This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 20
Фонды развития | Лекция
Михаил Ханов

На что смотрят инвесторы

Фрагмент доклада вице-президента компании «Русские фонды» Михаила Ханова в рамках конференции Internet Expo @ COMTEK 2000

Я попробую рассказать о том, что происходит с интернетом в России, с точки зрения инвестора. Я не могу cебя причислить к отцам-основателям российского интернета, поэтому моя точка зрения будет, возможно, отличаться от общепринятой, но, наверно, тем она и хороша, поскольку это будет мнение тех людей, которые стоят по другую сторону баррикад, а именно — занимаются инвестициями в российские интернет-проекты. Я представляю инвестиционную группу «Русские Фонды», которая в консорциуме с американской компанией Orion Capital Advisors стала инвестором таких проектов, как информационно-поисковая система Rambler (www.rambler.ru) и Lenta.Ru. В конце, если позволите, я остановлюсь на этом чуть подробнее, а сейчас я попытаюсь высказать наши прогнозы, предварительные выводы, рассказать, чего мы ожидаем от вложенных средств. О том, почему именно сейчас начались такие подвижки, появились люди, которые готовы вложить деньги в интернет — несмотря на все слухи, на сомнения осторожной части человечества по поводу перспектив этого бизнеса.

Очень сильно повлиял кризис 1998 года, который кардинально сузил традиционные рынки для инвестиций, каковыми являлись государственные ценные бумаги, акции предприятий. Сейчас все это более или менее возрождается, но не теми темпами, которыми хотелось бы и не в соответствии с теми деньгами, которые инвесторы готовы вкладывать. Это первая причина. Многие российские инвесторы в первую очередь озабочены сферой применения своих капиталов, где они могли бы развиться адекватно тем темпам, к которым они привыкли, а может, и даже большими. Вторая причина — это (хоть я и не люблю таких прилагательных) качественное развитие наших сетей, где теперь можно найти не только изыски вебмастеров и всеми любимые сайты ХХХ. Российская сеть стала наполняться содержанием, появилась возможность для непрофессионалов сидеть там часами — масса информации, аналитики, интересных событий. Вышли на должный уровень поисковые системы. Это, естественно, тоже дало повод рассматривать cеть как предмет для вложений. Схема, по которой мы делали инвестиции, на наш взгляд, наиболее приемлема сейчас в России — да и вообще это традиционная схема стратегических инвестиций: проект оценивается в некую сумму, и инвестор — в данном случае наш консорциум — становится совладельцем контрольного пакета. Мы не стремимся покупать весь проект: мы всегда стараемся купить более 50% акций, но не намного, потому что команда, которая разрабатывала проект и остается в нем, должна, безусловно, быть заинтересована — в том числе и материально — в его развитии, а не делать «зеркала» или просто бросать проект. Мы уже дважды опробовали свою схему. Оценивается проект, определяется доля инвестора, а далее образуется новая компания, в которую инвестор входит деньгами, а создатель интернет-проекта вносит свое ноу-хау, разработки, команду и сам интернет-проект. Какая-то часть денег идет непосредственно на, что называется, материальное вознаграждение, а все остальные деньги тратятся на развитие проекта согласно тому бизнес-плану, который предоставляют нам разработчики и создатели этого проекта. Следует очень четко понимать, что инвестиции — это не вечная кормушка: это очень жесткий мир, мир финансов. Если, допустим, мы договариваемся с создателем проектов на условия владения проектом в отношении 50Х50, 51Х49, — неважно, — то после того, как принимается инвестиционная программа, половину денег выкладывает инвестор, а половину — разработчик, создатель интернет-проекта. При оценке той доли, которую вы собираетесь продать потенциальному инвестору — действительно инвестору, а не просто покупателю — следует учитывать, что те бизнес-планы, которые вы закладываете, вам придется выполнять в партнерских отношениях, а не, как в известной рекламе, в качестве халявщиков. Поэтому та часть, которая выплачивается в виде материального вознаграждения, традиционно невелика. Те деньги, те пресловутые миллионы, которые якобы отданы разработчикам за их проекты, — это не просто выданные на руки капиталы, а деньги, которые каким-то образом фиксируются и затем вкладываются разработчиками в развитие проекта, выполнение бизнес-плана.

Коротко остановлюсь на тех проблемах, с которыми мы сталкивались при совершении этих сделок. Первое, с чего, как говорится, начинается Родина — это проблема оценки стоимости интернет-проекта. На сегодняшний день точных критериев оценки не существует. Существует масса готовых методик — например, выплата определенной суммы за каждого постоянного пользователя (уникальный хост) и так далее. Традиционные, принятые в мировой практике способы, когда стоимость проекта считается исходя из трех- или четырехлетнего оборота, в данном случае неприменимы, потому что ни один проект не имеет трех- или четырехлетней истории с cash flow, который был бы приемлемым в качестве цены. Мы затеяли проект, который должен привести к стабилизации положения и формирования рынка интернета в России — в ближайшее время наш консорциум как консультант, Московская межбанковская валютная биржа и известная инвестиционная компания Price Waterhouse Coopers будут создавать в рамках ММВБ специальный сектор под рабочим названием «Высокие технологии», который будет формировать этот рынок, пытаться разрабатывать универсальные критерии для оценки проектов и выводить наши российские интернет-проекты на торги, пока на российском рынке, чтобы попытаться дать и разработчикам, и компаниям представление о том, что их ждет, когда они будут выходить на IPO — если у них есть такие планы — на Западе.

