This page is an archived copy on Gagin.ru personal site



8Internet -- ежемесячное приложение к сети
АрхивРеклама в журналеКнига отзывов
SearchВыходные данныеОбратная связь



Культура


Редкое публичное обсуждение темы компьютерного пиратства не сводится к простому утверждению того, что красть - грешно, да и наказуемо. Спорить с этим нелепо, отметим только, что кража - всего лишь обратная сторона существования собственности и компьютерное пиратство, появившееся вместе с "коробочным софтом", только одновременно с ним и исчезнет. Ограничимся простым описанием внутренней жизни сообщества современных приватиров, которое предлагает нам

Сергей КИМ,
zavist@inter.net.ru


15 золотых на сундук мертвеца


Немного истории. Прообразом современных компьютерных пиратов были совершенно безобидные для общества любители древних персональных компьютеров, продававшихся в виде набора радиодеталей. Им было свойственно обмениваться кассетами с самодельными программами, не задумываясь о существовании авторских прав на исполняемый код. Впрочем, до появления первой массовой платформы Commodore 64 такая деятельность мало чем отличалась от тусовок филателистов. Вместе с Commodore появились коммерческие программы и модемы, и, разумеется, при помощи модемов обмениваться коммерческими программами (в основном -- играми) оказалось куда как удобно. Наиболее активные "менялы" стали организовываться в структурированные группы, спонсировавшие первые BBS для того, чтобы использовать их в качестве "штаб-квартир" и хранилищ добытого софта. Некоторые из тех коллективов, например "Razor 1911", существуют и поныне.

Когда на рынке появился и начал безудержно размножаться IBM PC, многие пиратские группы перешли на эту платформу, увеличив свои ряды за счет групп, образованных PC-неофитами. Через некоторое время производители программного обеспечения, осознав смысл сленгового слова warez (программы, подвергнутые экспроприации и распространяемые бесконтрольно), начали применять все более изощренные методы защиты от копирования, а в среде пользователей возникли команды взломщиков -- crackers, постепенно объединившихся с наиболее влиятельными пиратскими группами. Группы укрупнялись, организовывали международные сети "своих" BBS и по мере возрастания популярности Интернета обосновались и там, став заметным явлением мировой экономики, основными (по числу копий) дистрибьютерами практически бесплатных программ.

Попадание программы в руки пиратов, как правило, начинается с элементарной кражи. Чтобы иметь фору при взломе программы, ее нужно заполучить как можно быстрее, то есть стянуть в готовом виде у фирмы-изготовителя. Существует несколько вариантов грабежа, но все они довольно сложны. Первый вариант -- стянуть релиз (готовый к выпуску продукт) прямо со стола разработчиков. Чаще всего этим занимаются так называемые шпионы, наиболее безответственные участники проекта, те, кто принимал мало участия в его разработке или оказался неудовлетворен полученными деньгами. Практически в каждом рабочем коллективе (не только в программной индустрии) есть такие люди, имеющие доступ к готовящемуся продукту и "держащие за пазухой камень". Еще менее надежные сотрудники -- бета-тестеры. Эти вообще готовы поделиться предоставленной им на условиях эмбарго программой практически безвозмездно. Другой, столь же реалистичный и распространенный способ -- нелегальное проникновение во внутреннюю сеть компании. Некто подключается либо непосредственно к "локалке" (просто подсоединяя свой notebook к проводам), либо, если это возможно, взламывает локальную сеть через Интернет. Третий вариант воровства, как это ни банально звучит, происходит с помощью грузчиков. Для того чтобы программа появилась на прилавках магазинов всей планеты одновременно, коробки с дисками начинают развозить по городам и весям задолго до начала продаж (иногда за месяц). Рабочие, развозящие упакованные коробки, без труда могут изъять одну на короткое время (компакт-диск размером 600 Мб копируется целиком на жесткий диск за несколько минут) и передать содержимое этого диска куда следует.

