This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 18
Фонды развития | Инвестиции
Антон Носик

Странные люди – инвесторы

«Инвестиционная лихорадка», захлестнувшая в последние полгода русский Интернет, одному представляется безумием, другому — надувательством, третьему — вполне закономерным следствием мировых тенденций. Кое-какие цифры позволяют перевести этот спор из области эмоций и теорий в практическую плоскость.

На текущей неделе, когда российская Интернет-общественность дружным потоком движется в сторону пансионата «Голубые Дали», на западном побережье Атлантики (оно же восточное побережье США) проходят 19 (прописью: девятнадцать) первичных эмиссий Интернет-компаний. На языке оригинала это событие называется IPO (сокращение от Initial Public Offering). Смысл процедуры состоит в том, что некие фирмы, акции которых до сих пор были распределены среди учредителей, впервые предлагают широкой инвесторской публике свои ценные бумаги. Закрытое акционерное общество таким образом становится открытым, а его финансовые отчеты и текущие показатели, которые прежде были известны только узкому кругу менеджеров и владельцев компании, отныне и далее везде подлежат широкой публикации — к сведению всех желающих купить или продать бумаги.

IPO есть тот самый волшебный момент, когда владельцы сравнительно небольших «гаражных компаний», пригласив публику в партнеры, в одночасье превращаются в миллионеров или миллиардеров. Разумеется, так происходит не со всеми и не всегда (а 80% новых фирм в области хай-тека вообще обречены бесславно закрыться спустя год-другой после первого появления на рынке). Однако свежие в памяти инвесторской общественности примеры таких IPO, как Netscape (ныне часть AOL), Amazon или Yahoo, бередят воображение и толкают на новые капиталовложения.

Но какое отношение все это имеет к России и нашему Интернету, если среди отечественных контент-провайдеров и ISP один лишь Golden Telecom добрался до заветных кошельков завсегдатаев NASDAQ? Вот в чем вопрос. И на него, как водится, есть три взаимоисключающих ответа.

Первый ответ — даваемый премудрыми пескарями по обе стороны Атлантики — гениален в своей простоте. Согласно этой версии, все акции Интернет-компаний (за вычетом единичных сервис-провайдеров) суть один большой, до предела надутый пузырь, у которого нет, и не может быть никакой иной судьбы, кроме как лопнуть, оставив вчерашних искателей богатства у разбитого корыта. Такой прогноз одинаково часто можно встретить в американской прессе и в российской, а также услышать из уст людей, вовремя не подсуетившихся приобрести акции какого-нибудь особо удачливого стартапа, когда он еще стоил в 50 раз дешевле, чем сегодня. Весьма интересные размышления по поводу реальности поминутно обещаемого краха можно прочитать в редакционной статье британского журнала The Economist (www.economist.com) за 26 февраля — 3 марта (стр. 19 бумажной версии, HTML-версия доступна лишь зарегистрированным пользователям).

Другой ответ — модный преимущественно среди отечественных интернет-скептиков и пессимистов чаадаевской школы — сводится к рассуждениям про чужой каравай и телушку за морем. Там у них, в Америке, где доля взрослого населения, подключенного к Интернету, стремится к 50%, ВВП на душу населения составляет 31.500 безусловных единиц, а обороты электронной торговли и рекламы исчисляются миллиардами долларов, истоки Интернет-бума легко понять, и можно даже признать существующую тенденцию экономически вполне осмысленной. Однако в России отсутствуют все те слагаемые успеха, на которых строятся оптимистические ожидания американских акционеров. К Интернету здесь подключено не больше 2 миллионов человек, что составляет от силы 2% взрослого населения, причем от 60 до 75% подключенных выходят в Сеть с места работы или учебы (читай: студенты, преподаватели, госслужащие и все те, кому компьютер, модем и платеж провайдеру не по карману). ВВП на душу у нас такой, что плакать хочется. Обороты электронной коммерции — гадательны, но заметно ближе к нулю, чем к одному миллиону долларов в месяц. Суммарная емкость рынка Интернет-рекламы (по крайней мере, тех его площадок, которые представляют интерес для серьезного рекламодателя) едва ли достигает 6 миллионов долларов в год, если судить по мартовским доходам ведущих сайтов и прейскурантам обменных сетей. Добавим сюда двойную бухгалтерию и зловещие планы чиновников по регулированию Сети (читай: по переделу всей доменной собственности в свою пользу) — и становится окончательно непонятно, как можно проводить параллели между российским Интернет-рынком и мировым.

