This page is an archived copy on Gagin.ru personal site



13Internet -- новый способ думать
АрхивРеклама в журналеКнига отзывов
SearchВыходные данныеОбратная связь



Статьи


Марат ГЕЛЬМАН - не только самый известный московский галерист. Издатель и продюсер, талантливый культуртрегер, организатор достойной встречи третьего тысячелетия, в прошлом году Гельман начал знакомиться с Интернетом и сразу стал весьма заметной сетевой фигурой. И, как выяснилось, имеющие отношение к Гельману проекты www.russ.ru, www.guelman.ru, www.millenium.ru - лишь верхушка айсберга.


Как айсберг в Интернете


- Примерно полгода назад Вы собрали интернетовскую публику от имени "Комитета по встрече третьего тысячелетия", чтобы обсудить с ними что-то, чего так никто и не понял. После этого появился www.millenuim.ru, а www.guelman.ru стал одним из самых активных и интересных сайтов. Что же ищет знаменитый галерист Гельман в Интернете и в 2000 году?

- Я всегда страстно старался угадать будущее. Историк искусства – знаток прошлого, а галерист – человек постоянно пытающийся увидеть завтрашний и послезавтрашний день. А что сегодня есть такого, что может определить будущие 10 - 15 лет? С одной стороны, вряд ли это будет что-то совсем новое, нам неизвестное. С другой стороны, ответ на этот вопрос должен быть очень прост. И я его нашел. Есть три фактора: первый - это 2000 год, второй - клонирование, третий - Интернет. Сегодня в России все те, кто планирует будущее, кто пишет программы развития, не учитывают этих факторов. Именно поэтому и их планы, и сами они обречены.

Почему 2000 год? За последние сто лет рынок прошел три этапа: первый - рынок товаров, когда идет основная конкуренция между ценой и качеством разных товаров; второй этап - это рынок имиджей, когда конкуренция идет между торговыми марками; и, наконец, третий этап - сегодня: рынок событий. Информационные технологии достигли состояния, когда все торговые марки знакомы. Например, сегодня нельзя сказать, что "Пепси-Кола" более известна, чем "Кока-Кола", или что провайдер "Ситилайн" более известен, чем "Демос". Значит, конкуренция идет вокруг события. Есть какое-то событие, например Олимпиада в Атланте, и "Кока-Кола" там побеждает. Именно вокруг события начинают концентрироваться все конкурентные битвы. Приход третьего тысячелетия - событие невиданных масштабов, и оно не принадлежит никому. Именно 2000 год форсирует либо привнесение нового, либо окончательную победу старого, либо еще что-то, что нельзя сейчас предсказать. Еще никогда за всю историю человечества не было сконцентрировано столько ресурсов (финансовых, человеческих, организационных - любых) вокруг одного позитивного события. Поэтому 2000 год важен уже как сверхсобытие, хотя это лишь одна из сторон этого юбилея с тремя нулями.

Второе - клонирование. Очень важно, имеет отношение к самому сокровенному, к жизни и смерти, но сколько ни думал, никак не могу понять, как я лично, Марат Гельман, могу "оседлать" этот фактор. Будем наблюдать.

Третье - Интернет. Для нас всех, кто уже в Сети, очевидно, что скоро и все остальные люди получат новую железку в дом - компьютер, интернет-приставку к телевизору или еще что-то. Понятно, что произойдет это очень скоро, потому что Интернет - это очень удобно. А ведь вместе с этой железкой они получат новых людей, новую идеологию, новое представление о том, что важно, а что нет. Они, конечно, будут думать, что приобрели очень удобное средство связи. Но на самом деле - не только. Вот, например, человек покупает телевизор. Он думает: 300 баксов платить или 350 за пластиковый ящик. Но реально он же покупает не коробку, а ОРТ с конкретной командой людей, НТВ с конкретной командой людей, и т.д. Собственно, мой приход в Интернет связан именно с желанием понять, а кого они купят вместе с этой железкой? Что за люди завелись там внутри?

- В какой момент Вы поняли, что Интернет - это и есть один из трех факторов?