А следует оно прямиком в руки хакеров. Существует несколько более-менее известных (их, наверное, знает каждый, кто хотя бы раз внимательно разглядывал пиратский диск с "резаными" игрушками) названий -- Class, Razor 1911, Paradigm, Hybrid -- и бесчисленное количество более мелких хакерских групп, как рассказал нам редактор журнала "Навигатор игрового мира" Игорь Бойко. Это программистские объединения, которые и занимаются грязным (с точки зрения закона) делом взлома. Именно они, как полагает Игорь (по роду своей деятельности неоднократно сталкивавшийся с пиратской продукцией), первыми получают программы и в рекордно короткие сроки умудряются разрушать защиту, построенную долгими стараниями создателей. А вот распространением взломанного хакеры уже не занимаются, это прерогатива независимых коллег-курьеров. Последние с недостижимой для большинства пользователей Интернета скоростью (сидя на очень быстрых линиях связи) перекачивают с одного подпольного сервера на другой гигабайты информации. Структура курьерcких доставок и перевозок довольно запутана. Единственное, что присутствует тут всегда, -- соревновательность и непрерывная гонка. Курьер имеет доступ к различным крупным пиратским сайтам; на них у него есть некое подобие счета, который все время то возрастает, то уменьшается. Например, человек, положивший на сервер 40 мегабайт, получает определенное количество очков, за которые может слить себе (например) 80 мегабайт данных. Так и проходит борьба за существование в пиратских сетях. Победителем выходит тот, у кого быстрее каналы, кто может достать больше программ, а главное, кто сделает это первым.

Игры и массивные программные пакеты редко транспортируют по сети в полном виде, обычно их урезают -- "рипуют". Такая кастрация стала актуальной сравнительно недавно, когда размер релиза стал превышать складские возможности одной дискеты на несколько порядков. Что вырезают? В играх чаще всего в утиль идут мультики и музыка. Из прикладных программ вынимаются help-файлы, дополнительные библиотеки данных, всяческие мультимедийные примочки. Но это не значит, что теперь никто из потребителей "рипов" никогда не увидит красивую заставку, вовек не услышит приятную мелодию или не сможет обратиться к кнопке F1. Чаще всего очень скоро (или вообще сразу) пиратами выпускается добавка (add-on) с тем, что было "отриплено" вначале.

Соревнование между различными "шпионами", хакерами и курьерами идет, в первую очередь, за время. Победа всегда остается за теми, кто провернет дело за наиболее короткий срок. Им-то и достается немного денег и большая часть бессмертной славы и почета со стороны всех остальных участников пиратского коммьюнити. Последние два пункта в гораздо большей степени стимулируют хакеров, чем расчет набить свой карман. Причина в том, что в "стандартном" хакерском возрасте деньги еще не начинают играть главенствующей роли в мотивациях; взломами и нелегальной транспортировкой в основном занимаются подростки лет 12-18. С возрастом они обычно перестают бесцельно "кракать" и зачастую устраиваются работать в те самые фирмы, продукцию которых еще недавно потрошили без зазрения совести.

Не подумайте, что пираты имеют дело только с "рипами". Большинство ворованных игрушек и программ (по крайней мере, самые популярные) продаются в полных вариантах и чуть ли не в "фирменных" коробках. Распространение таких целых программ актуальнее всего рассматривать на примере российского сегмента рынка. Почти все полноценные версии софта, продаваемые у нас, у нас же и взламываются. Поступают программы из-за границы, оттуда, где производятся. Несколько лет назад диски привозились буквально физически, в руках. Теперь -- с появлением и процветанием русского Интернета -- затаривание новым "сырьем" происходит в реальном масштабе времени через интернетовских курьеров, о которых говорилось выше.

