This page is an archived copy on Gagin.ru personal site




АрхивРеклама в журналеКнига отзывов
ПодпискаВыходные данныеОбратная связь






Гонконг, гангстеры и ФБР


Стоит ли жить с волками?

"Донни Браско" (Donnie Brasco)
США, 1997

Режиссер - Майк Ньюэлл
В ролях: Джонни Депп, Аль Пачино, Майкл Мэдсен
www.spe.sony.com/Pictures/SonyMovies/features/donnie.html

Казалось бы, в романтическом широкополом жанре гангстерского кино, после шедевров Копполы, Скорсезе и Леоне, ловить было уже нечего. В 1972 году смерть Вито Корлеоне и "тема Сицилии" навсегда узаконили жанровый канон жизнеописания итальянской мафии в Нью-Йорке. С тех пор все мы знаем, что "макаронники" - благородные убийцы, умные, не страдающие рефлексией, и, главное, обладающие понятными и "правильными" нравственными принципами (достаточно вспомнить, как Крестный отец отказался участвовать в торговле наркотиками и к чему это привело). Вот уже 25 лет быт итальянского гангстера представляется как нечто в высшей степени эстетическое и приглядное. Отношения между бандитами основаны на крепкой дружбе, а всю неприятную работу делают неприметные "шестерки".

Однако, как справедливо было замечено уже во второй части "Крестного отца", времена меняются. И в 1997 году режиссер Майк Ньюэлл (даже не итальянец!) решился по-новому взглянуть на жизнь коза ностры 70-х.

Сюжет гангстерского фильма "Донни Браско" своим сущест вованием обязан реальным событиям. В основу сценария положена автобиографическая книга Джозефа Пистоне, агента ФБР, который в 70-х годах под именем Донни Браско вошел в доверие к боссам нью-йоркской мафии. Под этим именем Пистоне прожил 6 (!) лет, пока его новые друзья не были посажены за решетку все до единого. Сейчас местонахождение Пистоне неизвестно, равно как и его новое имя, данное ему программой Правительства США по защите свидетелей - мафия оценила его голову в полмиллиона долларов.

Иерархия отношений в нью-йоркском квартале Маленькая Италия крепка и нерушима, однако причиной этому - уже не святые узы католических семейных отношений. Сложная система ответственности и поруки рождает в "кругу своих" безысходную дружбу, незыблемо покоящуюся на чувстве страха. Стареющий, так и не сумевший выслужиться бандит Лефти Руджерро (Аль Пачино - да-да, тот самый Майкл Корлеоне), который больше всего на свете любит смотреть по телевизору передачи про диких животных, введя Браско (Джонни Депп) в "семью" и надеясь найти в нем ученика, друга, и, быть может, некий новый смысл своей неудавшейся жизни, говорит ему: "Если я привел тебя, - я несу за тебя ответственность. Что-то с тобой не так - и мне конец".

С Донни Браско все сильно "не так". Том Сойер, взяв на себя вину Бекки по разглядыванию книжки с неприличными картинками, солгал, и наказание розгами было ему в радость. Лгать нехорошо, но иногда можно, особенно, если понятно, зачем. Донни Браско лгал всем - жене, ФБР, бандитам - и думал, что знает, во имя чего.

В конце концов, Лефти Руджерро, если не врет, собственноручно лишил жизни 26 человек. Однако Лефти стал для Браско другом и отцом, а "свои" - действительно своими. ФБР, почувствовав, что их агент затягивает дело, пришло на помощь. Браско получил 500 долларов, медаль и поздравительную грамоту. Медаль - всего лишь позолоченная, грамота - стандартная, с впечатанным именем. Все искусственное, но и жизнь его с ними разве была настоящей? По лицу Браско фэбээровцы видят, что была. Искусственной жизни не бывает. Англичанин Майк Ньюэлл прославился комедией "Четыре свадьбы и одни похороны". "Донни Браско" - не комедия. И похорон стало немножко больше.


Ги-ри и пи-сто-ле-ты

"Наемный убийца" (The Killer)
Гонконг, 1989

Режиссер - Джон Ву
В ролях: Чен Ю Фат, Дэнни Ли, Салли Йен
www.hardnet.co.uk/madeinhongkong/killer.html

Работник студии: "Мне кажется, у Джона Ву получаются сцены действия..."
Квентин Тарантино: "Ага! А Микеланджело неплохо разрисовывал потолки".

