This page is an archived copy on Gagin.ru personal site



6Internet -- ежемесячное приложение к сети
АрхивРеклама в журналеКнига отзывов
SearchВыходные данныеОбратная связь



Культура


Фрагмент выступления Джеймса Адамса (James Adams), исполнительного директора организации United Press International (www.upi.com) 19 марта 1998 на конференции NewYork/Publishing 98. Полностью вы можете прочитать его по адресу: www.upi.com/corp/news/speech.html. Публикуется с разрешения UPI.


Инфосфера и революция


Перевод Александра КЛИМИНА
ank@inter.net.ru

Джеймс Адамс
Я стою сейчас перед вами, как марксист перед обломками берлинской стены.

Будучи репортером, я провел 25 лет своей жизни, описывая происходившие во всем мире войны и революции, в процессе чего твердо уверовал, что единственным верным способом изменить что-либо в обществе является не революция, а эволюция.

И вот я стою сейчас перед вами и призываю вас к революции. Или, выражаясь точнее, стараюсь по мере моих сил описать достижения революции, которая уже началась. И оповестить вас -- уже во всю силу моих легких -- о тех безграничных возможностях, которые эта революция перед нами открывает.

Сейчас не время для эволюции. Те, кто думает иначе, своею собственной рукой подписывают себе смертный приговор. Если честно, то я уверен, что мы с вами присутствуем при кончине традиционных средств массовой информации или того, что мы подразумевали под этим понятием на протяжении большей части этого века. Единственное, что не до конца пока ясно, это когда же состоятся похороны и скольких придется хоронить.

Однако, несмотря на это, я стою здесь перед вами, господа, будучи не только настроен революционно, но и не теряя своего оптимизма. Ибо я верую, что перемены всегда открывают перед нами новые пути, а вместе с приходящими революционными переменами нам дается возможность заглянуть в следующий век, в жизнь новых поколений, которые будут смотреть на WWW как на дружественный ресурс, как на часть своей повседневной жизни. И будут видеть в Сети место, где почти нет того высокомерия, которым были насквозь пропитаны отношения поставщик-потребитель, составлявшие основной принцип общения человечества с отжившими свой век средствами массовой информации.

Две недели назад я принимал участие в конференции, проходившей в Вашингтоне, где мне пришлось сидеть за одним столом с представителями Washington Post, People Magazine и Washingtonian Magazine. Естественно, что в какой-то момент разговора был затронут вопрос Интернета и будущего всех традиционных средств массовой информации. В устах всех моих коллег слово "Интернет" звучало с ясно различимым оттенком непристойности, как если бы это было слово, которое неуместно употреблять в приличном обществе. Возьму на себя смелость утверждать, что именно такое отношение к предмету разговора во многом и является причиной того плачевного состояния, в котором пребывают сегодня дела традиционных средств масс-медиа.

Конечно, каждая уважающая себя газета имеет сегодня свой собственный веб-сайт. Безусловно, они вещают свои новости на всю Инфосферу. Но понимают ли они, что там происходит на самом деле?

Давайте сперва совершим маленький экскурс в историю. На протяжении последних десяти лет количество читателей ежедневных газет в Америке постоянно сокращалось на 600 000 человек ежегодно. Демография этого явления убийственна: все меньше пожилых людей читают ежедневную прессу -- 64% от общего числа сегодня, в сравнении с 81% от общего числа тридцать лет назад. Большинство молодежи в возрасте от 18 до 24 лет вообще не читает газет. Другими словами, когда у газеты умирает читатель, то никто не приходит ему на смену. Индустрия просто погибает вместе со своими читателями.

Кроме того, совершенно ясно, что та бизнес-модель, которой вот уже 400 лет придерживается газетная промышленность, сегодня необратимо меняется. По данным исследования, проведенного в этом году Уильямом Бассом (William Bass) из компании Forrester Research, к 2001 году газеты потеряют 40 процентов всех объявлений о недвижимом имуществе, лишатся 30 процентов объявлений о найме на работу и 20 процентов объявлений о купле-продаже автомобилей. И забирает у них эту рекламу новый онлайновый рынок Интернета. Так рушится на наших глазах буквально с одного удара бизнес-модель, которая на протяжении долгих лет кормила и радовала целую отрасль индустрии.

Кэтлин Кринер (Katheline Criner) из журнала The Leading Age сказала: "Грозные внешние силы, информация о которых так долго была засекречена, сегодня имеют адреса, адреса электронной почты и ежеквартально подают отчет о доходах. Этакий Дигитальный Город America Online. Там есть расширенные списки, поступающие из традиционных поисковых машин типа Exite; там есть достаточно целевые сервисы, например Auto-By-Tel или Monsterboard, которые обслуживают определенные группы населения". Кринер вполне согласна с тем, что Интернет представляет собой смертельную угрозу существованию газет, журналов, радио и телевидения. Экономика интернет-рекламы в самом ближайшем будущем выбьет почву из-под ног у множества процветающих сейчас компаний.