Третий ответ, даваемый оптимистами, основан на известной (хоть и многократно раскритикованной) формуле российского отставания. Суть ее в том, что РУНЕТ — со всеми мыслимыми поправками на местную специфику — так или иначе повторяет в своем развитии путь американской Сети. Там тоже когда-то численность пользователей была такая, как у нас сейчас. И посещаемость Yahoo на моей памяти была меньше, чем у Рамблера сегодня. А когда я регистрировал первую страницу на GeoCities, там насчитывалось в 20 раз меньше пользователей, чем обитает сегодня на Chat.Ru. Всего каких-нибудь пять лет назад сервисов бесплатной почты размером с наш Mail.Ru вообще не существовало в природе. Ни в Америке, ни в Канаде, ни в Европе. Понятно, что в те времена не было никаких миллиардных доходов от Интернет-рекламы и онлайновых продаж — и о приеме через Сеть кредитных карточек в Америке говорили исключительно в будущем времени, либо в сослагательном наклонении. Разумеется, в те времена в Соединенных Штатах было немало скептиков, объяснявших наивным Интернет-инвесторам, что глобальная Сеть — это вообще несерьезно, а будущее — за проприетарными коммерческими службами типа CompuServe и MSN. Одного из таких скептиков, кстати, звали Билл Гейтс. Дальше, однако, случилось то, что случилось. И сегодня никто из заокеанских скептиков не вспоминает свои речи пятилетней давности.

У нас нет никаких данных о том, что в России рост аудитории Сети идет более медленными темпами, чем в свое время в США. То же относится к бюджетам Интернет-рекламы: с каждым месяцем больше становится не только баннеров, но и желающих ими воспользоваться... Конечно, объем онлайновых продаж в смысле прямых трансакций, при которых счет клиента дебетуется через веб, у нас и в самом деле сегодня ничтожен — примерно как в Америке в 1996 году. Однако цель любого продавца на свете — не процессинг кредитных карточек как таковых, а фактически заключенная сделка с покупателем, совершенно независимо от способа платежа. В этом смысле русскому Интернету стыдиться нечего: свою функцию посредника во всех видах операций купли-продажи он выполняет исправно. Пользователи РУНЕТа реально покупают через Сеть книги, видео и DVD, компьютерные программы и железо, турпутевки, авиа- и железнодорожные билеты, бытовую технику, мебель, автомобили, квартиры, оптовые партии сырья и готовой продукции. У своих же российских продавцов и покупают, ознакомившись с прейскурантом в Интернете, сравнив различные предложения и выбрав наиболее подходящее. Не верите? Спросите тех, кто пробовал продавать. Платят при этом действительно как придется — кто банковским переводом, кто на почте, кто наличными в руки. Трансакции, при которых деньги через Сеть снимаются с карточки, пока остаются экзотикой. Но факта успешных покупок/продаж это не отменяет. И продавцы об этом уже знают — если не по собственному опыту, то по опыту своих конкурентов...

Поэтому для заокеанского инвестора сегодня наш Интернет-рынок — это способ прокатиться на машине времени на пять-семь лет назад. В ту эпоху, когда проекты, подобные Yahoo, Lycos и Amazon создавались со стартовым капиталом в несколько десятков или сотен тысяч долларов. В те времена, когда обнаглевшие стартапщики не просили сотни миллионов долларов «за вход», как просят их в Силиконовой Долине сегодня...

