This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 20
Фонды развития
Эва Рухина

Почем яйца?

Интернет-инкубатор — это компания, специализирующаяся на создании стартапов (начинающих компаний) с целью их дальнейшей продажи инвесторам. В отличие от венчурных компаний, которые в основном располагают более крупными фондами, но оказывают меньше практической помощи их портфельным компаниям, инкубаторы предоставляют начинающим предпринимателям временный офис, финансирование и широкий спектр практических деловых услуг. От юридической помощи до общего курьера, секретаря и сисадмина. В обмен за свои услуги инкубатор получает долю в начинающей компании, которая, возможно, станет миллионером и принесет инкубатору прибыль. А возможно, и нет.

Как и многие смелые венчурные проекты, инкубаторы играют в своего рода рулетку, надеясь быстро заработать миллион. Игра построена на простом притягательном принципе — один крупный выигрыш может затмить досаду от десятка провалов. Главной «золотой курочкой» среди инкубаторов стала компания idealab!, основанная Биллом Гроссом в 1996 году. За свою короткую историю она «высидела» пять десятков компаний, среди которых очень успешные GoTo.com, eToys, CitySearch, NetZero и Tickets.com. Вскоре по всей Америке появились интернет-инкубаторы, которые соревновались друг с другом в придумывании броских брэндов и красивых сайтов. Одного-двух золотых яиц им уже было мало — им нужны были десятки, и как можно скорее. Среди этих азартных игроков, желающих быстро оплодотворить новую интернет-экономику, оказались и Guy Kawasaki (евангелист Apple Computer и автор 7 книг о менеджменте), и Rich Karlgaard (издатель Forbes), и Sky Dayton (создатель EarthLink Network), и Jeffrey Crown (вице-президент Lycos), и многие другие.

Бизнес-инкубаторы появились в Европе после экономического кризиса и закрытия крупных производств. К примеру, корпорация British Steel в 1975 году открыла инкубатор для создания рабочих мест там, где закрывались металлургические заводы. В 1980 году в Штатах было меньше 10 бизнес-инкубаторов. Пять лет спустя это число выросло до 70, в основном за счет университетских технопарков и муниципальных фондов, стимулировавших малый бизнес в индустриальных районах, приходящих в упадок. Сегодня в США существует около 600 инкубаторов, но большинство из них по-прежнему аффилиировано с университетами и органами местного управления. Только 8 процентов из существующих инкубаторов созданы для получения прибыли.

Существует две разные модели: бизнес-инкубатор и интернет-инкубатор. Внешне они похожи: оба работают с начинающими компаниями, в обоих есть инфраструктурная поддержка. Но бизнес-инкубаторы обычно являются некоммерческими организациями. Известно, что 70% предприятий малого бизнеса погибают в первый год существования. Муниципалитет небольшого города заинтересован в создании тепличных условий для жизни малых предприятий и предоставляет бизнес-инкубаторам бросовые помещения типа пустующих фабрик. Сам бизнес-инкубатор живет, собирая с предприятий невысокую плату за свои услуги. Экономия получается за счет дешевой аренды, общего секретаря, общего ксерокса, курьера, юриста и т. д. В результате процент погибших предприятий снижается до 30. При инкубаторе обычно существует муниципальный фонд, который кредитует малый бизнес. В результате в городе увеличивается доля малого бизнеса, возрастает занятость, малый бизнес платит налоги — муниципалитету хорошо. В России эта модель почему-то не работает и, по словам директора «Интернет-инкубатора» Андрея Вакуленко, выглядит приблизительно так: «Выясняется, что 2 миллиона долларов потрачено, а там сидит три швейных мастерских, в которых шьют, скажем, кукольную одежду. Я ни разу не видел в России работающую модель бизнес-инкубатора».

Новоиспеченные интернет-инкубаторы в отличие от бизнес-инкубаторов не ставят задачи увеличить процент выживания. Они заинтересованы не в малом бизнесе, а только в больших проектах, которые за относительно короткий период могут успешно стартовать и привлечь большие инвестиции. Это не теплица, а скорее катализатор, заставляющий компании двигаться значительно быстрей. Если они этой скорости не выдержали, через 2-4 месяца их место в инкубаторе занимают другие. Как считают американские менеджеры, интернет-экономика настолько динамична, что у вас просто нет времени на покупку мебели, ремонт офиса, открытие банковских счетов и оформление всех необходимых лицензий. Вы должны тратить каждую минуту на то, что приведет вас к успеху — на продукт и его раскрутку. Разные инкубаторы заинтересованы в разных проектах. В idealab!, например, все первые проекты были строго ориентированы на потребителей. Некоторые инкубаторы концентрируются на business-to-business разработках. В основном американские инкубаторы не финансируют информационные проекты, требующие большого редакторского штата и корреспондентов. Считается, что начинающей компании в Штатах бессмысленно конкурировать с уже существующими информационными гигантами, вроде Time Warner.

