This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 17
Сюжеты | Copywrong
Сергей Аксенов

Могу любое, покупаю пиратское

С недавних пор проблема авторских прав и противостояния легальных производителей и пиратов стала одной из центральных тем в сетевой и околосетевой прессе. Многочисленные скандалы, наезды и склоки подогревают интерес общественности. Однако многие из тех, кто претендует на роль третейских судей, подчас обнаруживают совершенную неосведомленность в обсуждаемой теме. Развеиванию некоторых мифов, сложившихся вокруг этого вопроса, я и посвящаю эту статью «с непременным разоблачением».

Миф первый: цены на легальную продукцию завышены неимоверно

С момента появления на рынке лицензионных товаров, будь то видеокассеты, софт или CD, народные массы косятся на них, как рыба на крючок — с опаской, подозрением, но и с нескрываемым интересом. Действительно: если раньше, в конце 96 — начале 97 года за двадцать неденоминированных тысяч рублей усредненный видеолюбитель покупал два фильма на одной кассете, то теперь ему вдруг предлагают всего один, по цене в полтора раза выше. Итоговая тройная переплата заставляет задуматься — а почему, собственно? Зайдя в соседний торговый ряд и обнаружив там легальные копии программных продуктов, цена на которые превышает привычные митинские расценки уже в десятки, если не сотни раз, покупатель окончательно соображает, что в мире случилось что-то ужасное и сами основы мироздания пошатнулись.

Придя немного в себя, потребитель вновь обретает способность к стройному логическому мышлению. Наверное, рассуждает он, эти акулы лицензионного бизнеса задумали старый, как Ветхий Завет, трюк — легализоваться, затоптать всех конкурентов и впаривать потребителю свою продукцию в два (двадцать два) раза дороже. «На эти два процента и жить», — как сказал бы герой анекдота. Так ли это?

Цена любого продукта складывается из трех составных частей, как сказал бы классик. Во-первых, это затраты на разработку, во-вторых — затраты на собственно производство, и в-третьих — маркетинг и реклама. Хотя бюджеты программных продуктов, в отличие от кинофильмов, не публикуются в печати и не являются предметом гордости авторов, можно прикинуть стоимость проекта на пальцах, для простоты взяв отечественную фирму-разработчика, чем-то усердно занимающуюся в окне напротив. Итак, помимо зарплаты собственно программистов ($1000/месяц, пять-шесть человеко-лет) и прочих тружеников непосредственно мыши и клавиатуры — технических писателей, бета-тестеров и прочих «на подхвате» ($500/месяц, еще пять-шесть человеко-лет), — есть еще люди и расходы, направленные на поддержание «трудяг». Несложное эмпирическое правило гласит — множь на два. То есть издержки на создание тому или иному специалисту соответствующих условий труда (офис, Интернет, секретарь, уборщица, охрана) примерно равны его зарплате. Получаем 200-250 тысяч долларов из расчета срока разработки — год. Ого-го...

Ого-го? Да нет, почему же, вполне реальные цифры. Создание, запись и сведение аудиоальбома обходится в похожую сумму. Это если делать самому. Если же брать готовое и продавать, то, к примеру, у лицензионной видеокассеты в виртуальную стоимость разработки входят помимо затрат на перевод еще и авторские отчисления (роялтиз) — обычно это $1 с каждой проданной кассеты.

Перейдем к следующему этапу. Чтобы начать продавать нашу программу, нужно ее саму и коробку для нее как следует оформить, сверстать и напечатать книжки, заказать тираж дисков, доставить их обратно через границу, оставив немного денег на таможне. Заострю внимание на следующем факте: этот этап для софтверного бизнеса намного менее затратный, чем, к примеру, для автомобильного. После того, как сам продукт написан и отлажен, расходы на его тиражирование выглядят на общем фоне довольно неприметно.

Для пирата же все расходы на производство (в самом худшем случае) — поход в магазин и покупка там легального диска или кассеты. А то ведь еще и напрокат взять норовят. Реклама, третий компонент себестоимости, про который мы чуть не забыли, тоже не является его, пиратского, ума делом. За него свои денежки в теле- или радиоэфир, в сайты в Сети, в красивые цветные полосы в журналах вложит производитель. А его дело — неуклонно снижать и без того копеечную себестоимость, заставляя покупателя в очередной раз задумываться: а за что же он платит свои кровные? Ведь он твердо выучил...