- Полтора года тому назад, когда мы с Глебом Павловским начинали делать журнал "Пушкин", он предложил делать версию журнала в Сети. Я не видел в этом смысла. Я человек социальный, ориентированный на успех, мне надо почти мгновенно видеть результат своей работы на чьем-то лице, в виде рецензий, наездов, звонков друзей. Я без реакции вяну. Мне казалось, что сетевого читателя "не достать". Трата даже тех небольших денег, которые нужны были, чтобы выпускать журнал в Интернете параллельно c "бумажной" версией, казалась бессмысленной. Какие-то из моих опасений того времени так и не развеялись. Например, следующее: у всех все в Сети получается, потому что основной ресурс практически неограничен (Левкин это определяет как отсутствие сопротивления). Но как только ситуация ужесточится, выяснится, что успехи преувеличены и все надо отстраивать заново. А какие-то развеялись. Например, я был уверен, что при такой демократичности важное растворится в море неважного и станет труднодоступно. Ничего подобного. Просто навигация не так технологична, как казалось, а требует обучения, опыта, чтения специализированных изданий.

Пошел год - и теперь я считаю, что Павловский был абсолютно прав (надо сказать, это часто с ним происходит, но с Интернетом этого сложно было ожидать, потому что он сам даже электронной почтой до сих пор не научился пользоваться). Дело не в том, что Сеть оказалась каким-то очень удобным СМИ (хотя, безусловно, она оказалась очень удобным СМИ), но в том, что внутри Сети сформировалась определенная среда. Среда мне очень близкая, понятная, так как похожа на художественную (пассионарность, креативность, маргинальность), но более молодая, более уверенно стоящая на ногах. Среда, перспектива которой очевидна уже потому, что судьба ее накрепко связана с новой технологией, в которую вкладываются очень большие деньги.

Говоря о сетевой среде, я в первую очередь, конечно же, имею в виду сетевых обозревателей. Именно они составляют кибер-элиту Рунета. Почему? Хотя бы потому, что и железо, и программы мы в основном получаем, а не производим. И потому, что границы русского языка не дали русским ресурсам раствориться в мировой Сети, привели к спасительной автономности. И потому что, так же как для огромной России чуть ли не самое важное - дороги, так и для безбрежной Сети важнее всего те, кто прокладывает пути между ресурсом и человеком у модема.

- Насколько появление кибер-элиты может стать значимым не только для Интернета, но и для общества вообще?

- Есть небанальный тезис, что именно кибер-элита может стать основой для контрэлиты страны. Хотя многие возьмутся его оспаривать. Чтобы было понятно, что имеется в виду под "контрэлитой", я в двух словах введу вас в курс дискуссии о контрэлите, которая продолжается по меньшей мере с 1993 года. Звенья логической цепочки таковы: во-первых, всем понятно, что те, кто нами сегодня управляют и являются элитой страны, - совок. Во-вторых, всем понятно, что не-совок - это другое поколение. В-третьих, и это менее очевидно, включение любого количества молодых людей в систему власти ничего не решает. Наконец, четвертое: новое приходит во власть не набираться опыта, а переворачивать стол. Какими же должны быть эти новые персонажи?

Это должны быть успешные люди, в идеале сумевшие сформировать из себя и своего окружения отраслевую или региональную систему. Новое не рождается из старого или в борьбе со старым. Оно появляется где-то в стороне, где есть шанс какое-то время быть незамеченным. С одной стороны, важно казаться неопасным для властной элиты - а значит, не быть растоптанным, с другой - не стать кадровым резервом для старого. Искусственно такая ситуация не создается. Хороший пример - апартеид: раз людей с черной кожей не берут в правительство, то очевидно, что какое-то количество талантливых, богатых черных сконцентрируется вне контроля власти, и это обязательно когда-нибудь рванет.

Так вот, я утверждаю, что в России, с точки зрения большинства, Интернет - это железка со справочником внутри, а "сетевик" - это программист, очкарик, электрик. А значит, для сетевой элиты (которая, впрочем, еще формируется) в этом заблуждении почти естественная преграда для социализации. Апартеид ведь тоже на заблуждении построен, а не на злонамеренности.

Итак, есть среда, явно претендующая на отраслевую элиту, явно маргинальная, удаленная от властной элиты еще дальше, чем искусство. Поколенчески, практически без исключений, - молодая. Связанная с нарождающимся бизнесом, но... Но вне идеологии не может быть и элиты. Левенчук правильно говорит: отраслевые интересы - еще не идеология. Но отраслевые интересы, так же как классовые или любые другие, могут стать определяющими в том, какая идеология будет доминировать среди "отраслевиков".

Например, то, что люди, живущие в Финляндии, в Израиле, в России и в Австралии, но говорящие на русском языке, одинаково близки, говорит о том, что великодержавность вряд ли будет идеологической конструкцией, имманентной сетевой элите. И из трех вариантов новой русской идентичности (по крови - по вере - по языку) Сети присуще последнее.

- Почему Вы вообще считаете, что сетевые люди станут создавать что-либо "контр", строить свою идеологию?