Ограниченная емкость российского Интернет-рынка, на которую указывают нам скептики — объективный факт, с которым глупо было бы не считаться. Но «ограниченная» — не значит «нулевая». Действительно, на этом рынке некуда вложить миллиард, чтобы через пару лет забрать десять. Но вложить в РУНЕТ 10 миллионов, чтобы забрать 50 — абсолютно реальная перспектива уже сегодня. И если присутствие желающих вступить в подобное предприятие стало за последние полгода весьма ощутимо на российском Интернет-рынке, то мотивы их инвестиционной активности лично мне вполне понятны.

Интересен другой вопрос — насколько серьезна такая тенденция по ту сторону Атлантики? Те инвесторы, которых мы видим на московских Интернет-тусовках — являются ли они горсткой смельчаков-одиночек, «страшно далеких от народа», или верхушкой айсберга, дрейфующего в нашу сторону?.. Для ответа на этот вопрос стоит вернуться к той цифре, с которой начинается наша статья.

За рабочую неделю с 13 по 17 марта в Америке выпускают свои акции на биржу 19 Интернет-компаний. В общей сложности эти компании планируют привлечь инвестиции в размере 7,4 млрд долларов (такова совокупная стартовая цена предложенных к продаже акций). Из этой суммы 6,6 млрд долларов приходится на долю компаний, расположенных в Восточном полушарии, вдали от берегов США. Пока не на Россию, конечно, но на страны, вполне к нам близкие и по ВВП на душу населения, и по распространенности Интернета, и по численности потенциальных пользователей — такие, как Китай, Тайвань, Корея, Филиппины, Израиль. А биржевая статистика свидетельствует, что мы тут имеем дело со вполне устойчивой тенденцией. В прошлом году на долю неамериканских Интернет-компаний приходилось 7% проведенных IPO в данной отрасли, причем в денежном выражении за океан ушло 38% собранных при первичной эмиссии денег. С 1 января по 10 марта 2000 года в США прошло 96 первичных эмиссий Интернет-компаний, и из них уже 15,6% пришлось на долю инофирм. С учетом эмиссий, проводимых с 13 по 17 марта, статистика «утечки» американских инвесторских денег за океан станет еще более впечатляющей.

О долгосрочном успехе таких капиталовложений судить, разумеется, нельзя, однако есть кое-какие цифры, свидетельствующие о настроениях инвесторов. В среднем за 2000 год цена акций Интернет-компании, впервые вышедшей на рынок, вырастала в первый день торгов на 139,7% от стартовой. По акциям неамериканских компаний этот показатель составил 169,2%. Наиболее впечатляющими эмиссиями марта стали IPO китайской компании AsiaInfo (www.asiainfo.com) (3 марта, стартовая цена — $24, в конце дня — $99,56) и японского провайдера бесплатной веб-почты Crayfish (www.crayfish.co.jp/home/) (10 марта, стартовая цена — $24,50, в конце дня — $126). Когда-то такие прибыли знавали акционеры Amazon и Yahoo — те из них, кто подсуетился вложиться в эти акции несколько лет назад. Но теперь многим из них психологически трудно поверить, что корпорация Yahoo, оцененная рынком в 90 млрд долларов, или America onLine, стоящая сегодня 140 миллиардов, в обозримом будущем найдет способ поднять стоимость своих акций втрое или вчетверо. Гораздо легче представить себе обратный процесс (о чем и толкуют нам прорицатели грядущего обвала Интернет-акций). А вот развивающиеся Интернет-рынки — такие, как наш — интересны именно тем, что основной рост у них впереди. И многие факторы, которые при взгляде из Москвы представляются недостатками РУНЕТа (скверная инфраструктура подключения, малочисленность пользователей, неразвитость платежных средств) заокеанскому инвестору могут казаться свидетельством большого потенциала. Он не ждет, что мы, подобно братьям-монголам, перемахнем из первобытнообщинного строя в светлый коммунизм одним декретом Верховного Хурала. Инвестор наоборот рассчитывает, что мы будем расти долго, размеренно, постепенно, из года в год, и что наши поджарые формы не скоро еще оплывут опасным амазонским жиром.

Странные все-таки они люди — инвесторы.


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site