This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 20
Скандал
Аля Пономарева

Вечный суд

О том, что Microsoft судят, мы слышим каждый день на протяжении последних семи лет. В начале апреля компанию наконец-то признали виновной в противозаконных действиях. Означает ли это, что процесс близится к концу? Конечно, нет.
О причинах рассказывает Аля Пономарева (alya@inter.net.ru)

Не знаю, как вы, а я уже устала читать новости о суде над Microsoft. Процесс длится слишком долго, и новые сообщения о нем обычно никакой определенности не вносят. Иск, с которого все началось, был подан — если помните — в мае 1998-го, то есть два года назад. С тех пор новости об этом деле публикуются с пугающей регулярностью, словно сводки с поля боя. Крупные поставщики компьютерных новостей — такие, как ZDNet или News.Com, — поддерживают специальные разделы о суде, подобно тому как всякая уважающая себя российская газета обязана вести рубрику «Чечня». Иной раз зайдешь почитать что-нибудь в надежде понять, засудили наконец кого-нибудь или нет, и не можешь разобраться, на какой стадии находится дело. На сотни новостных заметок приходятся единицы таких, в которых действительно описываются значимые события.

Первый этап процесса, если помните, завершился 5 ноября 1999 года, когда судья Томас Пенфилд Джексон огласил свои findings of fact, то есть установленные им факты по делу Microsoft. Совсем недавно — 3 апреля нынешнего года — завершился второй: тот же судья вынес свое постановление по делу. Судья Джексон признал поведение Microsoft хищническим и постановил, что компания неоднократно нарушала антимонопольные законы США. Осталось только дождаться окончательного решения.

А началось все еще в конце 80-х, когда Гейтс додумался продавать не программы, а лицензии на них — и не пользователям, а производителям компьютеров. Этот гениальный маркетинговый ход обрек на вымирание все ОС для IBM PC, претендовавшие на конкуренцию с MS-DOS. Идея была элегантная и долговечная: получать деньги за операционную систему не в тот момент, когда пользователь пришел за ней в магазин, а еще до того, как продадут компьютер, на котором эта система будет установлена. Это называлось «лицензирование». Производитель компьютеров покупал лицензию на MS-DOS — по лицензии на каждый процессор. Цена лицензии входила в закупочную цену, которую платил компьютерный магазин. Проблема выбора для пользователя снималась: он покупал компьютер с предустановленной ОС. Так за пять лет MS-DOS захватила 79% рынка операционных систем для IBM-совместимых персоналок.

Цитата из finding of fact судьи Томаса Пенфилда Джексона:
В настоящиее время не существует продуктов, которыми большая часть пользователей могла бы заменить Интел-совместимые ПК, не понеся при этом значительных трат. Появление таких продуктов на рынке в ближайшем будущем также ожидать не приходится. Более того, никакой компании, которая в настоящий момент не присутствует на рынке Интел-совместимых операционных систем, не удастся в результате выхода на этот рынок за достаточно короткое время завоевать столько пользователей, чтобы ее доля составила ощутимую альтернативу существующим Интел-совместимым операционным системам. Следовательно, если одна компания контролирует лицензирование всех Интел-совместимых операционных систем в мире, она может установить существенно более высокую стоимость лицензии, нежели та, что была бы установлена в условиях свободной рыночной конкуренции, и не снижать эту стоимость в течение значительного периода времени, не неся при этом таких потерь в количестве клиентов, которые могли бы повлечь за собой убытки. Таким образом, степень могущества Microsoft на рынке определяетс как лиценщирование всех Интел-совместимых операционных систем в мире.