...миф второй: и пират, и легал делают одно и то же — копируют исходный продукт. Результат, стало быть, один и тот же

С момента появления легальной альтернативы контрафакту множество копий (в смысле, колюще-метательного оружия, а не экземпляров дисков) ломается вокруг вопроса: за что же, черт возьми, я должен платить компании такие сумасшедшие деньжищи, когда абсолютно то же самое могу купить за углом и в два (двадцать два) раза дешевле?

Хорошо бы было, будь это действительно то же самое. Вот только никаких бород батальона Хоттабычей не хватит, чтобы по щучьему велению появлялись на свет точные копии исходного продукта, молекула в молекулу. Для того, чтобы копия максимально приближалась по качеству к оригиналу, нужны серьезные инвестиции в производство (о необходимости которых, кстати, кто только уже не говорит).

Кто есть пират? Существо насекомое, тварь дрожащая. В любой момент в дверь его подвала может постучаться человек в шерстяной маске и вежливо попросить пройти тут, рядом. Совершенно ясно, что производственная база пирата состоит из самых дешевых компонентов — чтоб не жалко было, если конфискуют. Ни о каком промышленном производстве тут речь не идет — кустарщина чистой воды. В частности, типичная подпольная видеотиражка (коих я лично перевидал немало) состоит из десятка-другого пишущих видеоплейеров Akai или LG, «подающего» магнитофона (хорошо если Panasonic, S-VHS — просто редкость заморская) и пары напольных вентиляторов, охлаждающих на манер кулера всю эту камарилью. Пыль, влажность, — в общем, княжна Тараканова пребывала по сравнению с этими многострадальными кассетами в условиях просто санаторных. Не хочется показаться бахвалом, но производство кассет на современной фабрике происходит при условиях, близким к операционной в хорошей больнице. И люди — тоже в белых халатах. То же самое относится и к CD. Признаться, никогда не видел пиратского пресса, но никогда не забуду увиденного на выставке минизавода, в котором открытие наружной двери считается нештатной ситуацией.

На этом фоне не стоит забывать о качестве материалов и комплектующих. Помню, года два назад на Митино вовсю продавались диски, на которые почему-то позабыли припрессовать защитный слой, в результате чего юные пионеры могли с интересом изучать устройство CD в разрезе — вот у него отражающий слой, вот так нарезаются дорожки, ой!.. Не надо было трогать пальчиком... Ну ничего, другой купим. Главное — дешево. Особенно хорошо эти проблемы видны (точнее, слышны) на аудио-дисках. Если какой-то файл из дистрибутива на пиратском CD еще можно пропустить, и никому от этого плохо не будет, — а может, этот файл вообще никогда не будет востребован, если диск покупался ради конкретного продукта из двух десятков, записанных «за компанию», — то дефекты изготовления аудио-CD проявляются практически моментально: любимый певец начинает часто-часто заикаться, причем следом за ним тем же расстройством моторики начинает страдать весь оркестр. Эффект настолько забавный, что даже нашел свое отражение в некоторых направлениях современной техно-музыки.

Причины все те же — низкое качество полуфабрикатов, чересчур интенсивное использование матрицы (вообще с одной матрицы делать больше 3 тысяч дисков не положено, но матрица тоже денег стоит), и прочее, обусловленное желанием как можно больше сократить себестоимость продукта. Вот откуда растут ноги у «рыночной» (в смысле, средней по Митинскому рынку) цены диска в $1,5-$2. Плюс прочая экономия на всем подряд, от полиграфии до нервов покупателя. Диски, привозимые без коробок — «на штырях», стопками по 500 штук, — не проходят никакого контроля качества, потому и стоят около 40 центов.

Вообще это мощный способ экономии. К примеру, если бы Intel продавал свои Пентиумы по принципу «приходите — обменяем», без выходного контроля качества, то цена процессоров была бы, без преувеличения, раза в два-три меньше. Но и «битым» оказывался бы каждый третий. Слава богу, иностранные производители не додумались еще до такого элементарного способа снижения себестоимости.

