This page is an archived copy on Gagin.ru personal site



9Internet -- ежемесячное приложение к сети
АрхивРеклама в журналеКнига отзывов
SearchВыходные данныеОбратная связь



Тема номера


Казалось бы, Интернет должен быть абсолютно положителен с точки зрения развития науки. Однако, не все так просто. Как Сеть усугубляет рассказывает

Михаил ВЕРБИЦКИЙ
verbit@thelema.dnttm.rssi.ru


Наука отказывается от прогресса


До компьютеров

Наука есть система знаний, накопленных человечеством. Такое определение можно развить либо ограничить, но есть ли смысл? Например, как отличить науку от искусства? -- ну как, искусство -- это не система знаний и не часть системы, произведение искусства самоценно. Или как у Поппера (www.eeng.dcu.ie/~tkpw/), который критерием научности считает возможность проверки фактов, что, впрочем, тут же отметает философию, включая собственные попперовские махинации и много других интересных областей. Поппер жмоппер. Шмары. Не будем об этом.

В 70-80-х годах объем сведений в основных областях науки как минимум удвоился. Я это хорошо знаю, потому что слышал, как начальство главной гарвардской библиотеки (Widener -- hul.harvard.edu) жаловалось, что раньше скупало все книги, какие есть, и ничего, в 1970-1980-х удвоило объемы хранилища, но оно уже заполнено, и ставить книги некуда.

В других, не основных областях обьем знаний возрос не в два, а в гораздо большее число раз, просто потому что количество (и удельный вес) любых междисциплинарных исследований возрастает лавинообразно. Но это все было до персональных компьютеров.

А что после?

Персональные компьютеры упразднили большинство стадий издательского процесса. Раньше думали, что это приведет и к устранению продукта -- зачем, например, посылать людям бесплатные газеты с обьявлениями, когда можно послать обьявления по электронной почте? Не тут-то было! Бесплатные обьявления по электронной почте (в просторечии спам) приходят тоже, но в то же время объем бесплатных обьявлений, напечатанных по старинке (джанк-мэйл), увеличился в 3-4 раза! Это показывает, что наши представления об информационной революции недостаточны.

То же самое происходит с научными журналами.

Но здесь имеются тонкости.

Публикация в серьезном журнале в развитых странах, особенно в Америке, есть единственный обьективный критерий научных достижений. Серьезный журнал -- это такой журнал, где статьи рецензируют рецензенты. Такие журналы имеют в основном традиционный бумажный вид, количество их постоянно растет, и каждый год образуются новые, хорошие журналы. И если кто хочет, чтобы его не выгнали, а, наоборот, сделали профессором, то должен публиковать по две статьи в год на протяжении 10-15 лет. А потом, когда ему будет вручен титул постоянного профессора, он сможет уже ничего не публиковать: постоянный профессор -- это что-то вроде жреца, его выгнать с работы вообще нельзя. В Америке, например, производится ежегодно 1200 кандидатов математических наук (в смысле Ph. D.), и они все будут писать статьи. Качество этих статей соответствующее, поскольку в основном эти кандидаты получают степень где-нибудь в провинции, где обучение приближается к уровню Моршанского пединститута. Это создает совершенно непомерную степень бумажного шума. По сравнению с таким эффектом электронные публикации есть продукт чистого разума, не отягченного карьерными соображениями, и потому кажутся вразумительнее. Но, с другой стороны, электронные публикации никем (в основном) не рецензируются и не проверяются, а когда в бесцензурное пространство продирается автор из Казани, Шри-Ланки, Георгиу-Деж или Бишкека, шансов уловить чего-нибудь сквозь сомнительный английский (и столь же сомнительную культуру мысли) мало или нет вовсе. А если автор из Америки или Европы, существует, наоборот, вероятность, что он решил зачем-то предать электронному распространению заведомо карьерную и бессмысленную писульку. То есть там, где были раньше бумажные журналы, полные никому не интересного бреда, сейчас гуляет втрое-вчетверо больший обьем бумажных публикаций, полных такого же бреда, плюс примерно такой же обьем электронных препринтов. Торжествует ХАОС.

Единственный позитивный аспект этой ситуации -- любой хороший текст будет опубликован в электронной форме, соответственно от традиционных библиотек, бумажной почты, и прочей неприятной тягомотины можно отказаться уже сейчас. Я обьясню, как это происходит.

