This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 20
Среда | Человек-проект
Вячеслав Курицын

Ахраняицца и смазываетса

Популярность

В январе, что ли, полетел я в город Хургада, что в солнечном Египте, и уже в самолете надел майку «ФакРу» с энергичными красными буквами ЙОПТ (один из авторов «ДаунРу», Старый Батыр, утверждает, что треуголка с такой надписью была у Пушкина). У туалета в грудь мою вперился недоуменными алыми очами быковатого вида пассажир. Глаза скакали по мне в режиме удивления, помноженного на просыпающееся восхищение. Толстые губы прошептали сначала ЙОПТ, потом «ФакРу». «Что, есть такой адрес?» — недоверчиво спросил пассажир. «Есть», — сказал я. «И что там?» — спросил пассажир. Я пожал плечами. Как ответишь: что там? ВсЈ там. «Йопт», — сказал я. Пассажир встрепенулся. Надо, говорит, зайти.

Майку, вообще, я брал в поездку без особой задней мысли, но тут понял, что она автоматически делает меня самым продвинутым русским туристом на всей древней земле. После этого я старался ее не снимать, и, Ра, как меня читали, о, как меня все читали! У древних храмов Луксора и в кальянной, на кэмэл-ренте и в боттом-глассе: всяк сущий русский тыкал в меня пальцем, и улыбался, и думал про себя: «Вернусь — зайду», и никто не сказал: «Какая гадость!» Это первый пример: как действует легкое дыхание Линкси на так называемых простых людей. А вот второй пример. Некий литературный критик Ц., умеренно-почвенных взглядов и умеренно-почтенного возраста, житель, кажется, Ставрополя или Краснодара, оказался в лесу, в Доме творчества, где обнаружил компьютер с интернетом. Бывшие советские писатели — народ ленивый и нелюбопытный. Все толпятся в биллиардной или у единственного телевизора, споря, что следует смотреть, Доренко или «Ментов», и вырывая друг у друга пульт, а на интернет не посягают. Ц. же прикололся и каждый день терпеливо открывал для себя повсеместно протянутую паутину. О чем и написал позже статьищу в один из литературных журналов. Смысл статьи был такой: вот появился интернет, казалось бы, большая помойка, ан нет: среди преобладающего навоза встречается и дельное что-то, хотя навоза и больше. И приводил в пример «ФакРу». И — удивительное дело — не навоза это был пример, а жемчужных зерен. Мол, надо же, матом, а так талантливо!

Это я к тому, что Линкси умеют любить с первого взгляда (с первого линка) самые разные люди.

Linxy

Гражданская фамилия Линкси, насколько я понимаю, Белинский, что само по себе уже так ничего, а имя — Дима. Линкси — дизайнер, внесший лепту в процветание многих и разных проектов; скин-имитатор (переделыватель чужих оформлений в мирно-хохмаческих целях: так, на морде «Рамблера» у него вместо смазливой девахи выглядывал из-за букв рогатый черт, а «ФакРу» одно время выглядел, как «ГазетаРу»); сумасшедший фотограф (снимающий все подряд, на цифровые и буквенные камеры, ч.б и цв., в разных техниках), гениальный писатель (о чем ниже), создатель самых катастрофических проектов Рунета — раньше он делал «ФакРу», а нынче лепит «ДаунРу», «сервер неадыкватной культуры».

Моя попытка перевести эту презентацию на человечий язык оказалась вполне беспомощной: «Линкси — такой нехеровый крендель, понтоватый малявщик, крутой вебдезигнер, беспредельный бешеный папарацца». Нет, лучше процитировать оригинал. «Я Мастер-Даун [LINXY] завалил всю севоднюшнуйу службу и не повесил ни одного обновленнийа по исключительно уважительной причине. Потомушта я кондидат в космонафты думаю о будущем и позволил себе начихать на текущие нужды абщественности. Я преобрЈл о**енный аппарат Psion Revo себе в карман [микро ЭВМ] для вЈрстки ШТМЛ файлоф в походных условийах. Таким образом я занял нев**бенную нишу российского веб-дизайна. Первым из всех я буду верстать великие цыфравые страницы для информационной среды интернет в подмосковной электричке. И теперь буду называца Первым в Мире Веб-Мастером Пригородных Электричек». Теперь вы понимаете, кто такой LINXY.

Йопт и фак

Вернемся на минуточку к двум этим волшебным словам, которые — вне всякого контекста — производят ошарашивающее впечатление. Придумать адрес «ФакРу» и создать такое энергичное междометие (которое опровергает варварский миф о том, что русские слова не умеют начинаться с «й» и по сравнению с которым «Вау-вау!» кажется вздохом полупарализованного старика), — уже значит породить дискурс. Эти два слова — код, из которого вырос целый язык: на нем создают маленькие шедевры не только Линкси и его друзья-соавторы Белобров и Попов (выступающие под именами Х.Догонишь и Х.Проссышь), но и многочисленные активисты «ФакРу» и «ДаунРу», насыщающие контентом рубрики этих проектов. Код этот: мат + голое, почти новорожденное слово, которое еще не знает, как оно пишется, но знает, как звучит: страстно.

Мат

Вапрос ат Курицына Линкси:
Пачему на «ДавнРу» так многа пра космас? Што, на зимле типа тесна, казлы?

Атвет Линкси Курицану:
Космоса не может быть много.
ДаунРу и Космос это случайно и не случайно.
Дело с одной стороны не в космосе... и в то же время в нЈм.
Во-первых привлекает кабина управления.
Во-вторых скафандр.
В-третьих есть такое мнение, что в невесомости всегда стоит.