Газеты ответили на приближающуюся угрозу вторжения Интернета в их непосредственные интересы полной пассивностью. Где была "местная" пресса, когда Geocities обустраивались в той рыночной нише, которую они же и открыли? Что делали газеты, когда Всемирные Yahoo начинали кампанию по проникновению в сферы местного контента?

Дела с телевидением обстоят несколько лучше. По данным опроса Веронис Сулер (Veronice Suhler), опубликованного ею в июле 1997 года, в 1990-м средний зритель проводил перед экраном телевизора 1120 часов в год. Всего через семь лет эта цифра уменьшилась до 907 часов в год, а к 2001 году ожидается, что средний зритель будет смотреть телевизор только лишь 830 часов в год, то есть количество времени, проводимого у экрана телевизора, сократится за десять лет ровно на 20 процентов! Из материалов того же опроса следует, что хотя общая сумма средств, вкладываемых в телевизионную рекламу, будет продолжать расти, этот рост значительно замедлится и составит только лишь 5 процентов в год (по сравнению с 7,3 процента в год за прошлые пять лет).

Еще один статистический опрос, который должен заставить нас задуматься, был проведен в 1998 году среди 6000 людей, разбирающихся в вопросах Интернета. Опрос был проведен фирмой ActivMedia Incorporated. На вопросы анкеты каждый третий респондент ответил, что после подключения к Интернету стал гораздо меньше и реже читать, а 70 процентов всех опрошенных заявили, что стали меньше смотреть телевизор.

Мы можем сопоставить эти тенденции с таким вполне предсказуемым фактором, как рост онлайнового мира. Ожидается, что к 2001 году более 70 процентов всех домашних компьютеров в мире (что составляет примерно треть от общего количества семей, имеющих компьютер) будут подключены к Сети. Исследование International Data Corporation показало, что в октябре 1997 года общее количество пользователей Интернета во всем мире составляло 53 миллиона человек. К декабрю их число возросло до 60 миллионов. За 1997 год через Сеть было приобретено товаров и услуг на сумму в 10 миллиардов долларов(!), причем ежедневно через Интернет осуществлялось около миллиона сделок и транзакций. В интернет-рекламу в 1996 году было вложено 200 миллионов долларов, и предполагается, что к 2001 году эта цифра возрастет на 65,7 процента.

И чем же телевидение и газеты ответили на такой вызов со стороны Интернета? Попыткой скопировать свой приходящий в упадок рынок и перенести его в гиперпространство! Тяжело представить себе какую-нибудь другую отрасль индустрии, где появление нового конкурента было бы встречено с таким пренебрежением. Возможно, -- и я готов в это поверить -- у традиционных средств массовой информации была причина чувствовать себя в относительной безопасности. Ведь все ранее появлявшиеся новые носители информации, -- радио, потеснившее печать, телевидение, пытавшееся отнять хлеб у радио, видео, угрожавшее существованию телевидения, -- проникали на рынок как минимум по тридцать лет. Однако многие так и не смогли понять, что на этот раз все будет иначе. Имеются две причины, заставляющие меня так считать:

Во-первых, все другие информационные революции были односторонними. Производитель создавал новый носитель информации, а перед потребителем вставал вопрос: принять его или отказаться. На этот раз революция носит характер двусторонний: потребитель сам делает свой выбор, а поставщик должен доставить ему то, что он хочет, причем именно тогда, когда он этого хочет, и по устраивающей того цене. Это настоящее соревнование, конкуренция в самом чистом своем виде, то есть именно то, чего американские газеты в большинстве крупных городов были лишены на протяжении уже многих лет.

Вторым серьезным отличием происходящего сегодня от всего, с чем средства массовой информации сталкивались раньше, является рост серьезной конкуренции в индустрии новостей. Если мы оглянемся назад на все, что происходило в течение последнего столетия, то сможем выделить три основных периода. Сперва были новости. Вальтер Кронкайт (Walter Cronkite) отправился в Москву и написал статью о своих впечатлениях. Он был одним из немногих репортеров, которые добрались до этого города, он сумел создать настоящий сенсационный материал, и его статья наделала много шума во всем мире. В результате мы получили некоторую свежую информацию. Сегодня в Москве постоянно пасется около 4000 репортеров, мечтающих о славе Кронкайта, однако все они заняты приблизительно одним и тем же делом: они переводят новости, появляющиеся в местной прессе.