Многие считают, что главное звено в системе пиратской торговли -- это взломщик программ. Ничуть не бывало: центром процесса является бизнесмен. Именно расчетливые дельцы, а вовсе не романтические хакеры имеют доступ к современным ультрабыстрым каналам и закупают по дешевке (или иногда получают "по дружбе") только что скачанные новые поступления, за хорошие (но не огромные) деньги нанимают программиста, который за пару дней взламывает защиту игры и тестирует ее. Впрочем, на этом этапе (особенно если программа защищена только серийным номером) можно вообще сэкономить, обойдясь без взлома, -- ничего не стоит скопировать несколько тысяч раз один и тот же диск; serial number, естественно, всегда будет одинаковый.

Итак, украденный продукт (взломанный или невзломанный) готов к изданию. Остается его только напечатать. Ни один крупный пират не может существовать без приличных связей; каждый из них имеет массу деловых контактов. Во-первых, нужно добиться уважения и влияния в среде возомнивших себя наследниками одноногого капитана сисадминов. Расположить к себе развлекающихся взломом и не чуждых наживе программистов. И, впридачу, прослыть "своим парнем" в кругу директоров заводов, печатающих компакт-диски. К последним и приходится обращаться, когда дело доходит до издания партии товара. В основном это небольшие предприятия, буквально с парой списанных станков, но так как каждый пират имеет свои связи, некоторые партии дисков печатаются и в Западной Европе, порой даже на заводах довольно уважаемых фирм. Процесс здесь идет открыто, в обычных цехах (что называется, прямо на виду у изумленной публики).

Нелегальное тиражирование CD-ROM-ов начиналось с Китая и Болгарии, да и сейчас, по заверениям руководителя известной пиратской команды "Classic Fond", большая часть дисков печатается "как в старые времена" -- в Китае и других "желтых" странах (Тайване, Сингапуре), но качество пиратской продукции заметно улучшается. Чем дальше, тем больше нелегальные диски приближаются по характеристикам (долговечности, количеству ошибок) к фирменным. Многие, наверное, помнят, что еще пару лет назад на рынке преобладали игры "на китае", на дисках с дешевой алюминиевой начинкой. Они отличались очень плохой записью и очень быстро становились непригодны к употреблению. Теперь, несмотря на продолжающееся изготовление в Китае, от "китая" как от торговой марки пришлось отказаться, и девиз "на болгарии" фактически стал новым стандартом качества.

Как это ни удивительно, но фабриканты пиратских дисков с законом и его представителями конфликтуют редко. Те единичные случаи, когда государство все же делает вылазки против пиратов, заканчиваются для вторых без последствий. Производство на время милицейских (полицейских) мероприятий прикрывается и после угасания вспышки активности блюстителей закона возобновляется. Кажется, что наше государство вообще проявляет полное равнодушие к тиражированию пиратских дисков -- телевидение много раз демонстрировало, как бульдозеры давят диски, а вот сцен уничтожения оборудования для их изготовления никто не видел.

Структура перевозок заготовок и готовых дисков проста донельзя -- заказчики везут болванки (пустые пластмассовые заготовки) буквально в купе с проводниками в ту страну, где расположен искомый завод. А вот обратно готовую партию с работниками железной дороги перевезти через все границы не так легко. Тут уже пахнет уголовщиной, и приветливые разносчики чая зачастую побаиваются связываться. Тогда за дело принимаются "наемные знакомые" из таможни. Таким образом вся партия успешно доставляется в столицу и к ближайшим выходным (суббота и воскресенье -- самые "горячие" дни) развозится "оптовикам", которые раздают товар по точкам на Митинском рынке, "Горбушке" и многочисленным ларькам. Весь производственный цикл -- от собственно кражи лицензионной программы/игры до появления ее в "болгаризованном виде" на прилавках -- редко занимает больше полутора недель.