Есть такое мнение, что космос это большое и непонятное. Надо навести там кое-какой порядок, чтобы он стал понятней нам и нашим людям. Это есть способ освоения космоса интернетом, а то всЈ интернетом освоено, у любой штуки в интернете есть веб-представительство, а у космоса нету. Вот мы ему и делаем, а наградой за эту услугу получаем места в Совете Директоров Космоса. Я ещЈ думаю, если я смог навести красоту во всЈм интернете, то и в космосе справлюсь. Есть Космос, он непонятен и неизвестен. Есть LINXY — его все знают и понимают. LINXY запускают в космос и он становится ближе и понятней людям. С каждым днЈм.

ДаунРу больше чем Космос, на нЈм больше вмещается. Уже имея глубокие корни в интернете ДаунРу живЈт своей жизнью, поглощая прежние соки и выделяя новые. Это Гиперреальная Мифология. Мы создали Гиперреальную Мифологию, внедрились в Космос и упорядочили его. Мы разведчики космоса Вторых Миров (отдельная информация будет следовать позже). Первое и второе работает, но враги могут использовать это против нас, поэтому мы не можем раскрыть все карты и храним глубокую тайну. До поры и времени, когда наши технологии достигнут полного совершенства. Вокруг идЈт информационная война и ложь. Механизмы ввода масс людей уже устарели и нарабатываются новые правила. ДаунРу хочет использовать силу Гиперреальности в мирных целях на благо человечества Земли и Окружающего Пространства, выставив надЈжный заслон злу. Однако мы сомневаемся развились ли уже люди до такой стадии чтобы быть готовыми это понять.

Одна из главных русских доблестей — наравне с умением пить водку бочками и жить на авось. Общее место текстов на нашем языке: «И тут Иван Петрович разразился тирадою, в которой на одно слово, удостоившееся словаря, приходилось полдюжины неудобоцитируемых, однако же все присутствующие как нельзя лучше поняли, что именно Иван Петрович хотел сообщить». Писатель подмигивает читателю: мы-то знаем, как наши иван-петровичи умеют заколбасить, стаканы граненые лопаются. И читатель понимающе улыбается: да, наше племя, русское такое племя. Думаю, удовольствие критика Ц. от «ФакРу» имело сходную природу. А сколько раз я слышал анекдот о некой филологической бабке, специалистке по русскому мату, которая шла по улице и упала в колодец, на голову шурудившему там слесарю. Слесарь высказал свое «адыкватное» матерщинное мнение, а бабка якобы так его отбрила, что ее потом всем коллективом «Мосводоканала» несли до дому на руках.

Да, но ни разу исполнявший анекдот не смог воспроизвести, что же такого сказала бабка. И писатель, утверждающий, что Иван Петрович выразился многоэтажно и виртуозно, точной цитаты не дает: только ли из цензурных соображений? Положа руку на сердце, много ли вы читали на русском языке виртуозных матерных текстов? Вспомнится «Николай Николаевич» Юза Алешковского, какие-то фрагменты Владимира Сорокина. Утверждать, что LINXY и компания первым воплотили в реальном письме вековую мечту русской литературы — одно приличное слово на пять неприличных, и все понятно, — было бы, наверное, слишком. И тем не менее аналогов этому проекту я не могу подобрать: авторы «ФакРу» и «ДаунРу» последовательно переводят на ругательный язык всю видимую вселенную. Да ту же самую литературу. Скажем, «Мастера и Маргариту» (Проект «Книги без х**ни, www.down.ru/books/01.shtml).

Русского языка

Но окончательный отъезд крыши происходит посредством орфографии и пунктуации. То есть с пуктуацией все понятно: ее просто нет. А вот придуманный Линкси способ написания слов — как слышится и ни единой лексемы в соответствии со словарем — это настоящее ноу-хау. Бесконечные «ахраняеца, бережоца и смазываеца» заставляют читателя видеть текст. На правильный текст мы почти не смотрим, во всяком случае мы его не рассматриваем. Имеем дело только со смыслом слов, а не с их внешностью. Слова же типа «пе*детс» заставляют осмотреть себя с ног до головы. Это похоже на лингвистический стриптиз, но это похоже и на мировосприятие ребенка, юного варвара, доставленного с островов в Нью-Йорк. Как отрадно написать Ню-ірг, обновленные звуки перекатываются в мозгу, что сладки ягодки во рту. Для ребенка-варвара мир еще не автоматизирован. Обновление восприятия, о котором так долго твердили поколения художников-литераторов, придумывая всякие «остранения-отстранения», достигается, так сказать, впрямую: заставьте слово не узнать себя в зеркале.

Мир с нуля

И молодые варвары с новой страстью описывают весь мир, удивляясь, как податливо он повторяет черты их почерка. Музыка и кино, мировая литература и события дня, — «ДаунРу», собственно, обыкновенный информационный портал, написанный на необыкновенном языке. Риторические проблемы, будь то Космос (специальная рубрика Белоброва-Попова: «В down.cosmose изложен вред космоса сам по себе и злоупотребление космоса со стороны гадов, полугадов и рядовых заблуждающихся засранцев»), романтика или кибер-секс, обсуждаются так, словно их никто не обсуждал, словно это имеет смысл делать, словно их возможно разрешить. Все возможно разрешить. Когда-то Линкси работал в «ГазетеРу», картинки рисовал. Теперь «ГазетаРу» стала «ВестямиРу», и картинки там делает другой сотрудник. Редактор (случай рассказан Лехой Андреевым) требует от него изображение мужчины с лишней хромосомой, рисовальщик утверждает, что это невозможно. Редактор вздыхает: «А Линкси бы нарисовал».

P.S.

А кроме того, как сказано где то на «ДаунРу», человеку просто приятно смотреть на дебилов. Он чувствует себе выше, лучше, умнее...


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site