Каждую неделю сотни бизнес-планов от голодных и наивных предпринимателей приходят в почтовые ящики инкубаторов. Большинство из них отправляется в мусорную корзину, но даже если львиная доля написанных проектов бесперспективна, зато они очень дешевы. Инвестировав всего сотню тысяч долларов, инкубатор может приобрести большую долю акций компании, которая возможно, станет следующим Amazon.com. По крайней мере, мечтает об этом. Кроме «золотых» идей инкубаторы очень заинтересованы в харизматических лидерах, которые их осуществят. Если у вас есть идея, но вы не знаете, как ее воплотить, скорее всего инкубатор останется к ней равнодушным. Окончательное решение о взятии проекта принимает комиссия из нескольких человек после собеседования. Но будучи приняты в инкубатор, получите ли вы обещанную долю внимания? Представьте себе, что офис вместе с вами делит еще десяток других активных и наглых предпринимателей, то и дело норовящих увести у вас, скажем, талантливого программиста. Действительно ли вы получите все необходимые условия, консультации и заботу, которые вам нужны? Или же в обмен на значительную долю вашей компании вы получите более чем скромное финансирование, три стола с компьютерами и надсмотрщика, ежечасно напоминающего вам о сроках? Как написал Owen Edwards в журнале Forbes: «Молодые менеджеры крадутся повсюду, наблюдая подобно видеокамерам в холле за происходящим, периодически сгоняя нужных предпринимателей на бесконечные совещания. Сидя на одном из таких собраний, вы можете почувствовать, как творческий дух оставляет людей, чьи идеи нуждаются в поощрении, а не в разборе до полного уничтожения».

С одной стороны, инкубаторы организуют конвейер производства интернет-проектов, изгоняя любой креативный хаос, с другой — гарантируют хорошие инвестиционные перспективы. В тот момент, когда проект приходит в инкубатор, директор уже знает двух-трех инвесторов, которые хотели бы проект такого типа купить. Дальше начинается конкуренция: инвестор может создать свой сходный проект, купить аналогичный у конкурента или же купить проект в этом инкубаторе. Если в инкубаторе ошиблись с идеей или стратегией, то могут через два месяца по желанию инвестора ее изменить, чтобы на выходе, через 6 месяцев, получить продаваемый продукт. Если в инкубатор взяли гениальный проект, который никто не хочет покупать, — это просчет инкубатора в бизнесе. Тогда инкубатор будет думать, как вернуть свои деньги, например, переведя их из инвестиций в уставный фонд в долгосрочный кредит. «Задача инкубаторов не состоит в финансировании гениальных проектов», — считает Андрей Вакуленко.

Смотреть по теме:
www.smgi.com
www.cambridgeincubator.com
www.ecompanies.com
www.echatery.com
www.garage.com
www.i-hatch.co
www.idealab.com
www.intendchange.com
www.labheads.com
www.lycoslabs.com
www.womenstechcluster.org
www.vencatalyst.com
www.ventureworx.com
www.yazam.com
С появлением на российском интернет-рынке довольно большого количества инвесторов, выяснилось, что им в общем-то нечего покупать. Идею создания инкубаторов в России стали одновременно прорабатывать несколько компаний. В момент написания этой статьи существовали два инкубатора: один —компании A.Partners совместно с неизвестным иностранным инвестором (www.internet-incubator.ru), второй — студии Артемия Лебедева совместно с «Русскими Фондами» (www.netvalue.ru). Из неофициальных источников стало известно, что свои инкубаторы в России также планируют Pricewater-houseCoopers совместно с First Tuesday (www.firsttuesday.com), Sun Capital Inc. (www.suncapitalinc.com), Lavtech.com.

Первый такой проект открылся в Москве в марте. Идея создать интернет-инкубатор пришла Андрею Вакуленко недавно. Раньше Андрей работал в фонде «Евразия», который давал гранты на социальные проекты. Как-то он пил кофе вместе с Павлом Черкашиным (президентом Actis Systems) на роцитовском семинаре. И Павел у него спросил, сколько может стоить создание интернет-инкубатор. Они тут же посчитали на салфетке и получили сумму, близкую к миллиону долларов, после чего Павел спросил: «Если я вернусь к этому разговору, когда сумма будет в кармане, ты не будешь возражать?» Через полтора месяца они возобновили беседу, и инкубатор возник. Павел Черкашин стал одним из 6 учредителей компании A.Partners, притом как частное лицо (т.е. компания Actis Systems с «Интернет-инкубатором» никак не связана). Комиссия, которая принимает окончательное решение о приеме проекта, состоит из 4 человек, а начальным рассмотрением заявок занимаются два человека — Вакуленко и его ассистент. Если по проекту принято положительное решение, подключаются аналитики A.Partners, которые просчитывают его стоимость. В инкубаторе собираются в мае запустить еще 7—10 проектов, каждый с бюджетом от 20 до 100 тысяч долларов. Андрей планирует 50% потерь на 50% удачных проектов за счет того, что будет тщательно мониторить проекты на ранних стадиях и уже через 2 месяца устраивать генеральную проверку. По его мнению, бессмысленно инвестировать деньги в поисковые машины и информационные ресурсы. Гораздо перспективнее заниматься B2B, поэтому он не будет ограничиваться контентными проектами и готов рассматривать любые виды бизнеса, связанные с интернетом, от создания сервисных услуг до разработки программного обеспечения.

Директор инкубатора считает, что не стоит разговаривать с людьми, которые вообще ничего не сделали для своего проекта и не вложили ни копейки собственных денег. Они должны хотя бы зарегистрировать домен или написать для него программную базу. Инкубатор предполагает, что люди приходят к нему с начатками собственного бизнеса. Новые российские интернет-компании в основном рассчитывают на поток людей из офлайна, так как в онлайне слишком высокий дефицит грамотных менеджеров. С проектами приходят в основном два типа людей. Первый тип — бизнесмены из офлайна, которые насмотрелись со стороны на то, что происходит в интернете, и пользуются им на уровне продвинутого пользователя. Они приносят готовый бизнес-план, у них, как правило, нет исполнителей (или есть только один), но есть понимание, что для хорошего старта им нужны деньги и консультации в области технологий. Второй тип — люди, которые сделали проект на свои деньги после работы вдвоем-втроем и поняли, что для перехода на профессиональный уровень им нужны деньги. Объединяет их всех то, что они хотят стать миллионерами. Получится ли — узнаем через полгода. Цыплят по осени считают.


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site