Вернемся, однако, к пиратским CD. Та самая полиграфия, так называемые «инсерты», два листочка бумаги, на которых с одной стороны нанесен рисунок и которые раскладываются в коробочки уже продавцами на местах, стоят вообще центов по пять. Накинем еще пять центов на саму коробочку (jewel box), и получаем себестоимость в полдоллара за готовый диск. По дороге к покупателю он проходит две накрутки, каждая процентов по 90-100. Неплохая норма прибыли для кризисной экономики? Да еще и налогом не облагается...

Нужно осветить еще один аспект, без которого картина была бы не полной. Помимо качества чисто материального (некачественного носителя и тиражного комплекса) очень большую роль играет и то, с чего и как происходит тиражирование. Исходник, проще говоря. Если в видеобизнесе все давным-давно ясно — даже самые высококлассные проигрыватели DVD обеспечивают качество, с трудом сравнимое с S-VHS, да еще и подпорченное чисто цифровыми эффектами «смазывания» при быстром движении на экране, — то с аудио- и софтверным пиратством все не так прозрачно. Вообще-то цифровой носитель поддается копированию «один в один», с полным сохранением содержащейся на нем информации. Однако для того, чтобы произвести эту операцию, степень кривизны рук исполнителя должна быть существенно невелика. Во-первых, даже в случае аудиодиска, не всякий CD-ROM в комплексе не со всякой программой способны считать цифровые данные точно, без внесения помех в виде дискретного шума (jitter), с сохранением расположения треков на диске и пауз между ними. Во-вторых, в случае CD с софтом, немалое значение может иметь расположение файлов на диске — при этом они читаются с разной скоростью, а для перехода от одного файла к другому головке привода приходится совершать довольно сложные и времязатратные эволюции. Особенно это относится к играм — классу программного обеспечения, наиболее подверженному пиратированию. В общем, перефразируя героя мультфильма, «руки — вот что главное». И вот в этих-то руках приходится сомневаться, особенно учитывая обилие вирусов и троянцев, проживающих на пиратских CD. А может, они это специально? Ведь вырезают же они зачем-то из игр самое интересное — видеозаставки?

Да, кстати, совсем недавно пришлось столкнуться с совершенно новым видом аудиопиратства — на дне рождения однокашника мной был вычислен нормальный аудио-CD отечественного исполнителя, записанный с раскодированных файлов MP3. В остроумии тут не откажешь — скачать весь CD из Сети всяко обойдется дешевле, чем идти и покупать легальный. А какими уж там словами будет ругаться покупатель, когда явно услышит разницу с полноценным диском — никого не колышет. Погрустит этот покупатель — и утешит себя...

...мифом третьим: от того, что я куплю пиратский диск, никому хуже не будет

Наиболее неприятное заблуждение. Не хочется впадать в морализаторство, но теневая экономика никогда еще не приносила пользу никому, кроме своих воротил. Куда уходят деньги, заплаченные за лицензионные продукты? Частично к авторам, которые на них создадут новые фильмы, музыку, напишут программы. Частично — к посредникам разных уровней, включая лицензионную компанию. На эти деньги новые продукты будут закуплены, их создание будет частично профинансировано. Какая-то часть уйдет государству в виде налогов.

Конечно, пираты тоже платят какие-то отчисления, правда, не государству, а своим «крышам», иначе и быть не может. Но и вся остальная выручка утекает в неприметные альтернативные закрома Родины и оттуда расходуется совсем не на благотворительность. Разумеется, некоторая часть попадает в карманы тех, кто занимается собственно теневым производством, но много ли их окажется, если вспомнить про пиратскую себестоимость?

А как хочется иногда помечтать! Представить себе, к примеру, что было бы, если бы все тиражи продавались легально. Если бы, например, фильм «Особенности национальной рыбалки» (www.videoguide.ru/redirect.asp?code=62432) хорошего режиссера Рогожкина продался тиражом 3 миллиона, каким он разошелся на самом деле, считая пиратские копии, какое кино он мог бы снять на 3 миллиона долларов авторских отчислений? Может быть, еще один «Караул» (www.videoguide.ru/redirect.asp?code=3413)? Мы уже не узнаем. Будем продолжать смотреть низкобюджетные отечественные постановки, где ясно видно, в каком месте закончилась пленка и не на что было снять еще пару дублей, а с какого момента съемочной группе урезали зарплату. Эх... А все почему? Возможно, потому, что люди наши так свято верят в...