Попробую сформулировать свою мысль иначе. За те шесть лет, что я живу в Вашингтоне и читаю New York Times и английскую прессу, я имел достаточно времени, чтобы сравнить их. За все эти шесть лет я не припомню ни одной "новости", которую бы сообщило мне лондонское агентство NY Times. Что я могу вспомнить с легкостью, так это те бесчисленные статьи, которые были взяты из британской прессы и переписаны набело для американской аудитории. И это считается нормальным, поскольку читателю NY Times, который, скорее всего, не читает London Times, вся та информация, которую он получает от своей газеты, безусловно кажется новостями.

Но сейчас пришла революция. Сегодня вечером я смогу зайти в Интернет и прочесть то, что британские газеты опубликуют только завтра утром, -- то есть на два или три дня раньше, чем NY Times, которая перепечатывает те же новости из английских газет. Так зачем же существует лондонское бюро NYT, и какова цена всем его "новостям"? Осмелюсь сказать, что цена им -- грош.

И вот, в то самое время, когда право решающего голоса во взаимоотношениях потребитель-производитель перешло к потребителю, средства массовой информации столкнулись с жестокой реальностью и вынуждены были признать, что всех их скромных попыток привести себя в соответствие с требованиями потребительского рынка недостаточно. Мы все на протяжении последних 25 лет наблюдаем, как газеты пытаются усовершенствовать свои спортивные страницы, бизнес-разделы, книжные обозрения и т.п.

Сейчас к нашим услугам новое средство массовой информации, которое делает бессмысленными все подобные попытки. Когда я каждое утро получаю мой экземпляр Washington Post, я немедленно отправляю в мусорное ведро все без исключения специальные приложения, спортивное приложение, три четверти раздела Style, весь раздел Metro кроме его первой страницы, и так далее. Что остается у меня в руках? Самый первый раздел новостей и три первых страницы раздела Style. Это то, что меня интересует, и именно это я выбираю из всей газеты. Однако я вынужден платить ежедневно 25 центов за всю газету целиком, хотя мне от нее нужно только то, что стоит от силы 7. Почему? Да потому что у меня нет выбора, потому что производитель вынуждает меня поступить именно так. Теперь рассмотрим другой вариант.

Я могу создать в Интернете свой собственный поток новостей: каждый день в строго определенные часы будут доставляться именно те новости, которые меня интересуют, и только они, причем доставлены они будут наиболее удобным для меня способом, и все это будет стоить довольно дешево. Я действительно могу так сделать.

Что же все это значит? Я предлагаю вам отправиться вместе со мной в городок Риджкрест (Ridgecrest) штата Калифорния, находящийся в пустыне в трех часах езды от Лос-Анджелеса.

Каждое утро автомобиль, доставляющий газеты, выезжает из города и отправляется в Лос-Анджелес, чтобы забрать там свежие номера одной из самых лучших газет мира, Los Angeles Times. Затем автомобиль возвращается в город. Весной и осенью машина иногда задерживается, потому что все дороги бывают размыты или затоплены. Зимой доставка может быть приостановлена из-за внезапного снегопада. Но чаще всего грузовик прибывает в город ровно в пять утра и кружит по улицам, оставляя свежую прессу на лужайках перед домами и в почтовых ящиках подписчиков. Газета весит около двух фунтов, а расширенный воскресный выпуск тянет на все пять. Больше половины веса газеты приходится на долю рекламных объявлений.

За эту услугу каждый из подписчиков платит ежемесячно 26 долларов.

Три года назад в Риджкресте появился первый интернет-провайдер. В прошлом году провайдеров стало двое. В этом году в городе развернулось уже шесть ISP (Internet Service Provider), включая MCI и America Online. Самый дешевый из провайдеров берет за неограниченное подключение к Сети 14,95 долларов в месяц. Теперь позвольте мне задать вам вопрос: как вы думаете, сколько еще придется этому автомобилю совершать утренние поездки в Лос-Анджелес и доставлять оттуда в город LA Times?

Однако с появлением возможности выбора носителя и новых систем доставки перед потребителем встала достаточно серьезная проблема избытка предлагаемой ему информации. В декабре 1996 года WWW насчитывал около 72 миллионов независимых URL (отдельных сайтов). Один из сайтов мог содержать семейную фотографию, помещенную в Сеть шестиклассником из городка Хомер (Homer) с Аляски; другой мог быть домашней страницей компании Boeing. Оба эти адреса одинаково доступны, как и большинство других адресов Интернета. К сентябрю 1997 года -- всего за 10 месяцев -- 72 миллиона разрослись до 200 миллионов URL.

