только этим ведомствам: средства-то на реализацию контроля поступают именно к ним. Однако для сетевого сообщества приятие этого контроля равнозначно отказу от новых возможностей, предоставляемых сетью, и сводит ее как явление к любому уже известному нам офлайновому феномену — от телефонной связи до газеты. Мы слишком много теряем.


Ссылки по теме

www.algo.ru/internetlaw/

Комитет Госдумы по информационной политике и связи
www.duma.gov.ru/infocom/

Слушания 1996 года
www.duma.gov.ru/infocom/input6/ps1996.htm

Министерство печати
www.pravitelstvo.gov.ru/institutions/ministries/minpech.html

Министерство связи
www.ptti.gov.ru

О регистрации putin.ru
vesti.ru/internet/1999/11/04/ripn/

Л.Д.Рейман
www.government.gov.ru/government/officials/reiman.html

РосНИИРОС
www.ripn.net

Заявление РосНИИРОСа
adaily.ru/news.asp?ID=3280

Министерство образования
www.ed.gov.ru

Курчатовский институт
www.kiae.ru

Ассоциация документальной электросвязи
www.rans.ru

Союз операторов Интернет
soi.ru

Новый законопроект об электронной коммерции
www.duma.gov.ru/econ-policy/listen/

Эксимбанк
www.exim.gov

Парламентские слушания «О правовом регулировании использования сети Интернет в Российской Федерации»
www.algo.ru/internetlaw/


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site