This page is an archived copy on Gagin.ru personal site

InterNet magazine, number 14
Сюжеты|Сериал
Роман Лейбов

Мультура

Краткое содержание предыдущих серий: молодой человек по имени Володя Веве ищет возлюбленную по ascii-портрету. В поисках ему собираются споспешествовать автор оперы и небезызвестный М.И. Мухин. Тем временем в Москве герой встречается со всемирно известным актером Сундуковым и постмодернистом Пихто, рассыпающим самые мрачные намеки на возможную судьбу Незнакомки. Автор и М.И. Мухин, рассказавший ужасную историю о судьбе Володиных родителей, отправляются погулять. Художник Крис Офили продолжает свой рассказ в центре Москвы.
Серия четвертая; кризис-дефолт

1. Прогулки с Мухиным

Пока мы с Мухиным гуляли, сгустились тучи, подул ветер и полил дождь, переходящий в снег. В Москве случился финансовый кризис (www.crisis.ru). Правительство Кириенко (www.kirienko.ru) отправилось в отставку, а на смену ему пришло правительство Примакова. Рубль упал (в Тарту тоже слегка содрогнулась земля, но Ратуша устояла), Солженицын (members.aol.com/ KatharenaE/private/ Alsolz/alsolz.html) отказался от ордена, американцы сбросили ракеты на Ирак, по телевизору показали "The Element of Crime" (uk.imdb.com/ Title?Forbrydelsens+ element+(1984)), Клинтона чуть не подвергли публичному остракизму (не путать с обрезанием -- www.ciclist.org), а мы купили по порции мороженого и выпили глинтвейна в кафе "Ротонда", где видели эстонского художника Навитролла (web.online.ee/ gallery/room.htm) в компании целых трех девушек.

Усталые, но довольные, мы вернулись домой.

2. Приятная неожиданность

В доме у Мая Иваныча тем временем обнаружились гости. Вернее, обнаружились они под дверью. Гостей было двое, если не считать проголодавшегося Кулика, который мирно вилял хвостом на пороге.

Еще издалека гости стали махать нам кашне и перчатками. "О, -- воскликнул Мухин, -- вот кого не ожидал увидать! Приятный сюрприз". Пенсионер ускорил шаг, вскоре различимы стали удивительные внешности незнакомцев.

Первый -- небритый и конопатый, почесывал за ухом художника-собаку и одновременно протирал запотевшее пенсне. Второй, долговязый и мечтательный, что-то записывал в книжечку в черепаховом переплете, дуя временами на озябшие пальцы и поминутно оглядываясь на тартускую телебашню.

Гости оказались виртуальными детьми пенсионера. Что это такое, я толком представить себе не могу, а Мухин объяснять отказался. Так или иначе, первый назвался Тимуром Пятаковым, а второй -- Глебом Сапрыкиным. Дружески пожав мне руки, они представились, причем каждый прибавил к своему имени еще и фразу "home.fiberia.com/ fe034acdff098345bd003ecf09a0b6/ durdom/".
-- fe034acdff098345bd003ecf09a0b6? -- переспросил я.
-- Именно, -- хором ответили известные виртуальные безумцы и прожектеры, отряхивая с калош снег, налипший за месяц ожидания.

Накормив Кулика прикупленным по дороге кормом Педигри (www.pedigree.com), Мухин поставил чай и начал говорить стихами. Как я понял, у них с безумцами так было заведено.

Изложив суть произошедшего с Володей Веве и его родителями, пенсионер строго вопросил:
-- Так что ж друзья, неужто снова восторжествует в мире зло?

Пятаков, покачиваясь на табурете, ответил загадочно и не очень в рифму:
-- Я полагаю, что иного, как говорится, нам дано.
-- Прим’еним метод? -- подхватил Сапрыкин.
-- Да, прим’еним, сказать точнее -- примен’им, -- ответил Пятаков.
-- Как вы относитесь к пельменям? -- спросил Май Иваныч, высунувшись из холодильника.
- Прекрасно, и не только к ним! -- хором воскликнули безумцы, доставая откуда-то из широких штанин по поллитровой бутылке справедливо любимого народом напитка "Старка".

3. Рассуждение о методе

Дальнейших стихов я не запомнил, поэтому буду излагать обыкновенной прозой. Закусив пельменями и разлив по второй, Пятаков объявил, что казус Веве является очень удобным пунктом приложения разработанного им с Сапрыкиным "метода детективного безумия" (ума не приложу, как это мудреное определение уложилось в четырехстопный ямб). Разработанный в тишине виртуального дурдома, в промежутках между irc-сессиями, уколами, прогулками с медсестрой Катей и чтением произведений Агаты Кристи, Борхеса, Льва Овалова и Александры Марининой, метод этот базировался на сочинениях известного отечественного конспиролога Дугина (www.arctogaia.com), пропагандирующего безумие историческое.

Если я правильно ухватил суть детективного метода, то она довольна близка к методе некоторых авторов мыльных опер, которые наугад вбрасывают в сюжет очередного героя, не задумываясь над тем, что с ним будет дальше и как выпутаться из возникших сюжетных затруднений. Метод детективного безумия Пятакова -- Сапрыкина состоял в том, что поиски надо начинать в первом попавшемся месте, руководствоваться в дальнейшем исключительно косвенными ассоциациями и как можно чаще отвлекаться в сторону. Основной лозунг при этом, по словам Пятакова, -- "Меньше логики, больше жизни и смерти!" Начальным же условием является постановка совершенно посторонней цели.