...миф четвертый: покупая пиратскую продукцию, я не нарушаю никаких законов

Это самый интересный миф. Принято считать, что покупатель не отвечает за тот товар, который приобретает, и юридических оснований привлечь его к ответственности нет. Мало того, покупая компакт-диск или кассету он, равно как и продавец, не отвечает за то, что на этих носителях записано. Обратимся, однако, к Уголовному Кодексу. Статья 146, «Hаpyшение автоpских и смежных пpав», гласит:

1. Hезаконное использование объектов автоpского пpава или смежных пpав, а pавно пpисвоение автоpства, если эти деяния пpичинили кpyпный yщеpб, — наказываются штpафом в pазмеpе от двyхсот до четыpехсот минимальных pазмеpов оплаты тpyда или в pазмеpе заpаботной платы или иного дохода осyжденного за пеpиод от двyх до четыpех месяцев, либо обязательными pаботами на сpок от ста восьмидесяти до двyхсот соpока часов, либо лишением свободы на сpок до двyх лет.

2. Те же деяния, совеpшенные неоднокpатно либо гpyппой лиц по пpедваpительномy сговоpy или оpганизованной гpyппой, — наказываются штpафом в pазмеpе от четыpехсот до восьмисот минимальных pазмеpов оплаты тpyда или в pазмеpе заpаботной платы или иного дохода осyжденного за пеpиод от четыpех до восьми месяцев, либо аpестом на сpок от четыpех до шести месяцев, либо лишением свободы на сpок до пяти лет.

То есть люди, занимающиеся пиратским производством, заведомо подпадают именно под эту вторую часть. Кстати, «крупный ущерб» в примечаниях трактуется как 10 минимальных окладов, то есть 835 рублей, или 10-15 кассет, или 20 CD-дисков. Это так, к сведению. А что же покупатели? Для них есть статья 175, «Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем»:

1. Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, — наказываются штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работам на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Чу, я слышу пушек гром, как говаривал герой анекдота. Закричали, заволновались. «Да как они докажут, что я?..» Верно, никак не докажут. Скорее всего. Хотя, зная нашу систему правосудия, проблема причисления данного конкретного индивида к двугорбым парнокопытным не так уж и велика — было бы желание. Но это, как говорится, буква закона. Согласно же его духу, человек, купивший пиратский сидюк или кассету, зная, что они пиратские, однозначно проходит по вышеуказанной статье. Так что это не вы, уважаемые покупатели, невиновны, а просто руки до вас не дошли.

Заключение: я покупаю, потому что...

Под занавес хотелось бы подытожить основные причины, по которым многие предпочитают покупать пиратскую продукцию вместо лицензии. Большую часть претензий, которые потребители предъявляют к лицензионной продукции, я выслушал лично — как дежурный по связям с электронной общественностью сервера компании «Премьер Видео Фильм» (www. premvf.ru). Заодно прошу понять меня правильно — примеры буду приводить в основном из области видео.

Цена: Как я уже говорил, у пиратов она всегда будет ниже, чем у легальных производителей. Трудно осудить человека, который, видя как минимум двойную разницу в цене, отдает предпочтение тому, что дешевле. Однако хочется задать ему вопрос: а если за углом предлагают купить телевизор вдвое дешевле, чем в магазине, то почему за угол не выстраивается очередь? Правильно, — потому что тот телевизор, скорее всего, украден из соседнего дома. Так было и будет всегда — ворованное дешевле. Даже фальшивые доллары продаются за половину номинала.

Некоторая тонкость в этом вопросе состоит в том, что цена, с одной стороны, должна соответствовать некоторым критериям конкретного рынка, а с другой — не вызывать метаний на рынках прочих. То есть, к примеру, один и тот же аудиодиск должен стоить и в Европе, и в США, и в России примерно одинаковых денег. Иначе дешевые диски из России мигом окажутся на жирненьких прилавках в Штатах. Называется это реэкспорт. Для борьбы с реэкспортом применяется множество мер, основной из которых является локализация. И понятно — какой дурак в Германии купит двухдолларовых Heroes of Might and Magic, если они на русском языке? Вот и ступенька, за которую можно зацепиться. Русский Windows стоит почти в четыре раза дешевле своего пан-европейского собрата. Про видеокассеты просто молчу — два-три доллара здесь против десяти-пятнадцати там.