Внесем некоторые уточнения в нарисованную схему. Как это ни удивительно, но сей криминальный рынок совершенно не централизован и очень далек от монополизации. Явных лидеров продаж нет, да и технологическая цепочка лучше всего описывается термином "кустарное производство". Самые разные люди взламывают, самые разные печатают, контролируют процесс тоже не одни и те же персонажи, а продают и вообще целым полком. Вероятно, это связано с относительно небольшим объемом крутящихся здесь денег -- в противном случае уже давно должны были бы образоваться какие-нибудь компьютерные "солнцевские" и "коптевские" группировки, которые после периода интенсивных перестрелок поделили бы территорию подобающим образом. Тем не менее небольшой структурированный сектор все же имеется -- по сведениям упоминавшегося выше лидера "Classic Fond", это специальные отделы крупных русских легальных производителей софта, многие из которых тоже потихоньку занимаются пиратством, поправляя таким образом свои бюджеты.

Последний на сегодня этап развития пиратских технологий -- самодеятельная русификация игр, продаваемых потом с заманчивой надписью "На русском языке!". При русификации игрушек цепочка шпион-хакер-производитель-продавец действует стандартным образом, но на втором этапе процесс немного задерживается. Кроме обычного отключения всех видов защиты программист разбирает игру по частям: отдельно музыка, отдельно мультики, текст, шрифты. Делается перевод, а потом русскоязычные фрагменты -- аудио, субтитры, часть картинок -- собираются обратно, и налаживается более-менее корректное воспроизведение. Переводы обычно делаются любителями (тоже за небольшую оплату); заявления типа "профессиональные актеры" в большинстве случаев являются откровенной неправдой -- услугами настоящих профессионалов пираты пользуются очень редко -- в этом просто не возникает необходимости. Русификация -- отдельно от всего остального -- занимает примерно десять дней.

Современных московских пиратов трудно назвать романтиками, и извлечение прибыли является их главным стимулом, но, увы, доход на одну пиратскую душу оказывается не таким уж и большим. Судите сами: курьеры, скачивающие взломанные программы, обычно пользуются стриммерными кассетами для "Арвид" емкостью 2,5 Гб. Одна полностью записанная кассета продается за $50-100, и редкий курьер делает больше двух кассет в неделю. Казалось бы, неплохой приработок, но аренда канала (до $600 в месяц) съедает почти все доходы.

Некоторые из программистов-взломщиков, подготавливающих программы к тиражированию, до сих пор работают "за интерес", и найти таких любопытствующих обычно не составляет труда. В других случаях цена взлома колеблется от 50 до 200 долларов. Если софт требует доработки (урезки, сортировки и т.п.) или русификации, то цена такой работы может доходить до нескольких тысяч долларов.

Прибыль издателя (напомним, что издатель -- мотор всего пиратского бизнеса) зависит от множества факторов. Кто первый издал хит и у кого хорошая сеть сбыта, тот на тираже в 10 000 экземпляров может заработать около $10 000. Но такое бывает очень и очень редко. В среднем на обычном тираже (3000 экз.) доход составляет $1-1,5/диск, так что сверхприбылями не пахнет и здесь.

Сколько-нибудь осмысленный маркетинг этого сегмента экономики (пусть и теневой), по словам отдельных его участников, невозможен. Трудно провести даже приблизительный анализ. Можно сравнивать тиражи и доходы с легальной продукцией, но и такие сопоставления лишены смысла. Даже самые популярные легальные образчики типа игры "Противостояние" от компании "Бука" не выходят тиражом более 10 тысяч дисков. А общий объем продаж пиратского Quake 2, по некоторым оценкам, -- 500 тысяч экземпляров.

На наш взгляд, говорить об этичности/неэтичности компьютерного пиратства несколько неуместно -- эта проблема относится скорее к области права. Производители программ пытаются получить за свою продукцию сполна, а пользователи склонны предполагать, что софт, как и младенцев, находят в капусте. Производители призывают на помощь ОМОН и модифицируют законодательство, а пользователи осваивают поиск по ftp и CD-рекордеры. Пираты, заметим, в этом долгом противостоянии выполняют всего лишь роль посредников -- спрос всегда определяет предложение, и пока нет никаких оснований утверждать, что спрос на "почти бесплатные" программы исчезнет -- они, как и деньги, не пахнут

Сообщить о фактах незаконного использования или распространения пиратских копий программных продуктов вы можете по телефону (095) 258-09-28 ("горячая линия" BSA).