Если термин "культовый" в применении к кинематографу еще не окончательно дискредитирован, то в первую очередь должен быть отнесен к трем фильмам Джона Ву: "Право на жизнь", "Наемный убийца" и "Круто сваренные". В "Наемном убийце" Чен Ю Фат - любимый актер, ближайший друг Ву, или, как говорит сам режиссер, его alter ego - играет профессионального убийцу, который случайно, во время очередной разборки, ослепил выстрелом ни в чем не повинную красавицу-певицу. Починить роговицу глаза стоит денег, и Чен Ю Фат, движимый состраданием, сознанием своей вины, и, быть может, чем-то еще, соглашается совершить свое последнее убийство, чтобы спасти девушку.

Японцы разделяют чувства, определяющие человеческое поведение, на две категории. Первая - Ги-ри - имеет в виду "долг" или "обязанность". Вторая - Нинь-хо - "чувство", подразумевает любой неконтролируемый человеком импульс и выражается в любви, дружбе, жалости, жажде мщения и т.п. Конфликт между Ги-ри и Нинь-хо и обеспечивал развитие сюжета в японских самурайских фильмах 60-х годов. Этот же конфликт лежит и в основе кинематографа Джона Ву (он же обыгрывается и у Квентина Тарантино, правда, в несколько ироническом ключе - вспомните в "Криминальном Чтиве" монолог Винсента Вега в туалете перед зеркалом).

Нам все-таки фильмы Ву покажутся сегодня несколько простоватыми. Нет в них ни психологической глубины Серджо Леоне, ни эстетической метафоричности Копполы, ни интеллектуальной игры братьев Коэнов. Начисто лишенные (само)иронии, они говорят именно то, что хотять сказать. Прямым текстом. Примитивистский героический романтизм, с вытекающей отсюда некоторой одномерностью характеров и, как следствие, всего действия. Кроме того, дает себя знать прошлое режиссера - до первого своего боевика "Право на жизнь" Ву снял бесчисленное множество мелодрам, столь же малоизвестных, сколь и пустых.

Справедливости ради надо заметить, что этот "антиинтеллектуальный" недостаток Ву одновременно является и его достоинством. Фильмы Ву, с одной стороны, лишены той беспочвенной претенциозности, каковой норовит грешить западный кинематограф (фон Трир, Михалков и проч.), с другой -представляют из себя, по сути своей, "абсолютное зрелище". "Наемный убийца" - самый "чистый" фильм Ву. Безусловный король "красивого насилия", Ву снял кино про равенство самураев, про героев-романтиков, волею судеб противостоящих один другому. Один - убийца-наемник, другой - полицейский. "Культовость" Ву, собственно, и заключается в том, что чистота продукта у него находит выражение в глубоком понимании того, как должна быть устроена истинная динамика действия. Сцена, когда во время ежегодного праздника-соревнования гонконгских dragon boats Чен убивает свою последнюю жертву, навсегда вошла в сокровищницу мирового кино.

Ву переехал в Голливуд, где местные продюсеры уже не дают ему развернуться как следует. Гонконг торжественно и безрадостно перешел под юрисдикцию Китая. "Наемный убийца" - уже часть истории. Все вокруг отмечено печатью суровой многозначительности. Кроме Чен Ю Фата, у которого в каждой руке по пистолету. В одной - Ги-ри. В другой - Нинь-хо.

Миша Фишман
fishman@observer.ru



Ваше имя:   E-mail:
Как вам материал?
Хороший   Так себе   Плохой
А длина?
В самый раз   Перебор   Слишком мало  
Ваше мнение:


АрхивСледующий материалКнига отзывов
К оглавлениюПредыдущий материалОбратная связь

Журнал "Интернет". Регистрационное свидетельство Госкомпечати РФ N. 016370 от 16.07.1997 г. Распространяется через сети розничной торговли, через компьютерные сети, а также путем подписки. Мнение редакции по тем или иным вопросам может не всегда совпадать с мнениями авторов. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке ссылка на журнал "Интернет" обязательна.
Copyright © 1997 Журнал "Internet"
Copyright © 1997 Netskate
E-mail: imag@netskate.ru
Телефон: 245-45-84