Оперативность: Тут пиратам равных нет. Кино еще только монтируется, а на Горбушке уже вовсю продается его копия, украденная прямо с монтажного стола. Потом — снятая с экрана кинотеатра. Да и релизы игр и софта здесь почему-то опережают на месяц, а то и более, аналогичные релизы, но там. Вот только в кадре «тряпичной» копии почему-то не всегда разберешь, кто в кого стрелял, а недотестированные игры падают по пять раз на дню. Но кого это на самом деле волнует? Не пиратов же, правда?

Ассортимент: Конечно, у пиратов есть много чего такого, что легально вообще не выходило или выйдет только через некоторое время. С другой стороны, у легалов тоже есть немало того, чего нет у пиратов. В принципе, разрыв не так уж и велик. Если взять, к примеру, хорошую энциклопедию «ВидеоГид» (www.videoguide.ru) и сравнить количество фильмов, на которые указаны права, с теми, на которые не указаны, то соотношение будет примерно 60%. Даже если пираты скопируют все, что выходило на лицензии, отрыв у них будет меньше, чем в два раза.

Понятно, что есть такие вещи, каких днем с огнем в магазине не сыщешь. Например, где простому видеолюбителю найти фильмы Райнера Вернера Фассбиндера? А нигде. Есть палаточка на Горбушке, на стенках которой болтаются списки, где можно найти почти всю классику, от Чаплина и до наших дней. Вот только пиратами этих ребят называть язык не поворачивается, а вместо очередного рейда ОМОНа хочется выдать им почетные грамоты за развитие кинограмотности в стране.

Потребительские свойства: Конечно, хорошо, когда покупатель привередлив и строг (А есть у вас такой же, но с перламутровыми пуговицами? — Будем искать). Многие видеолюбители сетуют на полный дубляж фильмов, когда голоса актеров замещаются голосами дублеров. И подобраны они, дескать, плохо, и качество звуковой дорожки от перезаписи страдает, и стереоэффекты пропадают куда-то, и оригинальную речь не слышно. Эти претензии трудно назвать необоснованными — действительно, каждому не угодишь. Кто-то желает смотреть фильмы только с оригинальным звуком. Желание вполне понятное, но ведь и цена такой кассеты должна быть на уровне общемировом (см. абзац про реэкспорт). А много ли таких, кто согласен отдать 12 долларов за удовольствие посмотреть фильм на том языке, на котором он был снят? И не проще ли такому человеку заказать эту кассету с какого-нибудь www.amazon.com? Покупают же люди DVD-диски...

Можно лишь констатировать, что, к сожалению, на сегодняшний день рынок лицензионного видео (да и не только видео) еще слишком узок. Хочется надеяться, что в будущем, когда лицензионные тиражи вырастут, фильмы будут выпускаться на любой вкус: и с закадровым переводом, и с субтитрами на любом языке, и в разных монтажных вариантах. Большой шаг в этом направлении сделан с расширением продаж DVD.

Пока же остается лишь взывать к честности видеолюбителей, — ведь без их голосов, выраженных в предпочтении легальной продукции пиратской, это светлое будущее не наступит. И будем мы смотреть третьесортные голливудские поделки по телевизору, а отечественные разработчики программного обеспечения вообще перестанут делать русскоязычные версии. Российские веб-дизайнеры из-за невостребованности также окончательно устремят свой взгляд на Запад (который, как известно, простирается на запад вплоть до Японии). Есть такое слово, которое любят употреблять политики всех рангов — «сырьевой придаток». Мы же запросто можем стать, и уже потихоньку становимся придатком мозговым: когда с развитием коммуникаций нет необходимости вывозить специалистов за рубеж — пусть сидят там, заодно меньше денег им платить. Вы скажете — ха, и это все из за того, что я купил вчера на рынке болгарский сидюк с Windows 95? Звучит смешно, но и по этой причине в том числе. Есть такой чуть ли не библейский принцип: «начни с себя». Может, пора уже начинать?


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site