This page is an archived copy on Gagin.ru personal site



9Internet -- ежемесячное приложение к сети
АрхивРеклама в журналеКнига отзывов
SearchВыходные данныеОбратная связь



Тема номера


Жизнь бредет по кругу. Когда-то было знание, впоследствии оно превратилось в науку. Потом ученые поделились на физиков и лириков. Теперь мы опять близимся к знанию. Рассказывает

Кирилл ГУЦКОВ
gutskov@mailcity.com


Снова флизрики


Однажды утром после сравнительного анализа различных жидкостей один мой друг, культовый системный администратор, начал разговор о Фоменко и его теории мировой истории. Завязался жаркий спор. "Да ты же гуманитарий, -- в какой-то момент сказал мой приятель, -- поэтому говорить с тобой о Фоменко безполезно". Вынесенный вердикт внезапно напомнил мне сцену из старого фильма о покорителях природы и поэтах, которые до хрипоты спорят о том, что главнее для человечества -- хорошая книга или принципы термодинамики.

Физики и лирики, воюющие между собой, -- привычный и понятный сегодня образ.

На самом деле все непросто. Так было не всегда. Когда начиналась европейская наука, никакой четкой оппозиции между естественными и гуманитарными дисциплинами никто не предполагал. Было простое обозначение самого факта существования наук -- так называемый тривиум, в котором риторика и геометрия мирно уживались рядом. Термин "тривиум" ввел Боэций Северин, последний из античных философов и первый из средневековых теологов. Так родилась история науки, подразумевавшая преемственность научных изысканий и создание неподвластных времени архивов, не видящих разницы между геометрией и философией. Тогда больше всего для этого подходили монастыри, но отсутствие хорошей связи -- путешествие через пол-Европы могло стоить жизни -- делало их работу малоэффективной. Знание медленно распространялось и означало не власть (по известным словам Фрэнсиса Бэкона, жившего гораздо позднее), а один из путей к Богу.

В Новое время ученый по-прежнему оставался многопрофильным исследователем -- математиков и астрономов, если их можно так назвать, продолжали беспокоить гуманитарные (по нынешним меркам) проблемы. Лишь в XIX веке появилось разделение на гуманитариев и естествоиспытателей. Это было связано с тем, что одно из самых главных философских течений того времени -- позитивизм -- уверенно стояло на фундаменте точных наук и потому презирало любые вымыслы интуиции и художественной фантазии.

Этот грубый обзор необходим, поскольку сегодня ситуация меняется. Все снова возвращается на круги своя -- наука уже почти едина, и нет разделения на гуманитариев и техников. Происходит это постепенно, что и подтверждает мой утренний спор с приятелем. Но, тем не менее, ситуация действительно меняется. Тартуская семиотическая школа 70-х годов считала вполне целесообразным привлекать математический аппарат для описания литературных процессов, Витгенштейн читал курс о философском обосновании точных наук, тот же апокрифичный Фоменко основывает свои теории на математике. Общий научный кризис, во многом порожденный гуманитарными теориями, преодолевается не дальнейшим размежеванием между научными сообществами, а всеобщей конвергенцией, казалось бы, несовместимых дисциплин -- еще в 60-е появились психо-и социолингвистики, а с середины 80-х американских компьютерщиков учат биологии. Иными словами, междисциплинарные исследования оказываются более продуктивными, чем узкоспециализированные.

Сегодня многие социологи говорят о возникновении нового типа сообщества -- постинформационного, -- в котором определяющим моментом является свободное перемещение не денег и товаров, а знаний и технологий. Завтра мы будем жить в information traffic based society, в обществе, основанном на знании и свободном доступе к нему. Интернет есть его действующая модель, построенная гуманитариями и технарями.

Прообраз Интернета тесно связан с представлением о Всемирной Библиотеке, где находилась бы вся возможная информация и доступ к ней был бы максимально легким. Для многих Интернет выглядит как огромная база данных, построение навигации в которой принадлежит дизайнерам и контент-продюсерам (на визитке другого моего приятеля гордо красуется должность "интерфейс-дизайнер"). Последние отвечают за адекватность восприятия, легкость (интуитивность) навигации и связность представленного контента. Согласитесь, это задача в большей степени гуманитарная, несмотря на программирование и администрирование, которым любители флеймовых войн отвели бы главенствующее положение.

В подтверждение можно привести пример любимой минималистами службы Gopher, которая умерла еще и потому, что голая информация и чистое знание без обрамления в действительности не совсем являются знанием и информацией, поскольку никому не интересны. Таким образом, работы Выготского по психологии восприятия, Раушенберга о перспективе в древнерусской иконе, Вальтера Беньямина о истории фотографии и Хан-Магомедова о принципах конструктивизма в скором времени будут настольными книгами для тех, кто делает Сеть.

Кроме того, Интернет -- искусство не только визуализации информации, но и превращения трудно высказываемых понятий в текст. Другими словами, картинки, звуки и буквы -- это пока все, чем может похвастаться Сеть. Про картинки мы уже сказали, а что до технологий будущего, то Shockwave, Flash и Java все равно не смогут вырваться из монитора. Со звуками тоже все понятно -- из-за плохих сетей RealAudio или миди-файлы не будут в ближайшем будущем звуковым сопровождением CD-качества, тем более что часто этого совсем не требуется. Остается текст, который для привлечения внимания должен быть составлен по всем литературным канонам. Собственно, многие персональные "домашние странички" бессознательно повторяют это правило, когда стремятся походить на Fidonet или на разговор школьных друзей. Но если сайт создан для коммерческих целей, то в этом случае требуется помощь гуманитариев -- от психологов и социологов до грамотных литературных редакторов и художников. Ведь написать такой текст, который нравился бы нужным людям, -- задача очень сложная. Производители рекламы не первое десятилетие пытаются найти самый короткий путь к сердцу безразличного покупателя, и пока у них мало чего получается. Сможет ли Интернет стать этой короткой дорогой, зависит опять-таки от скоординированной работы гуманитариев и инженеров.

Итак, главная роль в будущем по-прежнему будет принадлежать ученым, и лирикам, и физикам, а не владельцам информационных магистралей или обслуживающему их персоналу. Это обстоятельство вселяет скромную надежду в то, что независимо от величины экономического спада или роста дохода на душу населения, люди, которые могут создавать "прекрасное, доброе и вечное", не пропадут. И у вас пока есть шанс попасть в их число.



9 FAQСледующий материалКнига отзывов
К оглавлениюПредыдущий материалОбратная связь

Журнал "Интернет". Регистрационное свидетельство Госкомпечати РФ N. 016370 от 16.07.1997 г. Распространяется через сети розничной торговли, через компьютерные сети, а также путем подписки. Мнение редакции по тем или иным вопросам может не всегда совпадать с мнениями авторов. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. Перепечтка или копирование запрещены, при цитировании ссылка на журнал "Интернет" обязательна.
Copyright © 1997-1998 Журнал "Internet"
Copyright © 1997-1998 Netskate
Netskate E-mail: imag@netskate.ru
Телефон: 232-01-36, Факс: 232-00-14