- Есть некоторые параметры, по которым понятно, что в Сети уже вырабатывается новая идеология, иная, мягко говоря, чем господствующая в офлайне (надеюсь, это очевидно, что для осуществления контрэлитного проекта важно, чтобы идеология не просто была, но была иной). Сеть и ее успехи накрепко связаны с "последними достижениями", с устремленностью в будущее, а страна наша, наоборот, стремится в прошлое. Все ностальгируют. Кто на 10 – 20 лет, кто на 50, кто на сто.

Сейчас нет смысла описывать все идеологические конструкты (свобода, отношение к авторскому праву) - легко можно ошибиться. Но важно то, что они есть. И еще очень важно иметь в виду, элита - это всегда целое, а не часть. Поэтому, кстати, региональные элиты чаще отраслевых становятся властными. То, что Интернет сегодня малочислен как электорат, не значит, что он не может сформировать целого. Просто так получилось, что с самого начала внутри Сети комплексовали по поводу численности. Меня вот не интересуют 50 тысяч или 500 тысяч. Меня интересуют человек 300. Я знаю, что 300 человек - это очень много. Например, сегодня есть достаточно большое количество кандидатов в президенты. Мало кто из них может сегодня из своих сторонников расставить 40 человек на министерские посты. 40 человек! А Носик сможет, потому что Сеть спроецирована на целое, а значит, и сама им является. В чем основная проблема с Россией, отчего меня иногда прямо оторопь берет от наших реалий? Здесь людям кажется, что в принципе время может идти вспять.

Дело не в том, что они произносят, - они верят в это!

В то, что можно остановить развитие технологии, например. Но это невозможно сделать! И мне кажется, что составляющая успеха будет именно в том, что эти 300 человек, которые выдвинуты Сетью, просто знают о завтрашнем дне гораздо больше, чем все остальные. Хотя они говорят, что Сеть сегодня не приносит деньги, но за ними - миллионы и миллиарды долларов, которые вкладываются в технологию.

- Может ли Интернет сыграть роль в грядущей предвыборной кампании?

- Конечно, говоря всерьез о будущей элите страны, надо иметь представление о возможных путях ее становления, роста из кибер-элиты. Не революция же, и не повсеместный спам, а выборы (ведь в демократическом государстве живем). Малочисленность, на которую все указывают, - не пугает. Во-первых, как и молодость, это со временем пройдет. Во-вторых, политика - взаимодействие субъектов с различными ресурсами: у одних численность, у других деньги, у третьих... Предлагаю простую формулу, только ее надо прочувствовать: инструмент, доказавший свою эффективность, становится субъектом политики. Она означает, что на этих выборах Сеть будет играть чисто инструментальную роль. Ради интереса или за деньги - другой вопрос, это уж кому как удастся, но важно другое: насколько эффективен будет этот инструмент. Я попытаюсь описать видимые мне способы использования Сети в выборах и оценку эффективности:

  1. И эти выборы, и следующие будут сопровождаться футурологической риторикой: "...наступает третье тысячелетие, неужели мы войдем в него со старой властью..." и так далее. Все политические игроки будут искать повод к тому, чтобы считаться именно новым. Но всерьез вкладываться в новое им незачем. Поэтому поддержка собственного сайта (и всего с этим связанного) будет повсеместным явлением, и очень эффективным. Кроме того, что собственный сайт "указывает" на современность, важно учитывать, что существует два пространства: информационное и коммуникативное. Понятно, что решения принимаются в коммуникативном пространстве, а не в информационном. Человек решает голосовать за Иванова или за Петрова не после чтения газеты или рекламного лозунга, а когда он сидит со своими домочадцами или друзьями там, где он чувствует свою коммуникацию, и они обсуждают. Соответственно все предвыборные технологии строятся на том, что с помощью информационного пространства можно выстроить только темы обсуждения. Можно деликатно, красиво навести тебя на какие-то мысли, но коммуникативное пространство является все-таки определяющим. Рекламным технологиям (например баннерам) коммуникативные пространства практически недоступны. А вот сайт политика может стать важным и очень эффективным коммуникативным ресурсом.
  2. Баннерная реклама? Да, конечно, но я не вижу реальных бюджетов, а главное - эффективности. Чем выше интеллект, тем ниже воздействие баннерной рекламы. Конечно, обязательно раскрутят кого-то на рекламные кампании. Нельзя даже сказать, что они будут совсем неэффективны. Но как только мы говорим о рекламе, тогда все эти доводы о малочисленности сетевой аудитории начинают работать.
  3. Вброс компромата через Сеть, что-то типа "Когтя". Это так легко, этого будет так много, это настолько в противоречии с интересами сетевого сообщества, что перестанет работать.
  4. Креативность. Я участвовал в дискуссиях на ЕЖЕлисте. Это очень круто. Я не представляю себе, чтобы в реальной жизни за столом собрались 100 человек и эффективно обсуждали проблему. Даже если 20 человек за столом и мне скучно, то я начинаю взрывать ситуацию. Вы начинаете уходить в сторону от того, что мне интересно, - я начинаю тянуть одеяло на себя, и т.д. В Сети тот, кому не интересно, может отключиться, но потом вдруг дать точную реплику. То есть это новое коммуникативное пространство, и оно является серьезным ресурсом. А главное - протокол уже готов. Обрабатывай и неси клиенту :)
  5. С помощью Сети можно реально отстроить - чем, я думаю, Сеть и будет заниматься и на чем будет иметь деньги - систему контроля за выборами. В чем основная проблема любой такой системы? В том, что ее цикл - полтора месяца. За это время выборы прошли, и результаты утверждены. Да, ты, может быть, что-то доказал, но отменить очень сложно. В принципе этот же цикл, если заранее его правильно выстроить, можно сократить до полутора часов. Есть даже слоган: "В этот раз будем контролировать, в следующий - участвовать". Помните, инструмент политики, доказавший собственную эффективность, становится субъектом политики. Это очень важно, так как эту технологию можно будет продемонстрировать в качестве сильного аргумента. С этим можно идти на переговоры к любой политической силе.
  6. Некоторые ресурсы могут стать инструментом легализации информации. Я думаю, что это и "Форум", и Полит.ру и "Русский Журнал". В тех случаях, когда будет затруднен старт некой кампании из бумажных версий, можно разместить материал в сетевом издании и потом уже на него ссылаться, как на публикацию. Минкин напечатал статью в "МК" или, где там, в НГ. C этого начинается новая кампания - нужна газета. Вдруг оказывается, что НГ в недоступке, все куплено. А в Интернете нельзя все купить.
  7. Начнется выстраивание "своих сетей" с помощью выделения запароленных зон в Интернете - чисто технологически. Есть 89 субъектов Федерации. В каждом субъекте должен быть штаб. С одной стороны, желательно его как можно раньше иметь. Это сила, когда у тебя есть 89 региональных отделений. А с другой стороны, желательно ее иметь как можно позже, так как каждый месяц его существования стоит больших денег. Здесь Cеть является элементом сильной экономии бюджета.

- Кажется, Вы относитесь к интернетовской публике как к новой расе, которая построит коммунизм, если не будет сталкиваться с миром?

- Это то возражение, которое я слышу чаще всего: "ты идеализируешь сетевиков". Вовсе нет. Я представляю себе реальных людей, а многих уже знаю лично. Почему у меня сверхожидания от Сети? Потому что я ведь знаю все среды. Я полазил - все очень плохо. Возьмем ВПК, но это чудовищно. Весь этот пафос: "Надо спасти отечественную промышленность". Говоришь им: "Хорошо, я хочу помочь. Вот мои возможности, вот проект, давайте работать вместе". И вдруг на каком-то этапе замминистра говорит: "А можно я в эту командировку жену возьму?" Эти люди не мотивированы будущим, их нельзя увлечь призывом "давай сейчас сделаем большое важное дело". Они в прошлом. У них нет воли.

Когда выбираешь президента, думаешь не вообще об идеальном человеке, а говоришь - вот передо мной реально 4 человека, у которых есть шанс попасть в президенты. На кого из них я делаю свою ставку? Поэтому речь идет о том, что из тех мест, где могут появиться эти контрэлиты, Сеть мне кажется наиболее перспективной. Да, на этих выборах она не будет играть своей игры, но на этих выборах такая перспектива сама по себе станет силой. Если объяснить, что здесь именно те люди, которые завтра станут элитой страны, то сразу же к Сети начнут апеллировать. Любой человек, любая партия, которая захочет выиграть эти выборы, будет вынуждена апеллировать к будущему.