Далее я хотел бы рассказать о том, на что смотрят инвесторы, когда думают о приобретении того или иного проекта. У нас, например, была четкая позиция — в первую очередь рассматривать готовые мини-брэнды со сформировавшейся аудиторией, популярностью, и с определенным cash flow, то есть чистой прибылью, выраженной в денежных знаках. На что смотрит инвестор? В первую очередь — на востребованность идеи, которую предлагают и воплощают авторы в проекте. Не последнюю, а иногда и очень серьезную роль играет команда, а именно — представление людей о бизнесе, о дальнейшем развитии, об адекватности ситуации, а также их готовность существовать в каких-то партнерских отношениях. Я не буду сейчас рассказывать байки о компьютерщиках в грязных свитерах с длинными волосами, круглосуточно сидящих в сети и ничего не видящих, кроме монитора, клавиатуры и мыши. Сейчас ситуация уже изменилась, но, к сожалению, не изменился менталитет, начиная с отношения к введению стороннего менеджмента. Те, кто мечтает получить миллионы за свой проект, забывают, что миллионы стоят проекты с четко выстроенной управленческой структурой, где понятны механизмы принятия и воплощения решений. Очень часто сталкиваешься с такой ситуацией, когда в проекте непонятно, что на чем держится, причем руководитель говорит: «Знаете, вот он так построен, что лучше его не трогать, потому что если тронешь, то он весь развалится.» Ну вот, все заулыбались... У меня это тоже поначалу вызывало смех, но чем чаще я встречался с такими ситуациями, тем меньше смеялся. Каждый второй проект построен примерно таким образом — какие-то личные взаимоотношения, кто-то делает кому-то одолжения... Не буду вдаваться в подробности. Простейшая готовность к принятию менеджмента — очень серьезный критерий, потому что дальше с этими людьми жить и работать как минимум ближайшие три-пять лет, а у людей зачастую нет понимания о том, как нужно выстраивать бизнес. Здесь речь идет о том, что деловая активность в сети — это такой же серьезный бизнес, как и везде: у проекта точно так же должна быть структура, четкий план развития, отчетность. Третий фактор, на который обращают внимание инвесторы — это наличие бизнес-плана, то есть наличие у людей готовности и возможности создавать программу своего собственного развития. Это должны быть настоящие планы развития — не на ближайший месяц (из чего платить за аренду подвала или на что купить новый монитор), а, например, как расширить базу пользователей, какие нужны маркетинговые программы, как будет расти проект в условиях конкуренции, которая постепенно становится все более жесткой. Если люди смотрят на месяц вперед, то я могу сразу сказать, что такие проекты инвесторам не интересны. Планировать свое развитие нужно как минимум на годы — по крайней мере на два-три. В то же время должна быть готовность и возможность достаточно быстро и четко воплощать новые идеи, потому что вся мировая практика показывает, что лучше быстро запустить достаточно сырой проект, чем долго его готовить, потратить полгода или год и в результате выйти с супер-сайтом, который окажется никому не нужен. Проще запустить его, обкатать и дальше по ходу дела заниматься улучшением, потому что, как писал товарищ Лондон, время, к сожалению, не ждет.

Те, кто заинтересован в стратегическом инвестировании, а не в спекулятивном получении прибыли за несколько месяцев, будут обращать свое внимание на проекты, связанные с торговлей в сети, — на создание онлайновых магазинов. Мне известен теперешний оборот этих магазинов в России — поверьте, цифры эти очень невелики. Вкладывать в электронную торговлю должны только стратегические инвесторы, которые заинтересованы в развитии проектов — те, кто будет готов, условно говоря, через три года, когда будет реальный поток людей, поддержать бизнес готовыми коммуникациями, складами и так далее. Сейчас, например, трижды успешный Amazon.com судорожно наращивает свою складскую базу, чтобы догнать в этом отношении сеть Barnes&Noble, у которой нет проблем с возвратом книг. Если кто-то пробовал возвращать книжки, купленные в Amazon.com, тот знает, что с этим у них, мягко говоря, беда. А магазин Barnes&Noble есть в каждом уголке Штатов, можно сдать там любую книжку и тут же купить взамен другую. Вопрос, который нам чаще всего задают — это как мы собираемся вернуть свои деньги. Сроки, в которые наша группа намерена добиться первичного возврата капиталов, мы оцениваем в три-пять лет. Я думаю, что тем, кто рассчитывал на меньшие сроки, недавние колебания NASDAQ хорошо продемонстрировали их заблуждения. Безусловно, мы рассчитываем на рост капитализации наших проектов, но она не будет напрямую зависеть от роста акций. Сразу хочу сказать, что мы не собираемся по истечении трех-пяти лет полностью выходить из проекта. Будущее есть только у тех проектов, инвесторы которых действительно занимаются их развитием, а не просто тупо контролируют, сколько заработано, а сколько потеряно.

Пока основную часть денежного потока составляет реклама. Другой серьезный финансовый поток ожидается от того, что по-английски называется data mining — не знаю адекватного перевода, но подразумевается исследование траектории сетевого путешественника, выяснение его пристрастий и предпочтений.

Что касается ожиданий роста капитализации, я позволю себе процитировать пример, который привела Эстер Дайсон. Она сказала, что если экономика США была эффективна на 90% и сеть довела ее эффективность до 92%, что в масштабах валового национального продукта этой страны — довольно большие деньги, то в России, если экономика эффективна на 30%, введение сетевых технологий, которые решат извечные проблемы складирования, центрального снабжения и т.д., может довести ее эффективность до 60%, 80% — я не экономист и не буду делать прогнозов. Это будут существенные деньги, которые, в конечном итоге, и приведут к росту капитализации интернет-проектов.


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site