Как объяснил Пятаков, впервые мысль об этом пришла ему при поиске в тумбочке ключика от заводной курицы. Проклятый ключик не находился в течение недели. Через неделю Сапрыкин попросил у Пятакова поносить дырчатые очки, которых тоже в тумбочке не обнаружилось. Тогда Пятаков отправился поискать в саду, у забора, на том месте, где в прошлом году он говорил с медсестрой Катей о категорическом императиве. В память этого разговора, сообщил Пятаков, у него возникло обыкновение по шестым числам каждого месяца приходить на это место и выкуривать две папиросы. В последний раз он ходил туда как раз в дырчатых очках, так что мог их обронить или даже нарочно оставить на заборе для следующего раза. Каково же было удивление Тимура Маевича, когда вместо дырчатых очков он обнаружил в пустой пачке от папирос, лежащей под забором, ключик от уже благополучно утерянной к тому времени заводной курицы! Мало того -- далее метод получил блестящее подтверждение: в ходе поисков курицы от ключика были найдены дырчатые очки, да и сама курица впоследствии была обнаружена Сапрыкиным, искавшим под своим матрасом "Таблицы" Брадиса, столь необходимые ему (Сапрыкину, натурально, а не Брадису) для вычисления скорости возможного падения Останкинской телебашни.

3. Кому что нравится (технический момент)

-- Отправимся для начала в Италию, -- заявил Сапрыкин, -- я давно собирался в Пизу.
-- Ну что ж, -- задумчиво согласился Пятаков, -- это достаточно безумное начало. Да и секрет приготовления макаронов давно не дает мне покою. Или надо говорить "макарон"? Тоже достойная для начала загадка.

Сказано -- сделано. Мухин, конечно, решил остаться дома (возраст все-таки, да и за Куликом надо следить). Я же, пользуясь каникулярным временем, согласился сопровождать безумцев. Естественно, средством передвижения мы избрали ftp, а для экономии решили прибегнуть к архиватору.

Не знаю, как вы, а я очень не люблю arj-ом архивироваться. Оно конечно, компрессия у него хорошая и надежность высокая, но щекотно очень, особенно когда разархивируешься назад. Туда-то еще ничего.

Поэтому мы выбрали старый добрый zip. Хотя в делах путешествий на вкус и цвет товарищей нет. Одна моя знакомая архивируется исключительно rar-ом, утверждая, что всякий раз худеет на полкило.

4. Двойной перепад температур (редкая штука)

У нас-то было холодно, а в Италии -- думали мы -- тепло. Оказалось, ничего подобного, не так, конечно, холодно, как у нас, но гораздо прохладнее, чем мы себе представляли. Получилась редкая штука -- двойной перепад температур: с одной стороны между тартуской и пизанской, а с другой -- между пизанской виртуальной и пизанской реальной. Вследствие этого редкого двойного перепада температур, мы с безумцами озябли и решили первым делом пойти выпить эспрессо и граппы где-нибудь неподалеку от знаменитой Пизанской башни (www.endex.com/ gf/buildings/ltpisa/ ltpisa.html). Сапрыкин уже достал книжечку...

Мы полагали, что расспросы можно начать, например, с официанта этого самого кафе, которое очень кстати расположилось у самого подножия знаменитого архитектурного сооружения.

-- Вот, -- сказал Пятаков, усаживаясь за столик и делая рукой жест по направлению к башне, -- смотри, Сапрыкин. С этого вот балкончика Галлилей и бросал вниз пули и ядра, желая доказать обскурантам и маловерам, что Земля...

Но поучительные слова Пятакова были заглушены тяжелозвонким топотом. Стадо слонов -- человек пятнадцать -- бежало по пизанскому тротуару, аккуратно огибая симпатичных итальянских прохожих.

5. Рассказ художника Криса Офили

Вслед за слонами бежал жизнерадостный румяный человек в сером походном сюртуке и треуголке, в котором читатели без сомнения узнали художника Криса Офили из предыдущей серии. Пробегая мимо нашего столика, он помахал нам рукой и весело крикнул с иностранным акцентом:
-- Убегайт!

6. Пять тезисов актера Сундукова

Между тем в московской шашлычной актер Сундуков излагал Володе Веве свой план поиска Незнакомки. Этот план был столь логически изящен и безупречен, что мы позволим себе его тезисное изложение:

  1. Судя по намекам Постмодерниста Пихто, он что-то знает о Незнакомке.
  2. Следует проследить за зловредным квазичеловеком.
  3. Поскольку и Сундуков, и Володя уже попали в поле зрения Пихто, следить должен некто, лично Постмодернисту неизвестный.
  4. В детективных романах в таких случаях всегда обращаются к частному сыщику.
  5. Следует найти частного сыщика и обратиться к нему.

Доев харчо, друзья вышли из шашлычной и отправились на поиски частного сыщика.


В оглавление номера This page is an archived copy on Gagin.ru personal site