Чины ангелические

Donald Knuth is God
- Donald Knuth is God page
(tqd.advanced.org/2647/knuth.htm)

Необходимость простого и понятного сообщения между автором статьи, компьютером и печатным станком была осознана в 1970-е. И примерно тогда же эту проблему начал решать Дональд Кнут tqd.advanced.org/2647/knuth.htm), знаменитейший теоретик компьютероведения (и компьютероводства). Легенда гласит, что Кнут собрался написать библию компьютероводства в 9-ти томах, но, начиная с 3-го, обнаружил, что наборщика следует заменить компьютерной программой. Наборщика заменили программой TeX, а тома библии компьютероводства с 4-го по 9-й так и не были изданы.

Но человечество ничуть не проиграло. TeX есть уникальный в своем роде эксперимент -- одновременно удобный язык программирования, программа-наборщик и теоретическое упражнение на тему "Как написать программу без ошибок". Легенда гласит, что Кнут назначил денежное вознаграждение любому, кто найдет ошибку (то есть несоответствие спецификациям) в его программе, причем каждый год это вознаграждение удваивается. Но последняя серьезная ошибка была обнаружена (и благополучно уничтожена) в 1980-е: сейчас программа TeX виртуально соответствует спецификациям, являя собой абсолютно уникальный в мировой практике пример рабочей программы, лишенной багов (ошибок). Разумеется, TeX бесплатен, общедоступен, работает практически на любой операционной системе, и для чтения документов в TeX-е не требуется никакого дополнительного обеспечения -- в отличие от мерзопакостных коммерческих продуктов документ в TeX-е можно читать глазами.

Уже во второй половине 80-х большинство журналов по физике и математике выпускаются в TeX-е. Теперь на ТеХ и его диалекты перешли все без исключения, и большинство журналов статьи в другом виде просто не принимают.

TeX аннулировал работу наборщика -- текст, набранный в TeX-е и распечатанный с принтера, выглядит не хуже (а зачастую и лучше) чем журнальный оттиск. Что не менее важно, эта распечатка выглядит одинаково на любом принтере и с любой операционной системой. Функциональное назначение бумажных журналов -- быть носителями информации -- безвозвратно утрачено, и теперь их используют как рычаги карьеры.

xxx.lanl.gov

Как произошла компьютеризация наук? Легко сказать. Сервер xxx.lanl.gov работает с августа 1991 года. Его основными организаторами стали физики высоких энергий. Сервер xxx.lanl.gov сначала был листом рассылки, основанным на программе listserv. Потом (в январе 1992 года) появился ftp-архив. Вокруг этого процесса распространялась опьяняющая атмосфера вседозволенности и безнаказанности -- я помню еще момент, когда в качестве "дисклаймера" (легального предостережения) xxx.lanl.gov предлагался файл (www.upl.cs.wisc.edu/~kilroy/disclaimer.html) с тремя страницами указаний в духе "по газону не ходить" и "void where prohibited". Сейчас дисклаймер другой -- официозно-адвокатский (xxx.lanl.gov/legal/disclaimer.html). Зимой 1991 года был написан алгоритм рецензирования статей (xxx.lanl.gov/new/91-4.html), работающий, по утверждению авторов, точно так же, как и в бумажных журналах, но гораздо быстрее. Алгоритм суммировал число модных слов и ссылок в статье со специально подобранными коэффициентами и отклонял статьи (без права апеляции) с неподобающими значениями результата вычислений. Разумеется, автору присылался подробный referee report -- не менее поучительный, чем в солидном журнале. Немного погодя другой шутник написал требование подписчикам платить 25 центов за статью и был премного изумлен, когда ему стали приходить чеки от легковерных тружеников науки.

В начале 1992 года аналогичный архив по математике (alg-geom) завел профессор Дэвид Р. Моррисон (eprints.math.duke.edu/~drm/), алгебраический геометр, который много общался с физиками. С 1993 года все или почти все разумные статьи по алгебраической геометрии приходили в alg-geom -- бумажные журналы были побеждены. Постепенно и в других областях математики и физики появились такие архивы. Эти архивы дрейфовали в сторону обьединения с xxx.lanl.gov. В прошлом году оставшиеся физики и математики окончательно соединились. Централизация абсолютная -- впрочем, миррор-серверы xxx.lanl.gov есть в доброй сотне стран. Профессор Моррисон возглавляет управляющий комитет математических архивов xxx.lanl.gov.

В месяц в xxx.lanl.gov приходит около 2000 статей, у списков рассылки тысяч 10 подписчиков, все это занимает несколько гигабайт, и 50 000 ученых еженедельно желают ознакомиться с материалами (xxx.lanl.gov/cgi-bin/show_weekly_graph). При этом сервер практически ничего не стоит (в смысле денег) -- его обслуживают несколько представителей низкооплачиваемой творческой молодежи, а машина -- 386 IBM PC, на которой ходит Линукс. Бесплатный, разумеется. Безденежная утопия. На xxx.lanl.gov и сотне его зеркал навечно сохранены все материалы, включая ошибочные и устаревшие версии статей.