Мы с вами говорим сейчас о быстром, безудержном и безостановочном приросте.

И вот мы приблизились к ключевой теме нашей беседы: к различию между информацией как таковой и знанием. Это то, что отличает словарь Уэбстера -- превосходный источник информации -- от работ Шекспира, содержащих ту же информацию, но видоизмененную так, что она выражает нечто большее, чем просто факты, а именно -- знание.

Многие смотрят сейчас на Интернет, как на еще одну развивающуюся информационную систему, некую гигантскую помпу, которая способна перекачивать еще больше данных еще дальше и еще быстрее, как на механизм для увеличения объема и доступности информации.

Согласен -- Интернет, конечно, является таким механизмом. Однако он представляет собой настолько эффективную сеть для производства и потребления различной информации, что стал -- исключительно в этом качестве -- вполне самодостаточным. И уже переходит на стадию самоперерождения. Эра Информации с приходом Интернета закончилась, начинается Эра Знания. И какого же рода знания ищут люди в Интернете? Прислушайтесь к результатам статистического опроса, проведенного журналом Advertising Age: 67,8 процентов всех опрошенных заявили, что проводят больше всего времени в Интернете в поисках новостей и информации.

Задумайтесь над этим. Основным пользователем Интернета является отнюдь не подросток, собирающий там подсказки и обманные коды для своих игр Super Nintendo, а вполне взрослый серьезный человек с доходом более 50 000 долларов в год, который хочет что-то узнать. Ему нужна информация о продукте, о месте, о действии -- предмет придумайте сами. Эти люди собирают информацию. Но к чему они в действительности стремятся -- так это к знанию.

Что раньше подразумевалось под словом "закладка" (bookmark)? Маленький продолговатый кусок картона, который продавец в книжном магазине вкладывал в любую вашу покупку. Для большинства из нас сегодня "закладка" значит что-то совершенно другое. Я имею в виду электронный маркер, являющийся частью любого веб-броузера, который дает вам возможность мгновенно вернуться на сайт, содержание которого показалось вам особенно полезным или интересным.

Эти закладки -- а некоторые пользователи Интернета имеют их сотни -- представляют собой первые попытки человека фильтровать информационный поток, найти и отобрать для себя именно те сайты, которые содержат необходимую им информацию и могут обеспечить их некоторой элементарной системой организации знаний.

Если взглянуть, например, на строительную индустрию, мы найдем миллионы мелких служб новостей, обслуживающихся провайдерами или простыми пользователями, каждая из которых собирает информацию, перепроверяет факты, копирует и вставляет целые блоки текста, организуя свои собственные, персонифицированные информационные пакеты. Однако такой любительский подход к проблеме оформления и систематизации знания становится с каждым днем все труднее.

Избежать разговора на эту тему невозможно. Либо средства массовой информации и издательская промышленность примут этот вызов и отдадут себе отчет во всех опасностях и преимуществах, которые сулит им новая Эра Знания, либо они вне игры. Потому что если ты не дашь человеку тех знаний, к которым он стремится, то он найдет их где-нибудь в другом месте. Даже если ему придется при этом оформлять эти знания самостоятельно.

Публика начинает требовать от нас те продукты знания, которые ей необходимы. И мы, являясь индустрией, призванной поставлять нашим потребителям пищу для ума, мы, контент-провайдеры, обязаны ответить публике: да, мы готовы выслушивать, что именно вы желаете получить, и готовы доставлять это именно в том виде, в каком вам будет угодно это получить, тем способом, который вам по вкусу, и именно туда и тогда, где и когда вам это нужно.

Принимая решение участвовать в интернет-революции, мы тем самым делаем первый шаг к использованию ее завоеваний. Но не только это. Можно завести лошадь в воду, но нельзя заставить ее думать. Использование Интернета требует радикального изменения всей системы мышления, системы понимания того, как информация должна собираться, сортироваться, подбираться, оцениваться и оформляться для того, чтобы стать знанием. Для консерваторов это может быть непосильной задачей.

Всю свою жизнь я работал с журналистами. Хотя некоторые из них бывают настроены довольно либерально во всем, что касается политики, большинство все же глубоко консервативно и готово противостоять любым переменам. Мне вспоминается, как я переводил редакцию London Sunday Times с печатных машинок на компьютеры. Это было в середине 80-х, и мы тогда установили в редакции совершенно замечательную систему. Когда я в 1997 году увольнялся из газеты, в редакции действовала все та же самая система -- в точности, до последнего проводка. Ни у одного из сотрудников газеты не было электронной почты, никто из них не входил в Интернет. Сеть? Паутина? В редакции все еще считали, что паутина -- это удел пауков. Они проворонили эту революцию только потому, что никто не сумел правильно взглянуть на происходящее.