Пиратство в сфере программного обеспечения в 1997 году

  Уровень пиратства
(в %)
Нанесенный ущерб
(в млн. долларов)
ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА 39 2519
ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА 77 561
в т.ч. Россия 89 251
СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА 28 3074
ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА 62 911
АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКИЙ РЕГИОН 52 3916
БЛИЖНИЙ ВОСТОК И АФРИКА 65 392
Весь мир 40 11 382

По данным совместного исследования Business Software Association и Software Publishers Association. Полный текст исследования -- www.spa.org/piracy/97ipr.pdf.

Ссылки:
www.seas.ucla.edu/~haykinso/SoftPiracy-F96-ENG95.html -- Типичнейшеее исследование феномена пиратства.
www.cs.uni.edu/~pola/survey/survey.cgi -- Социологическое исследование на тему.
radass.simplenet.com/hacktxt/hackfile.html -- Описание технологий взлома программ.
ns.bethany.edu/fh/piracy.html -- Эссе о пиратстве, написанное в "исторической" манере.
www.gameland.ru/trading/abkp/default.html -- Российская ассоциация по борьбе с компьютерным пиратством.
www.spa.org -- Software Publishers Association. На ее сайте можно даже написать донос на пиратов. Полная конфиденциальность гарантируется.
www.elspa.com -- Европейский аналог SPA. Точно так же можно настучать, заполнив поля формы.

Вместо комментария

Скажу сразу -- статья мне показалась достаточно интересной, хотя некоторые пассажи выглядят весьма спорно. Но дискутировать не стану: как и автор, я не располагаю достоверной информацией об объемах доходов или контроле над пиратским рынком.

Есть вопрос, который, на мой взгляд, был бы более логичен для вашего журнала: нарушение авторских прав производителей ПО в сети Интернет. Общая ситуация в России такова, что провайдеры зачастую не требуют от пользователей соблюдения ими же придуманных правил. В результате существуют веб-страницы, где открыто пропагандируется использование нелицензионного ПО, публикуются обзоры "пиратских" дисков с аннотациями. Были случаи, когда после нашей просьбы провайдер закрывал подобные страницы.

Интернет -- могучее средство общения, и спасибо тем провайдерам, которые работают в этой области. Однако процесс становления нового рынка не означает, что можно закрыть глаза на те "пиратские" возможности, которые Интернет же и предоставляет. В отсутствие четкого законодательства, регламентирующего информационные потоки в Интернет, именно провайдеры должны выступить в качестве регулирующей силы. BSA активно борется с пиратством в Интернет и ФИДО во всем мире и, естественно, занимается этим и в России. Мы в состоянии сделать публичное заявление в отношении провайдера, пользователи которого нарушают российское законодательство в области авторских прав, если, конечно, предупредительные меры не возымели действия.

Инесса ГРИКУРОВА
менеджер по маркетингу BSA-Russia
v-inessg@microsoft.com


8 FAQСледующий материалКнига отзывов
К оглавлениюПредыдущий материалОбратная связь

Журнал "Интернет". Регистрационное свидетельство Госкомпечати РФ N. 016370 от 16.07.1997 г. Распространяется через сети розничной торговли, через компьютерные сети, а также путем подписки. Мнение редакции по тем или иным вопросам может не всегда совпадать с мнениями авторов. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. Перепечтка или копирование запрещены, при цитировании ссылка на журнал "Интернет" обязательна.
Copyright © 1997-1998 Журнал "Internet"
Copyright © 1997-1998 Netskate
Netskate E-mail: imag@netskate.ru
Телефон: 245-45-84