Другое возражение: денег в Сети нет, а все решают они, любимые. Но именно поэтому Сеть действительно очень свободна. Меня это возбуждает. Возбуждает именно из-за того, что это железки, это очень объективно, это можно предъявить. Когда предъявляешь просто идеологию, люди начинают с тобой спорить или говорят: "Знаешь, сегодня идеология не работает. Ты думаешь, у тебя получается все потому, что ты такой умный? Нет, это потому, что у тебя имя. Имя - конкретный ресурс - стоит конкретных денег". Один очень богатый человек обвинял меня в романтизме. Он говорит: "Марат, все решают только деньги. На выборах ли, в жизни". Я говорю: "О’кей, но 15 лет тому назад ты вышел из заключения и поехал на золотые прииски. У тебя сколько было денег? Нисколько. А у кого-то их было много. За эти 15 лет что-то случилось, и много денег теперь у тебя. Значит, не только они решают?" Важны потенция плюс воля. И я не знаю более потенциальной среды, чем Сеть.

- Вероятно, во всех этих рассуждениях заложены некие предположения, на которых все это строится. Скажем, о темпах развития - что эту железку действительно будет кто-то покупать в достаточных количествах для того, чтобы это имело значение. Сегодняшний миллион - это уже достаточно?

- Элита все равно должна сформироваться, ей нужно какое-то время. То, что сегодня существует, - это зачатки. Мне кажется, что как раз когда технологически это станет доступно, к тому моменту и вырастет в мощную силу та среда, которая сейчас здесь формируется. Я абсолютно уверен, что очень быстро Интернет станет очень доступным. Например, я видел замечательный проект адаптации Сети к пожилым людям, которые не привыкли к компьютеру вообще. У них там пульт, как у телевизора, которым можно выбирать из 80 – 90 избранных push-каналов.

Увидев это, я понял, как легко можно весь традиционный компьютерный интерфейс переделать в интерфейс, близкий и понятный тем, кто пользуется телевизором.

Это первое. Второе: давайте вспомним хотя бы одно изобретение на протяжении XX века, для которого не найден способ сделать его общедоступным. Другое дело, что иногда следующая технология накрывает текущую, и не обязательно какая-то конкретная технология победит. Мы же не вкладываем деньги в определенную программу. Речь идет о том, что есть уверенность: остановить весь этот процесс невозможно. Она основана на том, что ни разу еще никому не удавалось, ни из каких, даже святых побуждений, остановить прогресс. Два примера: атомное оружие и генетика, когда сами ученые договорились не развивать их. Но после атомной бомбы появилась водородная, никуда не денешься. И хотя испытания ограничиваются, все равно технология все больше наращивается. С генетикой - скоро это станет делом вообще мелких лабораторий. Клонирование и т.д. Мне кажется, что это нельзя будет остановить.

- Стоит ли ожидать появления некоторой "сетевой партии"?

- Сеть может отменить партию. Что такое партия? Это иерархическая система, в которой для вновь пришедшего заготовлено место внизу. А человек не хочет вниз. А что такое сетевой проект "Мавзолей"? Изящный проект внутри Сети, который может привлечь идеологически "своих" людей гораздо больше, потому что не предполагает иерархии и начальства. Есть символ, у символа есть модератор (служитель), и есть мы, высказавшие свое отношение к символу. И можно выстроить большую организацию без начальства. А ведь из-за чего рассыпаются сегодня все политические силы? Из-за того, что как только что-то ей светит, на верхушке начинается конкуренция. Сеть предлагает другую идеологию. Обладая волей, мозгами и навыками, можно без структуры выстроить что-то очень важное. Что-то, что будет очень эффектно, очень хорошо работать.

- Вы безудержный оптимист.

- Я недавно подумал о том, что для старого человека, который не двигается, - для него Интернет будет счастьем. Можно много говорить о том, что общение через Сеть - это не настоящее общение. Но все зависит от того, каков выбор. Для пожилых людей Интернет дает возможность продолжения активной жизни. А вообще, будущее всегда - это либо страх, либо надежда. Так вот, я думаю, что на ближайшее время клонирование оттянет на себя все страхи, а Интернет захватит все надежды. А дальше, как в бухгалтерии: часть надежд сбудется, часть нет, но баланс, я уверен, будет положительным.

Спрашивал
Александр Гагин



13 FAQСледующий материалКнига отзывов
К оглавлениюПредыдущий материалОбратная связь

Журнал "Интернет". Регистрационное свидетельство Госкомпечати РФ N. 016370 от 16.07.1997 г. Распространяется через сети розничной торговли, через компьютерные сети, а также путем подписки. Мнение редакции по тем или иным вопросам может не всегда совпадать с мнениями авторов. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. Перепечатка или копирование запрещены, при цитировании ссылка на журнал "Интернет" обязательна.
Copyright © 1997-1999 Журнал "Internet"
Copyright © 1997-1999 Netskate
Netskate E-mail: imag@netskate.ru
Телефон: 245-45-84, Факс: 248-78-48