Этот феномен становится до боли очевидным, если проглядеть размещенные в Интернете сайты газет. Хорошие агентства новостей проникли в Сеть в 1994 году, а количество онлайновых газет по всему миру с тех пор выросло с 20 до 2000. Однако что в большинстве случаев делает газета? Она воспроизводит саму себя, выставляя свою копию на показ в киберпространстве, -- газетные страницы просто наклеиваются на веб-сайт. Я бы не назвал это попыткой предоставить публике необходимые знания.

В опросе, который я организовал совместно с фирмой ActivMedia, -- он известен под названием FutureScapes Survey -- содержался вопрос о том, кто победит и кто проиграет к 2007 году. Для меня не было неожиданностью, что среди тех, кому отвечавшие на вопросы анкеты люди прочили поражение, были названы газеты, бумага, печать/ксерокопирование, радио, телевидение, товарные каталоги, рассылка рекламы по почте и поздравительные открытки. В качестве победителей были названы Web-TV, реклама и, естественно, компьютеры и электроника.

Движение в сторону диверсифицированного контента и знания представляется мне абсолютно осмысленным. Интернет предлагает отдельно взятым людям и сообществам людей, объединенных какими-нибудь общими интересами, практически все, что они могут пожелать. Такая степень доступности информации создает настоящее новое измерение -- измерение, в котором уровень компетентности человека больше не зависит от того, где он находится физически, а лишь от того, имеет ли он доступ к Интернету.

Если мы примем за аксиому тот факт, что наши потребители нуждаются в Знании и что эта потребность останется в ближайшем обозримом будущем неизменной, то как же будет выглядеть это будущее?

Это будет время, когда любой человек с компьютером сможет скачать с его помощью статьи, иллюстрации, видео или аудио по любой интересующей его теме. Он сможет получить эту информацию, когда он этого захочет, и совершенно бесплатно. Через какое-то время искусственный интеллект, параллельный перевод и распознавание голоса сломают последние национальные и языковые барьеры, сделав возможным свободный транснациональный обмен информацией (transnational data acquisition).

Человеку не нужно будет долго и мучительно искать нужные ему данные. Все будет гораздо проще и легче. Эту обязанность возьмут на себя те компании, которые смогут доставлять знания быстро, аккуратно и в той форме, которая будет удобной для потребителя. Ценность информации будет определяться исключительно точностью и своевременностью ее доставки. Данные будут цениться не по первоисточнику, а по тому контент-провайдеру, который их собрал, организовал и доставил.

Ничто из сказанного мною выше не отнимает прав на будущее у газет и телевидения. Обе эти сферы вещания, безусловно, приспособятся к новым экономическим условиям, и век их, по всей видимости, будет гораздо дольше моего. Однако им обеим предстоит столкнуться с серьезной конкуренцией со стороны Инфосферы, и чтобы выжить в этой борьбе, всем традиционным средствам массовой информации придется значительно перестроиться.

Я бы сказал, что все мы, присутствующие сегодня здесь, стоим на границе между тем, что традиционно, и тем, что революционно.

Что касается нашей честности и порядочности, то в этом нам стоит придерживаться традиционных взглядов. Наши представления о качестве работы определенно должны оставаться традиционными. То же самое можно сказать и о нашем уважении к законам, регулирующим борьбу за контроль над рынком.

Однако во всем, что касается технологии или практики ведения бизнеса, нам пора отбросить всю традиционность, ибо Интернет-революция навсегда изменила устоявшиеся правила игры. Эта революция оказывает прямое влияние на все существующие в мире сферы производства, и единственный способ пережить это воздействие -- изменить структуру корпоративного поведения, адаптировав ее к Интернету.

Итак:
1. Инфосфера -- это место для революционеров.
2. Присоединяйтесь к революции или погибайте.



6 FAQСледующий материалКнига отзывов
К оглавлениюПредыдущий материалОбратная связь

Журнал "Интернет". Регистрационное свидетельство Госкомпечати РФ N. 016370 от 16.07.1997 г. Распространяется через сети розничной торговли, через компьютерные сети, а также путем подписки. Мнение редакции по тем или иным вопросам может не всегда совпадать с мнениями авторов. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. Перепечтка или копирование запрещены, при цитировании ссылка на журнал "Интернет" обязательна.
Copyright © 1997-1998 Журнал "Internet"
Copyright © 1997-1998 Netskate
Netskate E-mail: imag@netskate.ru
Телефон: 245-45-84