Цитата из постановления по делу Microsoft:
Суть обвинений истцов состоит в том, что Microsoft проводила противозаконную кампанию в защиту своей монопольной позиции на рынке операционных систем, предназначенных для использования на Интел-совместимых персональных компьютерах («PC»). По заявлению истцов, Microsoft нарушила §2 Закона Шермана, участвуя в ряде запретительных, подавляющих конкуренцию и хищнических действий, направленных на сохранение своей монопольной позиции. Они также утверждают, что Microsoft делала попытки, хотя до сих пор и безуспешные, монополизировать рынок веб-броузеров, также в нарушение §2. Наконец, они заявляют, что определенные шаги, предпринятые Microsoft в рамках кампании по защите монопольного положения, а именно — привязывание броузера к операционной системе и заключение запретительных торговых договоренностей, нарушили ¤1 Закона.
Принимая во внимание установленные судом факты, присовокупленные к делу 5 ноября 1999 года, с учетом поправок, внесенных 21 декабря 1999 года, а также предполагаемые заключения, поданные сторонами, amici curiae* и доводы защиты, суд постановляет, что Microsoft удерживала монопольное положение методами, подавляющими рыночную конкуренцию, и пыталась монополизировать рынок веб-броузеров, нарушив этими действиями §2. Microsoft также нарушила §1 Закона Шермана, противозаконно привязав свой веб-броузер к операционной системе собственного производства. Обнаруженные факты, однако, не позволяют заключить, что вследствие рыночных соглашений Microsoft с другими компаниями имели место противозаконные запретительные сделки сообразно критериям, определенным в §1. (* amici curiae — букв. «друзья суда» — физические либо юридические лица, не принимающие участия в деле в качестве одной из сторон, однако допущенные судом к делу с целью получения советов или комментариев по каким-либо подробностям закона, имеющим непосредственное касательство к вопросу — ред.)

В начале 90-х Федеральная комиссия США по торговле (FTC) начала расследовать жалобы на антирыночное поведение Microsoft, но так и не нашла нитки, за которую можно было бы ухватиться, чтобы начать разматывать клубок. В 1993 году за компанию принялся Департамент юстиции США (Department of Justice, DOJ). Первый суд, касавшийся противозаконных практик Microsoft, состоялся в 1994 году. За этим судом стояли восемь лет разбирательств, расследований и тяжб. Суд 1994 года решил проблемы, актуальные для 1988-го — решение судей уже ничем не могло помочь операционкам DR-DOS и PC-DOS, погибшим годы назад в неравной борьбе с конкурентом.

В 1996 году компания Netscape подала жалобу на то, что Microsoft не вполне честно раскручивает свой броузер Internet Explorer. Обвинение гласило, что Microsoft предоставляет производителям компьютеров скидку в 3 доллара на Windows 95 в случае, если они не ставят на тот же компьютер Netscape Navigator. Документов, подтверждающих жалобу, не нашли, зато разбудили у ненавистников Microsoft жажду крови. С октября 1997 года Департамент юстиции начал активный поиск доказательств того, что компания пользуется своим положением монополиста на рынке софта для вторжения на новые рынки и уничтожения конкурентов. Редмондские юристы спешно засели за переделку контрактов, не дававших партнерам компании продвигать броузер конкурентов — Netscape, но тем не менее к маю 1998 года DOJ собрал достаточно обвинительных материалов для того, чтобы подать иск, одновременно с которым в суде приземлился еще один — от 20 американских штатов. Иски были объединены.

Суд, назначенный на 8 сентября 1998 года, откладывали трижды. Слушания длились весь 99-й год. По окончании их, 5 ноября 1999-го, судья Томас Пенфилд Джексон объявил, что считает Microsoft монополистом на рынке операционных систем, дав тем самым понять, что суд, скорее всего признает компанию виновной в нарушении закона. 30 ноября 1999 года DOJ, Microsoft и представители 19 из 20 подавших в суд штатов начали переговоры, чтобы достичь внесудебного соглашения. Подобные переговоры — нормальная практика для американского суда, где соглашениями завершается большая часть гражданских процессов (к таким относится и суд 1995 года, о котором шла речь выше). Для того чтобы правительство и Microsoft договорились, был назначен специальный медиатор, то есть по-русски посредник — весьма известный в Штатах чикагский юрист Ричард Познер (не родственник и даже не однофамилец). Четыре месяца переговоров ни к какому удовлетворительному для обоих сторон соглашению не привели. Правительство хотело, чтобы компания Гейтса научилась продавать Windows по реальной рыночной цене, «отвязала» Internet Explorer от операционки и предоставила всем и каждому полный доступ к исходникам Windows. Неудивительно, что договориться не получилось. Итак, 3 апреля началась очередная важная фаза процесса. Департаменту юстиции, представителям штатов-истцов и судимой компании предстоит совместно определить меру наказания. Правительство, вероятнее всего, предложит «все поделить» или по крайней мере навязать компании ряд жестких ограничений — например, искусственно сократить продажи Office 2000. Когда мера будет определена, судья Джексон вынесет окончательный вердикт по делу. Произойдет это, скорее всего, ближе к началу июля.