Статьи, присланные в xxx.lanl.gov, проходят автоматическую проверку на правильность TeX-а -- так отсеиваются 99% сумасшедших, борцов с теорией относительности и прочих специалистов по кустарным опровержениям доказательства теоремы Ферма -- борцы, как правило, неспособны к точным наукам, а значит и к TeX-у. После этого статья бегло просматривается техническим работником на предмет очевидных глюков, и на следующий день рассылается желающим. Абстракт идет в список рассылки, а все остальное навечно оседает в архивах.

Галактика после Гутенберга

Утопия? Наоборот! В результате революции, исподволь проведенной активистами электронных публикаций, институт рецензирования статей приказал долго жить. Он, впрочем, и раньше не очень хорошо жил -- известно, что человек с академическим образованием может опубликовать где угодно любую глупость. Важно изучить сначала терминологию, сослаться на предыдущих товарищей, а главное, не говорить ничего неожиданного. Нью-йоркский физик Алан Сокаль (www.physics.nyu.edu/faculty/sokal.html) опубликовал в солиднейшем американском гуманитарном журнале статью с научным названием, и все было тишь да гладь, пока он не обьявил, что статья эта полная липа (www.h-net.msu.edu/~nexa/sokal/), а написал он ее только для того, чтобы продемонстрировать, какие все гуманитарии идиоты. Нет никаких сомнений, что все гуманитарии идиоты, но произвести подобный эксперимент с точными науками было бы ничуть не труднее -- разве что гуманитарию не так просто изучить продвинутую терминологию. По сути, научное творчество многих (большинства) видных ученых академиков точных наук и есть подобная шутка. И гуманитарных. Про это много писали.

Каким бы оно ни было, рудиментарное рецензирование стояло на пути у информации, рвущейся к безграничному увеличению в объеме. Теперь оно там больше не стоит, информация прирастает безгранично, бесплатно и по какой-то непонятной кривой, которая явно гораздо быстрее экспоненты. Этого никто, пожалуй, не понимает, но информационный взрыв разрушил понятие науки как мы ее знали. Что такое, раньше думали, наука? Наука, думали, это линейное накопление знаний. Дядя Оскар Зариски (www-groups.dcs.st-andrews.ac.uk/~history/ Mathematicians/Zariski.html) знал то-то и то-то, а потом пришел дядя Александр Гротендик (www-groups.dcs.st-andrews.ac.uk/~history/ Mathematicians/Grothendieck.html) и к этому добавил то-то и то-то, а теперь мы стоим на плечах гигантов и смотрим по сторонам. А сейчас никакого стояния на плечах гигантов нет и не может быть. Организм науки (ученые и их структуры) способен переварить ограниченное количество знаний. Когда обработанной информации становится слишком много, добавление новых знаний приводит не более чем к отторжению предыдущих. Линейная парадигма развития прогресса перестала существовать.

Вместо архитектурного сооружения, готического собора, к которому строители добавляют по камешку, наука превратилась в подобие запутанного лабиринта, кораллового рифа. Любое открытие, скорее всего, является повторением известного в прошлом открытия -- но только вот найти сообщение об этом известном в прошлом открытии гораздо труднее, чем повторить все заново. Ученому важнее ориентироваться в пласте отработанного научного материала, по всей длине и толщине, чем быть семи пядей во лбу и уметь считать интегралы. Наука будущего приобретет характер, знакомый по постхолокостным научно-фантастическим романам: высокое было известно предкам, ученый -- тот, кто умеет разбираться в обрывочных рукописях.

Наука отказывается от ценностных критериев: какие могут быть критерии, когда даже специалисты не могут изучить все научные труды по их специальности?

Наука отказывается от прогресса.


Примечание:
В неиспорченном редактурой варианте статью можно прочесть на www.math.harvard.edu/~verbit/EOWN/eown7/nauka-inter.html



9 FAQСледующий материалКнига отзывов
К оглавлениюПредыдущий материалОбратная связь

Журнал "Интернет". Регистрационное свидетельство Госкомпечати РФ N. 016370 от 16.07.1997 г. Распространяется через сети розничной торговли, через компьютерные сети, а также путем подписки. Мнение редакции по тем или иным вопросам может не всегда совпадать с мнениями авторов. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. Перепечтка или копирование запрещены, при цитировании ссылка на журнал "Интернет" обязательна.
Copyright © 1997-1998 Журнал "Internet"
Copyright © 1997-1998 Netskate
Netskate E-mail: imag@netskate.ru
Телефон: 232-01-36, Факс: 232-00-14