И что, задыхаются от нетерпения читатели, неужели после этого Microsoft наконец порежут на мелкие кусочки и раздадут бедным? Никак нет. Компания подаст апелляцию, которую будут рассматривать в лучшем случае год, а в худшем — два, а то и больше. За это время в Соединенных Штатах сменится президент. Многие предрекают, что если им станет Джордж Буш, у компании есть все шансы выиграть апелляцию.

Но кроме основного процесса, редмондский трест ожидает еще пара сотен исков частных компаний — с того момента, когда судья Джексон огласил findings of fact, было подано более 110 исков, а теперь, когда Microsoft признан виновным в нарушении антимонопольного законодательства, посыплются новые. Агентство Bloomberg сообщает, что страховая компания, которая помогает Microsoft справляться с судебными издержками, сама обратилась к судье — она не хочет возмещать астрономические убытки по 120 и более частным искам. Интересы Гейтса в суде представляют не ребята с улицы, а высокооплачиваемые адвокаты из уважаемых фирм, так что судебные расходы его империи могут запросто составить десятки миллионов долларов. Речь идет только о тратах на юристов — выплаты по искам, как считают сведущие люди, могут разорить Microsoft еще на 7 с лишним миллиардов.

Сильнее всех оказались наказаны акционеры Microsoft: акции компании держатся сейчас на отметке, которой в последний раз касались в самом начале 1999 года. Со 114 долларов их цена упала до 68,7 (на 25 апре-ля). Все расследование будто нарочно направлено на то, чтобы разорить держателей акций, потому что Гейтса никто уже не разорит, если он сам не растратится. Бесконечный суд съедает не только деньги акционеров: от него страдает и простой налогоплательщик, чьи кровные идут на оплату рабочего времени госчиновников. В конце концов, рынок — среда переменчивая: конкуренты у Microsoft обязательно появятся, а судебная история устареет гораздо раньше, чем успеет завершиться. Так же, как сейчас нам смешно слышать о суде 1995 года, который защитил наконец интересы никому уже не нужной DR-DOS, так и через три-четыре года мы лишь снисходительно хмыкнем, узнав, что суд окончился поражением Microsoft в праве распространять Internet Explorer или Office 2000.

А пока апелляция еще не подана, страховая компания еще не выиграла иск, да и суды с частными лавками еще впереди. В судебной драме наступил антракт, и зрители могут пройти в буфет, чтобы выпить за здоровье участников процесса, а то и вовсе покинуть здание театра и отправиться на прогулку — дышать весенним воздухом.


usvms.gpo.gov/ms-conclusions.html

Антипонопольный закон Шермана, 1890 год
www.law.cornell.edu/uscode/15/1.shtml

Соединенные Штаты против Microsoft
www.usdoj.gov/atr/cases/ms_index.htm

www.nypost.com/business/2167.htm

Закон Клейтона, 1914 год (поправки вносились в 1950-м и 1978-м)
www.law.cornell.edu/uscode/15/12.html

Измеритель личного богатства Гейтса
www.webho.com/WealthClock/

Из чего же, из чего же сделан Билл Гейтс?
photo.net/philg/humor/bill-gates-fpx.html


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site